Четверг, 13 сентября 2018 11:51

Айкын Конуров: «Нам нужна новая программа экономического роста» Избранное

Автор

Что происходит с курсом национальной валюты, как работает правительство Бакытжана Сагинтаева и что может стать главным локомотивом развития казахстанской экономики-на эти и другие вопросы редакции информационно-аналитического портала «Rezonans kz.» ответил депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан, лидер Коммунистической Народной партии Казахстана Айкын Ойратович Конуров.

Айкын Ойратович, пошел второй год работы Правительства Бакытжана Сагинтаева. Что вы можете сказать о том как изменилась экономическая политика? Какие можно сделать выводы из текущей ситуации?

Говорить, что экономика Казахстана за эти два года серьезно изменилась не приходится. Продолжаем наблюдать, что нас поддерживают на плаву - повышение мировых цен на нефть и рост нефтедобычи в Казахстане. Исполнение бюджета по доходам и уменьшение дефицита обеспечивается за счет роста ВВП и инвестиций. Можно с удовлетворением отметить, что объем инвестиций в основной капитал, благодаря реализации государственных программ «Нұрлы жол» ииндустриально-инновационного развития увеличился на 5,5%. Но есть и обратная сторона этой медали.

К большому сожалению, на сегодня только пока государственный бюджет становится главным двигателем роста инвестиций и деловой активности. Но в то же время, при таких благоприятных обстоятельствах активы Национального фонда за 2017 год сократились на 4% (941 миллиард тенге), а внешний долг Казахстана вырос почти на 3,9 миллиарда долларов. Это подтверждает то, что экономику не удалось изменить структурно, а новые модели роста используются в недостаточной мере или не так эффективны, как того хочется. Хотя нельзя так же отбрасывать тот факт, что за два года невозможно переломить долгосрочный тренд, когда многие сектора экономики и госаппарат делали ставку на увеличение государственных расходов и доли государства в экономике.

Рост ВВП в 2017 году составил 4%. Позволяет ли нам это далее строить планы по вхождению в ОЭСР и соответствовать 30-ке развитых стран мира?

Задачи, конечно, у нас амбициозные и без них не будет движения вперед, но обективная реальность жестока и абсолютно не хочет «подгоняться» под нашу статистику. Уже давно всем понятно, что таких темпов роста недостаточно для Казахстана, который просто обязан развиваться в опережающем темпе, чтобы соответствовать стандартам стран ОЭСР, как по уровню развития, так и уровню жизни граждан. О чем постоянно говорит Глава государства. Нам всем нужно быть честными самим с собой и не прятаться за красивой статистикой, где экономика Казахстана растет в тенге. К большому сожалению, в долларовом исчислении экономика пока не восстановилась и это является более объективным показателем.

Если в 2017 году ВВП показал максимум, превысив 50 триллионов тенге, то в долларовом исчислении он составил порядка 162 миллиарда, что где то близко к уровню кризисного 2008 года и почти на 40% отстает от уровня 2013 года, который составлял 236 миллиарда «вечнозеленых».

Логично, что и не удалось восстановить ВВП на душу населения в долларах, что сейчас составляет порядка 9 тысяч долларов и в мировом рейтинге держит нас в седьмом десятке. Для сравнения, максимум был зафиксирован в том же 2013 году – 13890 долларов.

Значительно лучшее (50-е место) мы занимаем, если считать ВВП по паритету покупательной способности, позволяющему исключить влияние девальвации. Но даже если рассматривать в этой плоскости, то расчеты не сходятся, ведь цифры и факты – вещь упрямая. В планах Правительства к 2025 году дать рост ВВП по паритету потребительской способности с 25 тысяч (Казахстан) до 35 тысяч долларов на человека, как в странах ОЭСР (Корея, Израиль, Чехия). Рост должен составить порядка 40%,а темпы роста экономики в 2017 – 2021 годы, согласно правительственным прогнозам социально-экономического развития, составят   2,5 - 3,1 %. Как при таких темпах роста планируется достигнуть показателя в 40%? Или правительство рассчитывает, что после 2021 года экономика вдруг взлетит на 36 - 37% за три года? Тоже непонятно.

В весеннем выпуске доклада Всемирного банка об экономике Казахстана прогноз по реальному росту ВВП на 2018 год был пересмотрен в сторону увеличения - с 2,6 процента до 3,7 процента - в связи с улучшением прогнозов по ценам и объемам добычи нефти. Добавляет ли вам это оптимизма?

Да, сегодня мы наблюдаем благоприятную ценовую конъюнктуру на наши экспортные товары на внешних рынках, что неизменно ведет к ускорению экономического роста. Но, к нашему большому сожалению, это не отражается на реальных доходах населения.

Если средняя заработная плата в 2017 году составила 150 тысяч тенге, то ее медианный размер, более приближенный к реальности, составил лишь 83 тысячи тенге. В долларовом выражении среднедушевые номинальные денежные доходы населения достигли почти уровня кризисного 2008 года и составили 250 «вечнозеленых», лучший же показатель был зарегистрирован официальной статистикой в 2013 году и составил 371 доллар США.

Все мы понимаем, что это серьезно ограничивает возможности экономического роста за счет увеличения внутреннего потребления. Это означает, что расти внутреннему потреблению просто неоткуда. Напротив, оно будет несколько сокращаться, учитывая, что за прошлый год отмечалось снижение валютных банковских вкладов – сбережения снимались для компенсации падающих доходов.

Глава государства на заседании Совета безопасности подчеркнул, что вся работа государства должны быть направлена на повышение доходов населения. Наша партия всецело поддерживает такую позицию и считает, что именно это должно быть ключевым критерием, ведь с бедным населением обеспечить развитие экономики не получится.

Также есть вопросы и к качеству планирования, особенно тех целевых показателей, которые закладываются в бюджетных программах. Очевидно, что часть из них не связана с повышением реального уровня жизни граждан. В этой связи есть необходимость пересмотреть систему индикаторов.

Мы сейчас видим, как в стране реализуется программа продуктивной занятости и массового предпринимательства. По вашему мнению, насколько успешно государство развивает продуктивную занятость?

Мы видим, что Правительство начинает с обучения кадров, где только школьное образование имеют 50% из 2,1 миллиона «самозанятых» и 32% из 442 тысяч безработных. Понятно, что без профессиональной подготовки, они не смогут заниматься высокопродуктивным, квалифицированным и хорошо оплачиваемым трудом.

Поэтому сейчас проводится массовое обучение людей либо востребованным профессиям – чтобы найти работу, либо основам предпринимательства – чтобы открыть свое дело. В планах к 2025 году появление порядка 500 тысяч новых предпринимателей, но такой подход вызывает больше вопросов. Человека можно обучить основам ведения бизнеса, но это не гарантия, что он станет бизнесменом. Согласно мировому опыту, 50% «стартапов» закрывается уже в первый год, в следующие 2-3 года сворачивается еще 90%, а пятилетие смогут отметить лишь 3% новых предприятий. Согласно этим расчетам, с населением в 18 млн. человек создать 500 тыс. бизнесменов к 2025 году, обучив безработных на кратких курсах и выдав им микрокредиты, мягко говоря, наивно.

Так же не добавляют оптимизма итоги проверки Генеральной прокуратуры, которая выявила хищения при реализации программы занятости.

В результате обнаружилось неэффективное использование 10,5 млрд. тенге, хищение 1 млрд. и нецелевое использование кредитов в сумме 553 млн. тенге.

Как уже отмечалось не раз, проблема нашей экономики - непонимание рынка или невозможность зайти на рынок, что происходит, как на уровне малого бизнеса, так и у крупных квазигосударственных и частных компаний.

Как показывает практика, малый бизнес маркетингом почти не занимается и, зачастую, мы наблюдаем, что от появления вывески – «мы открылись» и до - «распродажа, в связи с закрытием» проходит чуть меньше года.

Сейчас мы видим, что многое в этой сфере делается ситуативно, с очень коротким горизонтом, а потому и появляются прогнозы о полумиллионе новых бизнесменов.

Так же возникают вполне резонные вопросы. Кем и как у нас сейчас отбираются перспективные отрасли и востребованные профессии, чтобы обучать безработных? Как и кем прогнозируется спрос на специальности на несколько лет вперед?

Наше мнение заключается в том, что развивать массово малый бизнес сейчас можно только на основе кластеров вокруг новых, быстро растущих крупных предприятий. Коммунисты считают, что нам нужна новая программа экономического роста, куда и должна быть интегрирована программа продуктивной занятости населения. Пока этого не произойдет, мы не ожидаем должного эффекта для экономики от действующей программы продуктивной занятости.

Вы неоднократно в своих статьях и публичных выступлениях говорили о необходимости возрождения сельского хозяйства и повышении уровня жизни населения, проживающего на сельских территориях. Какие меры, на Ваш взгляд, должно предпринять правительство для осуществления данных задач?

В продолжение темы новой программы экономического роста. Президент уже давно обозначил, что драйвером экономического роста видит сельское хозяйство. Сейчас мы видим, как активно взялся за реализацию обновленной программы развития АПК новый Министр сельского хозяйства и его команда. Особо радует статус вице-премьера, ведь он дает Умирзаку Шукееву дополнительные возможности для реализации задуманного. Думаю, что и законопроект по развитию АПК, который должен быть принят в Парламенте до конца этого года, придаст динамики процессу интенсификации нашего АПК. Ведь именно надежды на устойчивое развитие экономики, обретение ею фундаментальной силы связаны у многих с агропромышленным комплексом. Речь идет не только о сельском хозяйстве, но также о пищевой промышленности, строительстве инфраструктуры хранения аграрной продукции, ее доставки на зарубежные рынки, промышленности, связанной с выпуском удобрений, кормов, оборудования, сельхозтехники, услугах по цифровизации агропрома, развитии аграрной науки.

По ширине и глубине проникновения в экономику и охвату занятого населения эта отрасль не имеет равных. Хорошо, что это поняли и медленно, но верно запускают процессы. Ведь только если именно так определить ее значение и начать относиться к АПК, как системообразующему элементу экономики, то можно добиться результатов.

Мы видели много программ развития АПК, каждая из которых отличалась узостью поставленных задач, «заточенных» под освоение денежных средств, и потому не приносила никакого эффекта и неоднократно критиковали досрочную смену программ, не оправдавших себя.

Пока мы топтались на месте, настоящий рывок в сфере АПК, благодаря системным вливаниям в сельскохозяйственные технологии сделали наши соседи. Китай, Россия, Беларусь, Узбекистан последовательно наращивают экспорт продукции АПК и осваивают новые ниши. Казахстан тоже двигался в этом направлении, но, скорее, по инерции.

Мы видим, что за первое полугодие нынешнего года производство продукции в сельском хозяйстве росло темпами, сопоставимым с общим уровнем по экономике - 4%. Но по отраслям картина очень неоднозначная, быстрый рост отмечался лишь в птицеводстве.

Сейчас государственная политика в этой сфере вновь меняется, и обновленная госпрограмма вселяет определенные надежды, поскольку содержит, наконец, целостное и реалистичное видение отрасли. Она объединяет программы развития определенных отраслей, по которым поставлены конкретные задачи по замещению импорта и выходу на экспортные рынки, которые, кстати, постоянно растут.

Кроме того, программа содержит блок межотраслевых вопросов - от цифровизации до развития сельских территорий, - логично связанных с отраслевыми программами, ориентированных на их задачи. Вместо набора разрозненных мер сейчас мы получаем комплексное видение, где вопросы АПК и села рассматриваются, как единое целое.

Другое новшество заключается в том, что программа опирается, наконец, на технологические закономерности сельского хозяйства. Такие отрасли, как животноводство, отличают длинным инвестиционным циклом, вложенный капитал здесь невозможно «отбить» за пару лет, поэтому поставлены достаточно длинные, десятилетние горизонты планирования.

Кроме того, программа уходит от искусственного выбора, кто важнее: крупные производители или мелкие. Место в новой модели ней предлагается обеспечить всем, кто хочет работать. И мы уже видим отказ от всеобщей кампании по внедрению кооперативов, которая была абсолютно формализованной. Вместо административного нажима небольшим фермам будут предложены конкретные экономические стимулы – сбыт продукции за счет разворачивания сети переработчиков.

Всё выше перечисленное - это довольно простые на самом деле вещи, но к их осознанию на государственном уровне мы подошли только сейчас. Дело теперь только за реализацией.

Что твориться с курсом национальной валюты и нашей банковской системой? В чем кроются причины нестабильности в данной сфере, которая заставляет волноваться всех казахстанцев?

Сегодня мы наблюдаем ситуацию, когда ФРС США, поднимая процентную ставку, буквально «высушивает» денежные рынки развивающихся государств, что не обошло и страны ЕАЭС. При таком раскладе старшая валюта - доллар США будет перманентно дорожать, что мы сегодня наблюдаем на примере казахстанского тенге, российского рубля, турецкой лиры, индийской рупии. Это негативно отражается на развитии экономик этих стран. Защититься от таких шоков и поддержать реальный сектор экономики наших стран можно. Механизм есть, и он был «обкатан» после второй мировой войны. Многие страны стали выпускать фиатные (необеспеченные) деньги под планы по расширению производств, что позволило поднять разрушенные войной экономики. Поэтому независимая эмиссия своих денег в ЕАЭС - это необходимость.

Как видим, казахстанский тенге медленно, но верно слабеет, курс обвалился уже до двухлетнего минимума и стоимость нефти уже перестала прямо отражаться на курсе тенге, это же касается и курса российского рубля. Что же тогда главное? Основа проблем – это структурная слабость экономики. Несмотря на определенный рост, она остается очень уязвимой, с хрупким финансовым сектором и низким уровнем диверсификации. Естественно, что при таких условиях валюта не может быть сильной. Пора это осознать и перестать искать только внешние причины.

Что может исправить ситуацию? Казалось бы, «локомотивов» для роста экономики избыток. Сырьевой сектор будет оставаться основой бюджетных доходов, но он варится в собственном соку, не давая стимула другим отраслям. Занятость здесь не расширяется, а, скорее, сужается. Неслучайно большая часть социальной напряженности, связанной с трудовыми конфликтами и сокращениями, отмечается именно в горнодобывающем секторе.

Перерабатывающая сфера не оправдала завышенных ожиданий, связанных с индустриализацией и «хайп» вокруг программы индустриального развития постепенно стихает. И хотя новые наши объекты продолжают вводиться, уже становится понятно, что качественно структуру экономики они не меняют, ведь внешние рынки для большинства проектов недоступны.

Транспортные проекты помогают наращивать транзит грузов через Казахстан, и выручка от этого направления тоже будет расти. Но экономический эффект для экономики в целом пока так же узок, как новые дороги на фоне казахстанских степей. Занятость на таких проектах, обычно, временная.

В нашем понимании, надежды на устойчивое развитие экономики, обретение ею фундаментальной силы на сегодня можно связывать только с агропромышленным комплексом.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 654 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика