Вторник, 10 апреля 2018 11:31

Интервью с Жаксылыком Сабитовым: «Казахстан являлся претендентом номер 1 на гражданскую войну и раскол страны по этнонациональному признаку» Избранное

Автор

Досье «Резонанс.кз»

Сабитов Жаксылык Муратович. Дипломированный политолог, однако сейчас в научном плане занимается в основном вопросами средневековой истории Казахстана, а также вопросами этногенеза тюркских народов, на базе данных популяционной генетики.

- Пожалуй, мы начнем нашу беседу с традиционного вопроса: что повлияло на определение вашего выбора профессии?

- В 1999 году я закончил лицей в Кокшетау и сразу встал вопрос на какую специальность поступать. Я с детства хотел поступить на историка, но при этом в 1999 году впервые в Казахстане стали поступать в университете не через приемные комиссии, а через комплексное тестирование, которое позже было название как ЕНТ. Не понимая новой системы, я решил перестраховаться и поступить на специальность, где конкурс на место был ниже. В моей ситуации необходимо было получать грант на обучение от государства, сами в той ситуации, мы вряд ли бы смогли потянуть оплату обучения в университете. Нас с младшим братом воспитывала одна мама, отец скончался в 1995 году. Поэтому я в 1999 году выбрал специальность «Политология». Оказалось, что мои «перестраховки» были излишними. С моими баллами я бы легко поступил бы и на историка, но «не судьба». В итоге я десять лет отучился в Евразийском Национальном Университете, закончив 5-летний специалитет, 2-летнюю магистратуру и 3-летнюю докторантуру. В итоге я в 2009 году защитил диссертацию по Политическим наукам, но с того времени в основном сменил свой вектор научных интересов и занимаюсь в основном проблемами этнополитической истории Казахстана средних веков (Кыпчаки, Золотая орда, Казахское ханство) и проблемами этногенеза казахов на основе данных популяционной генетики. О том, что я получил политологическое образование я нисколько не жалею, так как политология дала мне понимание научной методологии большинства социальных и гуманитарных наук. Политолог должен понимать, как методологию истории, так и методологию экономистов и социологов.

- На российском Первом канале прошел сериал «Золотая Орда», которая вызвала неоднозначный отклик казахстанской общественности. Как вы лично охарактеризовали бы данный продукт российской кинематографии? Насколько он соответствует исторической действительности, раз в сериале показаны реально жившие ханы Золотой Орды.

- Я бы сказал, что сериал исторически недостоверный, что признают и сами авторы, называя свой «креатив», историческим фэнтези. Моя главная претензия заключается не в том, что фильм недостоверен, а в том, что посредством данного фильма распространяются отдельные исторические мифы, которые заседают в головах общественности. Причем мы видим двойные стандарты в этом сериале. Российская часть персонажей сериала выдумана, в сериале отсутствует Александр Невский живший в тот период, но Ордынская часть персонажей не выдумана. То есть авторы сериала побоялись задеть чувства зрителей, показав не так как нужно Александра Невского (поэтому его нет в сериале), который был канонизирован Русской Православной Церковью, но при этом не побоялись задеть чувства потомков Золотоордынских кочевников, изобразив одного из главного правителей Золотой Орды, Берке как 56-летнего старика (ему было около 40 на тот момент), наркомана, садиста (избивающего свою жену), убийцу (приказал убить отца и братьев своей новой жены) и т.д. Негативное изображение правителей Золотой Орды это долгая культурная традиция, но профессиональные историки, знают этих персонажей гораздо более лучше и эти устаревшие мифы оказываются недостоверными при глубоком изучении биографий правителей Золотой орды. Если бы авторы сериала назвали бы сериал другим именем или хотя бы заменили бы исторические имена на другие нейтральные имена (как было с русскими князьями), к примеру, хана Золотой орды назвали бы просто Темир (Тимур), то претензий было бы гораздо меньше, ведь с выдуманными персонажами вы можете творить что хотите. В той же «Игре престолов» , делали отсылки к войне Алой и Белой Розы, но при этом два главных клана переименовали. Ланкастеры стали прототипом Ланистеров, а Йорки стали прототипом Старков. И никто их не упрекает в исторической недостоверности, так как названия изменены и вообще многое что изменено и события происходят в полностью выдуманной вселенной. Но если персонаж исторический и название продукта отсылает к исторически существовавшему государству необходимо хоть как-то учитывать знания профессиональных историков. Вместо этого мы видим, что авторы фильма вряд ли привлекали историков, занимающихся изучением Золотой Орды. К примеру, в интервью одного консультанта этого сериала, доктора исторических наук Андрея Петровича Богданова, который не известен своими работами по истории Золотой орды, сказано, что хан Берке, злодей, заставлявший всех принимать ислам. Эта глупая мысль неспециалиста по Золотой Орде исторически недостоверна. Такая эмоциональная оценка исторического персонажа без глубокого изучения его биографии не допустима для профессионального историка. Тем более учитывая, что именно при правлении Берке в столице Золотой орды была учреждена особая Сарайская православная епископия. И при этом мы не знаем ни одного факта, когда кто-то в Золотой Орде преследовался по религиозным мотивам в эпоху правления Берке. Так что портрет Берке в этом сериале это осознанная или неосознанная попытка создать новый исторический миф о плохом хане-мусульманине во главе Золотой Орды.

- Существует ли на ваш взгляд политическая подоплека в данном сериале? И почему российские режиссеры обращаются к золотоордынской тематике, например, если вспомнить другой неоднозначный, мягко говоря, фильм «Орда»?

- Я не думаю, что авторы сериала сознательно очерняли некоторых исторических персонажей Золотой Орды. Они просто небрежно отнеслись к этому аспекту своей работы, так как в первую очередь они думали о своей основной российской аудитории, которым транслировался сериал. Поэтому проработка золотоордынских аспектов истории в сериале сделана очень небрежно или вообще не сделана (в случае с Берке, думаю, там была всего лишь ретрансляция уже существующих в стане последователей Л.Н. Гумилева идей, без попыток погружения в историческую науку). С другой стороны, некоторые аспекты в сериале могли быть искажены намеренно. Из исторических источников известно, как русские князья встречали послов из Золотой Орды (причем золотоордынские царевичи никогда не выступали в качестве послов, то есть Менгу-Тимур не мог быть послом как это показано в сериале) и эта картинка вряд ли бы понравилась бы современному российскому зрителю, поэтому встречу русского князя и посла показали, как встречу равных особ, чтобы не задеть чувства зрителей. Но сериал «Золотая Орда» в отличии от фильма «Орда» имеет другое целеполагание. Если фильм «Орда» был прежде всего пропагандистским фильмом, целью которого было описать жизнь святого митрополита Алексия, то цель у сериала «Золотая Орда» другая. Авторы банально хотели заработать на данном материале, не сильно напрягаясь по поводу исторической достоверности и не имея никаких сильных идеологических мотивов.

- В одном из своих интервью, вы говорили, что есть две разных истории: «Национальная история» и «Профессиональная история». Поясните, чем различаются эти две истории.

- Цель «Профессиональной истории» - это установление исторической истины без эмоций, «боления за своих», субъективизма. То есть профессиональный историк как судья, целью которого является установление истины. В то же время у «Национальной истории» другие задачи. Ее цель, посредством исторических событий, исторических персонажей, побед, трагедий и поражений консолидировать народ в единую нацию. Здесь «национальная история» выступает инструментом политиков. Известный британский историк Эрик Хобсбаум отчетливо охарактеризовал роль профессиональных историков для идеологической сферы: «историки для национализма - это то же самое, что сеятели мака в Пакистане для потребителей героина: мы обеспечиваем рынок важнейшим сырьем». Сами профессиональные историки часто отказываются от роли идеологов государственного национализма, ведь они «выращивают мак» (производят историческое знание) не для продажи, а чисто в научных целях. Но государство всегда пользуется отдельными научными открытиями и историческими фактами, если они «политически выгодны». В сфере моих научных интересов находиться именно «профессиональная история» средневекового Казахстана.

- Я так понимаю, из всего спектра политологических тем, для вас наиболее близки исследования национализма и национального строительства? Не могли бы вы охарактеризовать ваше мнение о национализме и национальном строительстве в Казахстане.

- Безусловно. Это очень интересная тема для меня. Сразу стоит отметить, что в академической среде слово национализм несет нейтральный смысл, в то время как в русскоязычном информационном пространстве это слово имеет негативную коннотацию. В англоязычном пространстве Национализм является синонимом слова Патриотизм. У нас же часто путают такие понятия как этнос и нация. С точки зрения науки в Казахстане одна политическая нация, при этом много различных этносов. Весь спор идет по поводу как эту нацию называть. Одни выступают за термин «Казахстанская нация», а другие выступают за термин «qazaq-ская нация». Причем идеологи обоих направления признают, что нация у нас гражданская и охватывает всех граждан нашей страны вне зависимости от этнической принадлежности. Очень интересна здесь позиция государства. Для того чтобы понять эту позицию, необходимо провести исторический экскурс в начало 1990-ых годов. Из всех постсоветских республик по прогнозам западных аналитиков Казахстан являлся претендентом номер 1 на гражданскую войну и раскол страны по этнонациональному признаку. Индекс этнолингвистической фракционализации (показывает этническую неоднородность) в Казахстане был самым высоким среди стран-наследников СССР и был на уровне стран Африки 1960-ых годов. Но все теоретические прогнозы оказались неверны. Казахстан смог избежать раскола страны и сейчас Казахстан смотрится более монолитным и цельным чем четверть века назад. Примененная в 1990-ых годах политика осторожного выжидания и уважения прав разных этносов Казахстана привела к тому, что критический период нашей истории прошел довольно мирно. Сейчас же у нас идут процессы увеличения общей массы казахского населения в структуре населения Казахстана, но процесс построения единой нации не продвигается активно. Складывается впечатление, что политическое руководство продолжает уже проверенную практику осторожной и медленной политики в сфере межнациональных отношений, такая политика подразумевает откладывание на потом активных действий (хотя определенная мелкая активность присутствует) по построению единой нации с задумкой, что демографические процессы среди населения Казахстана приведут к формированию в будущем более гомогенного населения, что укрепит государство без активных процессов в сфере национального строительства, которые, в современном контексте, могут быть поняты враждебно отдельными соседними государствами.

- Помимо истории вы занимаетесь этногенезом казахов. Можете в краткой форме, рассказать о результатах ваших исследований?

- Здесь необходимо отметить, несколько аспектов. Во-первых, казахи в аутосомном плане давно представляют собой единый этногенетический коллектив, в рамках которого нет большой разницы в плане общегенетического портрета между Адайцами с Запада и Найманами с Востока, Аргынами с Севера и Дулатами с Юга. Все эти, а также другие казахские рода в плане «общегенетического портрета» мало чем отличаются друг от друга. Во-вторых, исследуя прямые мужские линии, мы обнаружили, что казахское шежире, к которому в советское время относились довольно скептически, во многом является достоверным источником. В большинстве случаев генетические данные подтверждают данные шежире разных родов. В-третьих, тот этногенетический коллектив, который сейчас мы называем казахами, сложился в 13 веке из смешения двух компонентов: местного кыпчакского и пришлого восточноазиатского (в составе которого были монголы, восточные тюркские племена и др.). Смешавшись эти два компонента дали начало казахского этносу. То есть этногенетический коллектив сложился уже в 13 веке на территории Золотой Орды, а свое название он получил только в 15 веке. В-четвертых, исследования палеоДНК международной группы генетиков показало, что восточные скифы, проживавшие на территории Казахстана (в частности люди из берельских захоронений) в аутосомном плане являются одними из прародителей тюрков кыпчакской подгруппы языков, в частности казахов, кыргызов и т.д. Это главные итоги изучения казахского этногенеза в краткой форме. Чтобы рассказать о всех нюансах этногенеза казахов и всех казахских родов необходимо писать отдельную книгу.

- Спасибо Вам за интервью.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 4455 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика