Вторник, 23 октября 2018 15:27

Педофилы и ювеналы идут рука об руку? Избранное

Автор

(История одной семьи в контексте времени)

На протяжении многих веков все традиционные правовые системы мира признавали уникальную роль семьи и родителей в жизни ребенка. Но с некоторых пор, ссылаясь на Конвенцию ООН по правам ребенка, якобы запрещающую физическое наказание ребенка, заговорили о том, что ребенка нужно защищать на уровне государственном, а не семьи. В Казахстане, например, по опыту 51 государства, которые приняли в своем законе запрет насилия над ребенком, собираются приравнять родительский шлепок к насилию над ребенком, и предусмотреть за это наказание вплоть до уголовного.

Югендамт – великий и ужасный

История, в которую попала семья уроженки Казахстана (родилась в Экибастузе), этнической немки Еленой Квиринг, в чем-то схожа с той, что рассказана в материале «Российско-казахстанский семейный киднеппинг, или Почему в нашем обществе господствует право сильного».

Семья Квиринг

Четыре с лишним года назад у ее дочери югендамт (ведомство по делам молодежи в Германии) забрал детей – трехмесячную дочь и двухлетнего сына. Только здесь им в борьбе за детей приходится противостоять с целой государственной системы. Против них и суды, и полиция, но самый главный их противник югендамт.

- В 1995 году, когда на дворе стояли, сами понимаете, какие времена, в Германию потянулись многие казахстанские немцы, - рассказывает она. - Мы с мужем жили тогда в Алтайском крае. Когда развелась с ним, то тоже решила уехать в Германию, где уже жили мои родители, братья и сестры. Если бы я тогда знала, что ждет нас на исторической родине, никогда не переехала бы туда, но тогда мы все думали, что так будет лучше.

Справедливости ради надо сказать, что поначалу все вроде так и было. Я вышла замуж за немца-переселенца из Казахстана, родила еще двоих детей. Муж работал на заводе, у меня в Падеборне (это городок в Северной Вестфалии) был свой маленький бизнес: готовила для свадеб и дней рождении. В общем, все, как у всех: дом- работа-дети.

Ангелина, моя старшая дочь, вышла замуж за местного немца. Родила сына Джейми, потом дочь Эбби. Когда внучке было три месяца, родители заметили, что у нее опухла ножка. Поехали к врачу, тот после рентгена сказал, что у него такое ощущение, как будто ребенка били: у нее треснута косточка. Югендамт или, как его еще называют, - ювенальная юстиция, в тот же час, как только поступил сигнал, забрал обоих детей - и малышку, и ее двухлетнего брата.

У нас в Германии очень большой семейный клан. Все мы работящие, среди нас нет ни наркоманов, ни пьющих. Но свидетельские показания родственников о том, что детей в семье моей дочери никто не бил, не брались во внимание. Мы с мужем просили, чтобы внуков отдали нам. Но нас никто и слушать не стал. Пытались сделать это через суд, а там нам заявили: «А вдруг грудного ребенка избивали именно вы?». Второй аргумент немецкого суда: «У вас слишком хорошие отношения с дочкой, поэтому отдать вам ее детей не можем».

Этот ад тянется уже четыре года. Первые два года мы пытались вернуть детей с помощью местных адвокатов. Ничего не получилось. Потом услышали, что в Вене есть правозащитная организация, которая помогает в таких сложных ситуациях. Они взялись нам помочь, но все осложнилось тем, что дочка забеременела третьим ребенком. По местным законам, его после рождения сразу бы забрали у семьи, которая находится «на карандаше». Что было делать? Мы обратились за защитой в российское посольство, поскольку я сохранила гражданство этой страны. Сначала мы с дочкой уехали в Симферополь. Там у нее родился мальчик Никитка, и она, и он получили российское гражданство. Когда мы собрались вернуться обратно в Германию, где оставались наши семьи, то думали, что нас оставят в покое, но очень сильно ошибались. Муж дочери сообщил, что из суда пришла повестка - забрать третьего ребенка, хотя на него не было документов, тем более - на немецком языке. Инициировано это было югендамтом, услышавшем о рождении малыша. И дочь, конечно же, осталась в Москве, куда переселилась из Симферополя полтора года назад. Туда тоже присылали каких-то судебных приставов по запросу министерства юстиции Германии, но спасибо российским властям – нас не выдали.

Теперь я разрываюсь между Россией и Германией, где у меня остались муж, двое младших детей и внуки. Изъятых малышей поселили по отдельности в немецкие семьи. Когда через два года мы начали интенсивно общаться с российскими СМИ, югендамт передал их в русские семьи, чтобы его не обвинили в русофобстве. Это надо было видеть, как двухлетнюю внучку забирали из второй в ее крохотной жизни семьи: ее отцепляли силой от женщины, которую она уже называла мамой.

Мальчика отдали в семью, где было четверо своих детей. Сейчас ему 6 лет, ему пора идти в школу, но он не пойдет, потому что, как говорят врачи, у него не все в порядке с психикой, хотя он может и читать, и писать.

Внучке еще повезло. Ее сегодняшние опекуны вроде нормальные люди. При встречах мы видим, что она ухоженная, здоровая и веселая. Но у внука, пока разрешали встречаться с ним, мы видели черные запавшие глаза, давно не стриженные волосы, нам сказали, что во сне он кричит. В последнее время социальные органы находят любые причины, чтобы не дать нам встретиться с внуками. Когда с ними хотят увидеться наши родственники, то им вообще запрещают это. Кто вы, мол, такие?

Югендамт мало того, что искалечил души детей, так он еще и семью дочери разрушил – она с мужем на грани развода. Еще бы: она – в Москве, он – в Германии.

Вообще здесь, в Германии, позиции югендамта очень сильны. Ему подчиняются абсолютно все. Если в суде югендамт говорит, что детей надо забрать из семьи, значит, так оно и будет. Никто не пойдет против. Я думаю, что это делается с целью превратить детей в эдаких послушных зомби, которые ничего не хотят и ничего им не надо.

Во-вторых, это бизнес. Тем организациям, которые забирают детей, выделяются огромные деньги для их содержания в приемных семьях.

Таких семей, как наша, в Германии, много! Детей отбирают и у коренных немцев тоже, но они могут обратиться за защитой в местные СМИ и те о них будут говорить. Нам же во всех немецких редакциях говорят, что это не более, чем российская пропаганда, и вообще – мы все придумали. В Германии цензура очень сильная, о неудобных темах там не пишут.

Опять же, если судить по семье коренных немцев Бергфельд, которым организовали очень хорошую информационную поддержку, то огласка мало помогла. Когда решено было изъять всех пятерых детей из семьи, то родителям с тремя младшими удалось бежать в Испанию, где один из детей умер. Когда немецкие власти приехали забирать двоих оставшихся, то убитый горем глава семейства стал искать политическое убежище для остатков своей разрушенной семьи. Нашел его в России, в конце марта Бергфельды уже уехали туда. Но вот вопрос – смогут ли они прижиться в стране с совершенно другим менталитетом, языком и традициями? Сама я уже и не знаю, что делать, как жить дальше. С одной стороны, есть огромное желание вернуться обратно в СНГ – в Россию или Казахстан. С другой, двое других моих детей родились в Германии. Русский язык они знают и дружат в основном с детьми таких же переселенцев, как мы сами, но все равно забрать и увезти их, пока они доучиваются там, я считаю, неправильным. Они сами должны выбирать, где им жить.

Мнение эксперта: «Ключ» в семью

Полный запрет телесных наказаний в семье, по словам историка, генерального директора аналитического центра «Семейная политика РФ» Павла Парфентьева, - фикция. На самом деле в тексте Конвенции ООН по правам ребенка ее нет.

Павел Парфентьев

- В англоязычном мире процедуры криминального правосудия в отношении несовершеннолетних преступников называют обычно термином «ювенальная юстиция», - говорит эксперт. - Когда в России стали активно продвигать технологии международного уровня по «защите детей», то был подготовлен законопроект по ювенальной юстиции, куда авторы включили не только процедуры криминального правосудия, но и ситуации, связанные с защитой прав ребенка на всех уровнях, в том числе и внутри семьи. В этом широком понимании термин и вышел в народ, породив протест против сужения прав родителей под предлогом защиты ребенка. Именно благодаря этому в 2012 году в России и был отклонен закон «О социальном патронате».

Что касается Конвенции ООН о правах ребенка, то она, вопреки общепринятому мнению, пришла не только с Запада. На 70% - это инициатива и творение советской стороны. И когда американские защитники семьи говорят, что ювенальные технологии пришли к ним от нас еще в коммунистический период, в этом есть своя доля правды. Но корни идут куда глубже. В основе многих антисемейных идеологий лежат идеи франкфуртской школы неомарксизма.

Появившись в ХХ веке, как следует из ее названия, в Германии, новое направление марксизма сместило фокус с классовой борьбы на культурную, заявив, что подлинной причиной несвободы и закрепощенности человека являются традиционные культурные ценности. В том числе представления о роли полов, семьи, о правах родителей. Когда началась Вторая мировая война, самые яркие лидеры франкфуртской школы бежали в США. Их с распростертыми объятиями приняли в академическую среду, где они, получив возможность влиять на умы молодежи, основали новые направления общественной мысли. В социальной философии отсюда берет начало идея критического рассмотрения и деконструирования таких традиционных понятий как семья, родители и дети, мужчина и женщина. Цель - освободить людей, сознание которых этими «конструктами» якобы закрепощено.

То есть технологии разрушения семьи под видом защиты детей основаны на идее модифицированной классовой борьбы: первые порабощены властью родителей, последние транслируют старую патриархальную культуру в головы и в личности молодого поколения. А потому детей надо освободить от власти родителей. Это и есть реальная цель ювенальных технологий.

Отмечу: в 30-40 годах ХХ века появлялись вполне нормальные общегуманистические идеи в защиту детей. Уважаемые в советское время мыслители, такие, например, как выдающийся польский педагог Януш Корчак, говорили, что ребенок не должен чрезмерно эксплуатироваться, он имеет право развиваться, получать образование и т.д. Но позже появляется нотка - освободить детей от опеки взрослых. В движении за права детей она исторически очень тесно связана, как ни пугающе это звучит, с педофильским движением в Англии, где в 70-80 годы был поднят вопрос о запрете физических наказании в семье на законодательном уровне.

Семья Ангелины

Логика здесь достаточно простая. Физическое наказание - это серьезный инструмент родительской власти, позволяющий держать ребенка под контролем. На практике в основе запрета родительского наказания лежит не забота о детях, а стремление создать «ключик» для входа в семейную жизнь. Первое движение за запрет физических наказании было тесно связано с начавшимся в 70-х годах движением за права педофилов. В Великобритании тогда была создана правозащитная организация «Педофильский обмен информацией». На тот момент педофилы многими рассматривались наряду с гомосексуалистами как подавляемое меньшинство, а потому к ним относились достаточно терпимо. Грань была проведена только в 80 годы, когда произошла серия серьезных растлении детей, и организации педофилов оказались под запретом. До этого они, чувствуя себя достаточно свободно, распространяли идею о том, что если ребенок этого хочет, то взрослый имеет право сексуального доступа к нему.

Примерно в это же время начинается активное движение на запрет физических наказаний - сначала в школе, а потом в семье. Но если вернуться к его истокам, то цель, конечно же, была не защита интересов ребенка, а освобождение от защиты, которую он всегда имел со стороны семьи. У этого движения есть много разных бенефициаров. Например, транснациональные корпорации, которые в широком смысле этого слова продают роскошь - запрещенные и не запрещенные удовольствия.

Но наука о развитии мозга человека говорит, что до достижения 20-22 лет молодые люди не могут до конца сдерживать необузданные порывы желаний. Им хочется получить, например, немедленно красивую машину, чтобы произвести впечатление на своих товарищей. Что обычно происходит в традиционной культуре в этой ситуации? В семье говорят, что вначале на нее надо заработать, иначе придется расплачиваться много лет за кредит. То, что он прислушался к ее совету, - результат более раннего воспитания, когда в голове формируется уважение к старшему поколению. В 18-20 лет это становится очень мощным защитным фактором. Но если нивелировать фактор влияния старших, то человек оказывается жертвой агрессивного маркетинга, или просто рабом системы. Ему приходиться расплачиваться за свои юношеские порывы в том числе и тем, что он не может завести семью и детей, их ведь надо содержать.

Если брать более серьезные вещи - наркоторговля, порноиндустрия, то в этих сферах еще в большей степени заинтересованы в том, чтобы молодые был полностью свободны от защитного контроля со стороны старших.

Из 3 статьи Конвенции о правах ребенка следует, что, в общем-то любое решение родителей может быть пересмотрено государственными органами «в наилучших интересах ребенка». Это, фактически, мина замедленного действия. Англичанка Джеральдина ван Бюрен, один из составителей черновика этого текста, объясняла, что целью этой статьи является ликвидация ситуации, когда решение родителей в отношении ребенка считается «высшей инстанцией».

Все встает на свои места, если понять, что семья – это залог выживания, свободы и независимости любого народа. Когда крупная зарубежная сила, которая конкурирует с соответствующим пространством (как США, например, много десятилетий подряд конкурировала с СССР), приходит влиять на семейную политику, то наивно было бы думать, что цель этого – просто «сделать нам хорошо». Мне кажется, нужно четко отдавать себе отчет, что одна из задач создания этих организаций в том и состоит, чтобы ликвидировать всякую возможность реальной конкуренции. Для этого, думаю, и создаются структуры, обеспечивающие возможность максимального внешнего управления любым государством.

P.S. Высказанная российским экспертом мнение не отражает точку зрения редакции: наша диалоговая площадка открыта для всех, кто готов вступить в аргументированную дискуссию с оппонентом.

Алматы - Падеборон (Германия) – Москва

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 200 раз

Похожие материалы (по тегу)

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика