Вторник, 28 августа 2018 10:29

Бандитский Казахстан: синдром лихих 90-х Избранное

Автор

Убийство известного спортсмена Дениса Тена отчасти открыло скрываемое лицо казахстанской преступности. В СМИ и социальных сетях это вызвало всплеск материалов об этой стороне жизни – преступность в республике на высоком уровне. Однако официальные власти дали понять: никакой реформы правоохранительных органов не будет, у нас все нормально – наблюдается снижение преступности на 10%, пишет Матрица.kz.

За любое преступление можно «откупиться»

При этом – никакого анализа причин преступности, освещения общей криминальной обстановки, ни слова о связи преступности с коррупцией, наоборот, жители сами виноваты – мол, покупаете на рынке ворованное, не защищайте свою собственность – воры могут быть агрессивными. Не говоря об известной «возможности» подачи нужной статистики.

Тем более всем известно стремление правоохранительных органов не регистрировать преступления, снизить их показатели, «квалификацию». Например, в 2015 году случился шокирующий случай в Астане. Возле мусорного бака на территории дачного общества была найдена мертвая девушка со следами телесных повреждений. Возбуждается уголовное дело по факту «оставления человека» (?), а врачебное свидетельство гласит, что девушка умерла от общего переохлаждения организма.

Что означает снижение преступности на 10%? Берется статистика преступлений за прошлый и за этот год и докладывается руководству страны: все нормально – по сравнению с прошлым годом преступность снизилась, и повода для беспокойства нет.

Но если сравнить с советским периодом, то с 1991 года преступность в республике не только значительно выросла. За годы независимости появились малоизвестные или нераспространенные в советское время виды преступлений: рэкет, заказные убийства, наркоторговля, торговля людьми, сутенерство, в том числе с вовлечением несовершеннолетних в проституцию, небывалая коррупция, увеличение преступлений с применением огнестрельного оружия, «черные риэлторы», барымта и т.д. И оснований для самоуспокоения в такой ситуации не должно быть.

Конечно, и в СССР преступность была на высоком уровне, но ряд фактов и признаков говорят не в пользу последних десятилетий – времени независимости. В нашей стране нет масштабных исследований этой «преступной» темы, научного анализа, сравнения, выводов, поэтому причины роста преступности не расследуются, замалчиваются.

По какой причине на государственном уровне не изучается опыт, допустим, Японии, где не воруют, а случайно оставленная вещь найдет своего хозяина? Надо помнить, что в Степи не было тюрем, кроме отдельных зинданов, а юрты не закрывались на замки.

В Сингапуре преступность практически свели к нулю. Эта страна на 3-м месте по международному рейтингу убийств. Начинали с ужесточения ответственности за выброс мусора, курение и переход дороги в неположенных местах, использование жевательной резинки, плевок на тротуар, кормление бродячих животных и птиц и многое другое.

МВД РФ хотя бы признало: в России уровень преступности выше, чем в СССР. Казахстан – не Россия, но и мы оставили далеко позади СССР в преступном «ремесле».

Отличительная черта казахстанской преступности в том, что она нередко тесно связана с коррупцией в правоохранительных органах. Был случай, когда в поселке под Алматы убили женщину, полицейские просили у родственников 3 тысячи долларов за открытие уголовного дела.

Как признался знакомый адвокат, преступников выгодней защищать – они хорошо платят, чем честные и бедные люди.

На самом ли деле казахи, казахстанцы миролюбивы и толерантны? Как тогда в нашей стране миролюбие уживается с ростом преступности, особенно молодежной, детской?

За любое преступление у нас можно «откупиться»: зная этот неписаный «закон», преступники не боятся возмездия. Недаром в нашей стране за последние годы отмечен рост коррупционных преступлений – одна из причин увеличения общей преступности.

В конце 2016 года Казахстан занял 131 место из 176 возможных по уровню коррупции по версии Transparency International. По этому показателю мы близки к России – «преступной» стране. Надо ли говорить, что в странах с наименьшей коррупцией (Дания, Новая Зеландия, Финляндия, Швеция, Швейцария, Норвегия, Сингапур и т.д.) наблюдается и наименьшая преступность?

Даже осужденные судом по статье «Причинение смерти по неосторожности» могут «скосить» срок отбывания в тюрьме, как это случилось с Александром Кузнецовым, которому заменили неотбытый срок наказания – 5 лет лишения свободы – на штраф 1 097 281 тенге.

Причина преступности – безработица?

Когда нет достоверной исчерпывающей информации, статистики, анализа, трудно делать какие-то выводы. Например, ответить на вопрос: почему мы лидируем по детской преступности, ибо не знаем их причин. Что толкает подростка на преступления: отсутствие воспитания, школьный рэкет, бедность, степень безысходности, в которой ему не помогли ни родные, ни школа, ни общество?

У нас стремятся переложить вину только на нерадивых родителей. Тогда зачем 7,5 тысяч психологов и армия полицейских в школах? Почему в советское время в такой мере не наблюдалась детская преступность?

Всякое общественное явление имеет причинно-следственную связь, и как таковому должно быть логическое объяснение. Например, в первой половине 2012 года в Казахстане было зарегистрировано свыше 137 тысяч преступлений, что было почти в 2 раза больше, чем за аналогичный период 2011 года. Причину же зафиксированного общего роста уровня преступности представители силовых структур связали с новой методикой регистрации правонарушений, принятой в рамках реформы правоохранительной системы.

Вроде советская система оценки общей раскрываемости преступлений приводила к утаиванию многих случаев нарушения закона. За 2014 год было снижение особо тяжких преступлений, хотя общее количество правонарушений увеличилось. В 2016 году наблюдалось снижение преступности на 3,5 %.

В любом случае, независимо от методики регистрации правонарушений у нас преступность на высоком уровне. Например, эксперты из комитета Генпрокуратуры по правовой статистике посчитали, что одной из причин роста уровня преступности, возможно, является неэффективное распределение патрульно-постовых служб, проблемы с освещением улиц и отсутствием камер наблюдения в отдаленных районах городов.

Почти половина всех преступлений в Алматы совершается приезжими. 70% всех преступлений в Астане совершаются иногородними и более 80% – безработными. Стало быть, причины экономические, социального неравенства регионов, городских и сельских жителей? Село за годы независимости переживает существенный кризис: экономический, инфраструктурный, кадровый, образовательный и т.д. Такая же ситуация и во многих малых городах.

В самом деле, молодым людям из бедных аулов нет возможности выбиться в люди: везде все платно, по «блату», коррупция, а в селе – безработица. Они едут в города на заработки, где с легкостью могут пополнить ряды безработных, должников, проституток и преступников.

Детская преступность и коррупция

Советская система всевозможных дворцов, клубов, спортивных центров рухнула и восстанавливается очень медленно. Если дети в советское время были заняты в нешкольное время, то ныне они предоставлены сами себе. В итоге вместо советской пионерской сплоченности в наше время – одиночество, отчужденность и озлобленность детей. К тому же многие родители потеряли работу, и в семьях – неблагополучная моральная обстановка.

В Казахстане растет детская преступность. Нынешние подростки отличаются особой жестокостью. Преступления с применением оружия среди детей выросли за последние годы в 8 раз! В советское время такие сведения взорвали бы страну, у нас же – это дежурная информация. Как и о росте детской проституции.

Мы не заметили, как в школы и вузы «зашел» рэкет. Поборы в школах со стороны старшеклассников, а также в колледжах, вузах – это стало системой по всей стране! Безденежье родителей, их апатия к своим детям: в итоге безысходность бедных детей нередко приводит к суицидам или к кровавой мести. Мы не заметили, какие жестокие нравы царят не только в обществе взрослых, но в школах и вузах.

В Министерстве образования и науки наверняка не знают о многих школьных «детских играх». Например, мальчики устраивают между собой «бойцовские» поединки на кулаках, по итогам которых слабаки чуть ли не становятся изгоями. Участились драки и между девочками.

Эти «игры» говорят об отсутствии или неразвитости бесплатных школьных секций и кружков, здоровой атмосферы, ценностной ориентации подростков, морально-этического воспитания. Эти «забавы» нередко перемешиваются с насилиями сексуального характера, многие случаи которых остаются не известными. В советское время за изнасилования давали большой срок. Сейчас, если и дают, то малый, а сутенеры, которые вовлекают школьниц в проституцию, нередко получают условные сроки (!).

Крутая вседозволенность или как мы дожили до такой жизни?

В Казахстане воруют все: чиновники, банкиры, хакеры, строители, барымтачи, профессиональные воры, простые карманники и т.д. Недаром воровство составляет 64% всех преступлений. Ведь воровские дела не только преобладают, но к тому же воров не хватают за руку – раскрывается лишь одна четверть всех краж.

Если мы посмотрим статистику зарегистрированных преступлений за годы независимости, то их пик приходится на лихие 90-ые годы: наибольшее количество преступлений было в 1993 году – 206 006. Многие бывшие рэкетиры впоследствии стали бизнесменами, предпринимателями. Затем с каждым годом наблюдалось постепенное снижение до 139 431 преступления в 1999 году. С 2000 года вновь шло увеличение, в 2001 году – уже 152 168, в последующие годы – незначительное понижение.

И неожиданно в 2011 году рекордный рост – 206 800, обогнав лихие 90-ые! Недаром в СМИ писали о возврате преступности 90-х годов. А может всплеск преступности был связан с началом работы Таможенного союза – «союзный» криминал предпочел Казахстан с его неэффективными и коррупционными правоохранительными структурами? Или с новым ростом коррупции и безработицы?

К этому добавьте «касту избранных и неподсудных», некоторые представители которой открыто заявляют: «Что вы можете со мной сделать?», если даже их застали на месте преступления. «Крутизна» «избранных» проявляется не только в судебных делах. Распространенное явление «крутизны» можно часто наблюдать на дорогах городов, особенно Алматы, оно даже получило название – «усеновщина».

Лидерами по зарегистрированным правонарушениям, по данным Комитета по правовой статистике Генпрокуратуры, являются Алматы и Астана, по областям: Костанайская, Западно-Казахстанская, Восточно-Казахстанская, Карагандинская, Акмолинская. А самыми некриминногенными регионами являются Павлодарская и Мангыстауская области.

Большинство краж не раскрывается, что является основной причиной их роста. Куда смотрит полиция? Это чисто риторический вопрос: мы видели, какие большие силы полиции были задействованы для подавления мирных демонстраций, на обход квартир и домов для проверки временной регистрации и т.п. А ведь в советское время велась целенаправленная борьба с карманниками в больших магазинах, на рынках, в общественном транспорте и т.д.

Сейчас же карманные кражи – процветающий и безопасный «бизнес», особенно в общественном транспорте. По некоторым данным, лишь в одном районе Алматы ежедневно воруют 20-30 телефонов, подают заявления 10-15. Проблема становится национальной.

Конечно, воровство как социальное явление имеет советские корни. Но в годы независимости оно приобрело, наряду с другими видами преступлений, невиданный размах и «глубину», если еще учесть увод денежных средств за рубеж. Например, кражи в общественном транспорте, магазинах, на рынках расцвели в «лихие» 90-ые годы и дошли до наших дней, потому что с этим злом правоохранительные органы не борются.

Трудно не согласиться с мнением, что «бандиты лихих 90-х сдавать свои позиции не собираются. Изменилось лишь то, что если раньше главной ударной силой ОПГ были бывшие военные или спортсмены, то сейчас основной упор делается на правоохранителей и чиновников, способных прикрыть в нужный момент».

Можно пунктиром отметить социальные причины роста преступности. Это безработица, социальное расслоение, низкий уровень жизни, ненужность государству, разруха села, коррупция, распад семейных устоев, «обозленное одиночество», алкоголизм, наркомания, несправедливое правосудие, отсутствие общественного ориентира и т.д.

P.S. Версия об убийстве Дениса Тена автоворами трещит по швам. Дело дошло до того, что они не могут поделить «роль убийцы»: то убивал Кудайбергенов (после задержания не только дал признательные показания, но даже указал следствию место, где было спрятано орудие убийство Тена – нож), а Киясов стоял и наблюдал, то Киясов убил (который расплакался на суде). Самое уязвимое: нет ни одного свидетеля (или свидетелей) – ни фамилий, ни фото, ни съемки, все – анонимные.

То же самое с врачами: ни фамилий, ни фото, ни видео, ни документов о действиях врачей скорой помощи (у них противоречивые данные: то множественные ранения, то один роковой удар ножом). Поэтому друзья и родные Дениса Тена ищут очевидцев, владельцев машин, которые были припаркованы 19 июля 2018 года на Курмангазы-Байсеитовой. Практика советских времен по А. Вышинскому – признание обвиняемого есть царица доказательств – вряд ли поможет в этом деле: внимание мировой общественности приковано к нему.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 170 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика