Вторник, 28 августа 2018 10:41

Галина Александровна БАЙМАХАНОВА: «У НАС НИЧЕГО НЕ БУДЕТ, ПОКА НЕ БУДЕТ ГЕОЛОГИИ!» Избранное

Автор

Совсем скоро, после парламентских каникул и поездок по регионам, народные избранники вернутся к работе. Между тем, только в одной прошедшей сессии Мажилиса Парламента РК законотворцы рассмотрели более 90 законопроектов. Как шла работа над нормами законов? Как обуздать растущие коммунальные тарифы? На эти и другие вопросы в интервью порталу «Rezonans.kz» ответила депутат фракции «Народные коммунисты», секретарь Комитета по вопросам экологии и природопользованию Мажилиса Парламента Республики Казахстан Галина БАЙМАХАНОВА.

– Галина Александровна, какой выдалась прошедшая сессия Парламента?

– Сессия была очень трудная, 91 законопроект находился в работе Мажилиса. Мы рассмотрели и направили в Сенат 88, Президент подписал 65. Приняты Таможенный и Налоговый кодексы, Кодекс РК «О недрах и недропользовании» (первый в СНГ), а также многие важные для страны и её будущего законы. Например: «О Совете безопасности Республики Казахстан», «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», «Об оценочной деятельности», «О фонде компенсации потерпевшим», «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». Один из важных законов – об академической и управленческой самостоятельности вузов. Во многие действующие законы внесены существенные изменения и дополнения. Мною поставлен личный рекорд законотворческой работы в рабочих группах по 18 законопроектам, где идёт бурное обсуждение правовых норм, их корректировка и приведение в рабочее состояние. Иногда запятая имеет значение и меняет смысл нормы.

Сегодня жизнь меняется стремительно, и законодательная база должна не только законодательно обеспечивать эти изменения, а порой инициировать их. Действительно, тяжело жить в эпоху перемен. До сих пор кардинально не решена проблема своевременной подготовки и внесения разработчиками в Мажилис одновременно с проектами законов проектов нормативно-правовых актов (НПА). Ведь именно они обеспечивают механизм действия норм закона. Как показывает практика, в них очень много проблемных вопросов и неустойчивых мест, которые могут заблокировать введение правовых новелл или стереть эффект от них. Так, с 29 июня 2018 года вступил в силу Кодекс РК «О недрах и недропользовании», и уже возникает куча проблем, так как не все НПА из 122 необходимых подготовлены. Сам Кодекс о недрах и недропользовании – это надводная часть законодательного айсберга этой сферы, а НПА в виде приказов, инструкций, методических рекомендаций, по сути, являются его подводной частью, обеспечивающей действие закона. Благо, что предусмотрен переходный период в 5 лет.

Параллельно шли Налоговый и Таможенный кодексы – это очень напряженная работа! И, если времени мало, то в законотворчестве возникает множество вопросов. Например, ко мне обратился юрист с просьбой посмотреть Налоговый кодекс (я не входила в эту рабочую группу). Выяснилось, что специальные налоги недропользователей, которые планировалось упростить, в части общераспространённых полезных ископаемых (ОПИ) упростили до примитива, поломав традиционные схемы и классификации и не отразив важные нормы. Так, например, было введено понятие «базовые строительные материалы» вместо «общераспространённых полезных ископаемых» и к ним отнесли лишь глины, пески, песчано-гравийные смеси. Количество действующих по ним контрактов более чем в три раза всех вместе взятых твёрдых и горючих полезных ископаемых. С одной стороны, как такой урезанный перечень пород можно называть базовыми. С другой стороны, есть сложившаяся практика недропользования, в которой общераспространенными называются, как правило, твёрдые полезные ископаемые, широко развитые в верхней части земной коры и на её поверхности, имеющие широкое применение в хозяйственной деятельности человека – промышленности, создании инфраструктуры, АПК. Как правило, это местные ресурсы, обеспечивающие комфорт нашей жизни. Да, это строительные материалы (щебень, песок, глина, известняк, мергель, гипс, гранит и др.), породы для индустриального развития, поваренная соль, торф и пр. Их перечень длинный, дефицита в них нет, так как есть их взаимозаменяемость и многовариантность использования. Однако, в Налоговом кодексе оставили всего 3 наименования ОПИ, назвав их базовыми строительными материалами, а все остальное перекинули в другой перечень (твёрдые полезные ископаемые). То есть, полностью поменяли технологическую цепочку недропользования и вместо облегчения жизни предпринимателей сильно её усложнили! Буквально за три дня нами были внесены изменения по расширению перечня пород и возвращению в Налоговый кодекс традиционного их названия – ОПИ, которое давно употребляется и не только в Казахстане. Когда поправки прошли в Парламенте, только тогда смогла спокойно вздохнуть. Однако, удовлетворения нет, так как размер налога на добычу высок и он будет непосилен многим недропользователям, особенно малому бизнесу. Налоги по ОПИ сразу отражаются на их стоимости, что влечёт удорожание конечной продукции. Например, стоимость строительных материалов составляет 55% стоимости жилья, дорог и т.д. Об этой проблеме было прямо сказано разработчику, но процедура прохождения законопроектов такова, что изменения, касающиеся финансовой модели любого законопроекта требуют времени для повторного прохождения РБК. Поэтому вопросы налогообложения ОПИ будут решаться уже осенью.

– Вы – почётный разведчик недр Казахстана, много лет преподавали в Политехническом институте – КазНТУ им.Сатпаева. Какие проблемы есть сегодня у геологии?

– Проблем в геологии много. Начнём с того, что в Общем классификаторе видов экономической деятельности в РК нет геологической отрасли как таковой. Далее надо определиться с понятийной базой и не воспринимать геологоразведку, как недропользование. Ведь геологи не пользуются недрами, а изучают их и выделяют перспективные участки, которые по мере изучения могут стать месторождениями или быть забракованы. Здесь присутствуют высокие риски, которые государство не берёт на себя. Поэтому оно должно создать максимально привлекательные условия для инвесторов, которые и оплачивают эти риски, учитывая, что на 1000 изученных перспективных участков открывается по статистике 1 месторождение. Следовательно, геологоразведка оценивает и подготавливает объект к недропользованию, предоставляя горнякам и металлургам информацию по геологическим особенностям месторождения и слагающим его рудам, а также условиям производства добычных работ и обогащения руд, т.е. создаёт интеллектуальный продукт (отчёт). И только горняки, осуществляя добычу, пользуются недрами, извлекая из них полезные ископаемые и получая материальный продукт в виде руды.

Но нам – геологам, говорят: нет, вы тоже пользуетесь недрами. Вы же бурите скважины, проходите горные выработки. Хотя скважина – это как укол шприцем в тело человека, а канава – порез. Они предназначены для отбора проб и получения информации. Мы стараемся не нарушать экологию! Да и масштабы другие, но доказать ничего пока невозможно.

Действующие контракты на разведку недр несут значительную налоговую нагрузку и дополнительно в них заложены спецплатежи на НИОКР и обучение специалистов, так как геологоразведка (ГРР) воспринимается как недропользование! Мы говорим: мы – геологи! Однако только сейчас в правительстве и обществе начинает приходить понимает различий между геологией (по сути, наукой) и недропользованием. Поэтому в Кодексах налоговом и о недрах постарались освободить ГРР от этих платежей и надеемся, что новые принципы изучения недр позволят юниорским компаниям приходить в эту сферу и активно проводить ГРР. Только тогда появятся новые инвестиционные объекты.

Специфика проведения геологоразведочных работ требует активного участия государства в этих процессах. Кроме Комитета геологии МИР РК и его структурных подразделений с численностью около 300 специалистов, из которых геологов 20%, развивать стратегическую отрасль, невозможно. Необходимо отдельное Министерство геологии, экологии и картографии. У нас ничего не будет, пока не будет геологии! Являясь президентом «Ассоциации производственных геологических организаций Республики Казахстан» (некоммерческая саморегулируемая отраслевая организация), пытаюсь отстаивать права наших сервисных геологических организаций, за которыми стоят профессионалы геологической отрасли, отсутствующей в справочнике-классификаторе видов экономической деятельности в стране. Вы представьте, в классификаторе есть всё: лесное и рыбное хозяйство, добыча всех видов минерального сырья, а вот геологической съемки и поисков месторождений, геологоразведки – нет. Есть только геологические изыскания при строительстве, и всё. Нет отрасли! И что мы будем добывать лет через 10 – 15? В 1991 году из Министерства геологии сделали Комитет геологии, футболя его из одного министерства в другое. Мы устали просвещать министров, что такое геология и её роль в развитии Казахстана.

Всю собственность у геологии забрали. Когда я прохожу по проспекту Назарбаева в Алматы, то каждый раз у меня чуть ли сердце не разрывается при взгляде на бывшее здание «Южно-Казахстанского территориального геологического управления». Геологической отрасли отводился не один квартал в центре города. Там компактно размещались Министерство, Институт минерального сырья, Институт геологии с их лабораторной, исследовательской и лабораторно-технологической базой, выше – Академия наук. Недалеко ВУЗ. Все было самодостаточно, удобно, взаимосвязано –   производство, наука и образование. Стыдно, но все структурные подразделения Комитета геологии размещены на арендных площадях. И даже Музей геологии в г. Алматы, который в своё время был центром научно-технической информации и профориентационной работы при Мингео КазССР, местные власти не могут оставить в покое на занимаемых музеем площадях, а всё пытаются его выселить, не понимая ценности хранящейся в нём первичной информации и своих выгод в проведении воспитательной и патриотической работы со школьниками и в целом с населением. К тому же, музей – это всегда интересный туристический объект.

Сегодня, казалось бы, территория Казахстана уже изучена и разведана, но время диктует свои требования. Мировая геологическая наука за 30 лет нахождения казахстанской геологии в коме бурно развивалась, поэтому наши геологические данные надо актуализировать на новом витке научного и технологического развития. Тем более, что многие виды минерального сырья в мире уже исчерпаны или будут исчерпаны в ближайшие 10 лет. Идёт борьба за ресурсы. Казахстан по ресурсному потенциалу находится в лучшей ситуации, чем многие другие страны. И мы не должны утратить свои приоритеты, а ещё лучше бы их развивать. Именно это является главным принципом устойчивого развития. Медленно, но в государстве меняются подходы. Смена законодательных основ в недропользовании – этому подтверждение. Сейчас появились новые технические и технологические возможности. Нужна политическая воля и структурные преобразования для концентрации целевых усилий разрозненных родственных отраслей – геологии, геодезии, картографии и экологии, информационные базы которых необходимо совместить и перевести в цифру. Только тогда можно получить синергетический эффект.    

Из-за ликвидации научной системы в области геологии перестал существовать институт подготовки кадров, специалистов в геологии и картографии нам остро не хватает.  

– В интернете периодически звучат споры вокруг аренды Китаем казахстанских земель, размещения в Казахстане китайских заводов. Вы входили в рабочую группу по внесению изменений в Кодекс о земле. Какие изменения были внесены в земельное законодательство?

– Все говорят: зачем иностранцев пускать в Казахстан? Если не будет инвесторов, то рухнет все то благосостояние, которое на сегодняшний день мы наработали. А наработали мы много: заработал Кашаган, Фонд национального благосостояния Казахстана, из которого в тяжелые годы мы брали деньги, а сейчас восстанавливаем средства фонда. Когда земля сдается в аренду инвесторам, то государство пускает эту землю в оборот, если земля будет просто, то нам нечего будет есть.

Что касается аренды земли, то мы же не передаем в собственность ни землю, ни недра. Они передаются в аренду. Я входила в рабочую группу по земельному вопросу, и мы встречались с общественностью из разных регионов республики, которые выступали против присутствия китайцев в Актобе, Уральске, других городах. Люди боялись, что земли распродадут.  

Это не так. Сейчас наводится порядок в государственных структурах, отвечающих за землепользование. Раньше земля давалась в аренду на 49 лет. Затем заставили Минсельхоз посмотреть, кому земля отдана на 49 лет, где эти кадастры, и каково плодородие этих земель? И три года назад внесли изменения в Кодекс о земле, земли должны быть по кадастру разложены. Вот сейчас очень хорошо поступают – открывают обучение в вузах по направлению «Земельный кадастр». Потому что вся территория Казахстана должна быть кодифицирована. Земельные кадастры как раз определяют земли сельхоз назначения, степень плодородия земель, земли городов и населенных пунктов. Совершенствуются генеральные схемы развития населенных пунктов, каждый пункт имеет свою землю.

Китайцам никто ничего не передает. Сейчас уже нет такой нормы – о передаче в аренду на 49 лет. Сейчас дают в аренду на 10 лет. При этом, установлена система контроля за целевым использованием земель. Если вам выдали участок под гражданское строительство, то через 2-3 года проверят. Если вы ничего там не построили, вы эту землю должны вернуть назад государству. Раньше многие заливали фундамент и 10 лет могли не приходить на этот участок. Сейчас такое уже не проходит, многие земли изымаются в государственную собственность. Поступив в государственную собственность, они будут перенаправляться согласно открытого реестра.  

По земле есть механизмы аренды – местные власти проводят аукционы через электронные торги. Другой вопрос, что помимо добычи и аренды надо создавать другое – переработку сельхозпродукции!

– Вопросы вызывает и новая норма закона РК «О жилищных отношениях» о создании обязательного Накопительного фонда для проведения капремонта домов. Нужен ли нам обязательный Накопительный фонд для проведения капитального ремонта жилого фонда и как обуздать коммунальные тарифы?

         – Накопительный фонд нужен, но как он будет формироваться – другой вопрос. Сейчас ничего из госбюджета в сфере ЖКХ делаться не будет, потому что жилье частное. Государство не может постоянно заниматься благотворительностью и ремонтировать частные жилые дома. Оно отвечает в целом за инфраструктуру. Поэтому и создаются такие фонды. Скоро к нам должен войти законопроект по вопросам ЖКХ. Будем работать, и по тарифам тоже. С жалобами на тарифы мы постоянно сталкиваемся. Но есть законодательное регулирование тарифов на уровне республики, а есть местное содержание. Тарифы утверждаются через Антимонопольный комитет, в каждом регионе свои тарифы, и в этом вопросе надо активно работать с маслихатами, акиматами. Мы, коммунисты, против повышения тарифов на коммунальные услуги! Они должны изменяться экономически обоснованно. В целом, мы за широкую социальную поддержку населения и пересмотр всех социальных стандартов.

            

          

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 157 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика