Четверг, 29 марта 2018 11:29

Химическая кастрация – не панацея от педофилов Избранное

Автор

С 1 января 2018 года в Казахстане законодательно разрешена химическая кастрация педофилов.

Процедура будет применяться после проведения судебно-психиатрической экспертизы либо в тюрьмах, либо в амбулаториях, которые предоставляют психиатрическую помощь (уже освобожденным). За явкой педофилов на инъекции будут следить органы, осуществляющие административный надзор. Кроме того, человеку под адмнадзором выходить из дому можно лишь в определенное время, нельзя посещать общественные места и запрещено общаться с детьми без ведома их родителей.

А как у них?

040268801(1)

В ряде европейских стран педофилам, уже отбывшим срок тюремного заключения, созданы такие условия, когда они соглашаются на химическую кастрацию добровольно. В Великобритании, к примеру, такие правила действуют с августа 2008 года. О том, что это за процедура и какие она имеет последствия, рассказывает оказавшийся в Алматы по делам семейным (супруга – казашка) директор британской компании Medical Genomics, международный эксперт по криминалистическому анализу, автор книги по использованию ДНК-доказательств в рамках английского права Андрей Семиходский. Он твердо убежден, что педофилы сами (?!) должны выбирать для себя наказание.

- Химическая кастрация - не панацея, - утверждает эксперт. - Кроме того, есть определенные этические моменты. Например, в Индонезии, где законодательно ввели принудительную кастрацию всех насильников, врачи заявили, что такая практика идет вразрез с клятвой Гиппократа и другими профессиональными врачебными нормами. Дело в том, что антиандрогены (препараты, используемые для химической кастрации) имеют серьезные побочные эффекты. Не говоря уже об ослаблении эректильной функции и феминизации формы тела, они являются причиной сердечно-сосудистых заболеваний. Так как мотивацией преступного действия насильников детей часто является не удовлетворение полового влечения, а контроль над жертвой (садизм), то принудительное использование антиандрогенов, делающих тело менее «мужским», может наоборот вызвать приступы ярости и агрессии у преступника. Я считаю, что решение проблемы педофилии, как преступления с ярко выраженной биологической компонентой, может быть только комплексным. Мужчины (более 95% осужденных за педофилию именно они), чувствующие влечение к детям, должны иметь возможность анонимного консультирования и лечения, а детей не только нужно лучше защищать, но и обязательно информировать о таком явлении, как педофилия. Что касается законодательства, то система наказания должна быть продумана таким образом, чтобы иметь эффект и на конкретного преступника, и на тип этого преступления в целом.

- Каким образом?

- В одном из последних номеров журнала The Economist опубликована статья о педофилии, которую я рекомендую прочитать всем, кому эта тема интересна. Там рассказывается о причинах этого явления и о практике наказания за него в различных юрисдикциях. В некоторых из них (юрисдикциях) осужденный за это преступление человек может сам выбирать себе наказание - либо химическую кастрацию и нахождение на свободе, либо пожизненное заключение (все-таки общество должно оградить себя от преступника).

- Ничего себе! Педофилам нужно предоставить еще и право выбора?

- Оно должно быть у любого человека, кем бы он ни был. Есть биологические и социальные причины преступности. Если человек стал бомжем и у него нет денег, чтобы купить себе еду, то он либо попрашайничает, что является преступлением в некоторых странах, либо ворует. Другого выхода, чтобы не умереть с голоду, у него нет. Это социальные факторы. Но есть люди, которые биологически предрасположены к совершению преступлений. Относительно педофилии существует две теории - биологическая и социальная. Большинство ученых сходятся во мнении, что это врожденная сексуальная ориентация, сформированная еще в утробе матери. Исследования мозга нормальных людей и педофилов также показали значимые различия в нейронных связях в определенных участках мозга. Тяга к противоположному полу сидит в наших головах на уровне рефлекса (с эволюционной точки зрения, мужчина и женщина ищут сексуального партнера с целью оставить потомство), но у педофилов идет сбой. Многие люди, испытывающие половое влечение к детям, отдают себе отчет в том, что любой сексуальный контакт с ребёнком - преступление. Я считаю, что они должны иметь возможность конфиденциально обращаться к психологам и сексологам, чтобы те помогли им держать под контролем это влечение, прибегая пусть даже и к химической кастрации.

Поймай меня

- Поскольку вы тесно соприкасаетесь с генами, то какую роль играют они в совершении не только этого, но и любого другого преступления?

- Чем больше мы изучаем биологическую природу преступности и антисоциального поведения, тем больше сталкиваемся с необходимостью пересмотра этой гипотезы. У родителей-преступников рождаются абсолютно законопослушные дети и, наоборот, ребёнок, выросший в благополучной семье, вдруг совершает страшное преступление. Словом, на то, что человек может стать преступником, влияет все – генетика, семья, школа, социальная среда, возможность реализации в обществе. Государство несет прямую ответственность за уровень преступности в стране, и не только путем создания эффективной системы правопорядка и правосудия, но, в первую очередь - хороших условий для самореализации человека. Страны с низким уровнем безработицы имеют наименьший уровень преступности. Так что прежде, чем винить гены, давайте улучшим уровень жизни в стране, а потом будем искать виновных.

- Во многих странах существуют нормы, обеспечивающие законность использования ДНК-доказательств в рамках судебного процесса. Насколько это эффективно?

- При идентификации человека такая доказательная база гораздо выше, чем даже отпечатки пальцев. В Национальной криминалистической базе ДНК Великобритании насчитывается около 500 тысяч образцов с мест преступлений и почти 6 млн. образцов ДНК физических лиц. Иначе говоря, ДНК-профили практически всей криминогенно-активной части населения. Если с места преступления получены ДНК-доказательства, то вероятность идентификации личности преступника путем простого запроса в базу ДНК составляет около 65%! База данных очень актуальна при расследовании таких страшных преступлений, как, например, терроризм, серийные убийства и изнасилование детей, за которые общество постоянно предлагает ввести смертную казнь.

- Кстати, наше общество активно ратует на введение смертной казни. Говорят, что это станет сдерживающим фактором для потенциальных преступников.

- Однозначно – нет. Отличный пример - США, где в одних штатах смертная казнь присутствует, а в других - отменена. Так вот, у вторых - количество тяжких преступлений значительно меньше.

На преступника в качестве сдерживающего фактора действует только одна вещь – поймают, не поймают. Например, в местах, где висят камеры наружного наблюдения, с помощью которых преступника можно легко идентифицировать, преступлении совершается гораздо меньше, хотя полицейских рядом нет.

- А как быть с раскрываемостью ради «галочки»?

- Это есть везде, просто где-то больше, а где-то – меньше. При наличии совершенного законодательства, независимого и справедливого правосудия большинство обвиняемых по преступлениям, раскрытым «ради галочки», будут оправданы судом. В Казахстане, как и во многих других странах постсоветского пространства, судебная система только-только начинает развиваться. В данных условиях введение смертной казни будет само по себе преступлением, так как может быть казнено большое количество невинных людей. Кроме того, не следует забывать, что Казахстан является страной-наблюдателем Совета Европы, а страны-члены этого союза ввели мораторий на смертную казнь или же полностью отменили его. Ну и, конечно, необходимо понимать разницу между наказанием, вынесенным справедливым судом, и местью. Месть – это не юридическая категория, но многие из тех, кто ратует сейчас за введение смертной казни, как раз и руководствуются этим мотивом.

Мы, криминалисты, считаем, что со временем всегда может появиться новая, ранее недоступная информация, полностью опровергающая первоначальный вердикт суда. Возьмем Великобританию, где нет смертной казни. Там бывали случаи, когда человека, приговоренного к пожизненному заключению, отпускали через 20 лет, потому что при помощи новейших методов анализа ДНК доказывали его непричастность к данному преступлению. В Беларуси, единственной, насколько я знаю, постсоветской стране, где до сих пор применяют смертную казнь, приговор приводится в исполнение через несколько месяцев после его вынесения. А в США, где в ряде штатов тоже существует смертная казнь, известно много случаев, когда человека казнили, а потом оказывалось, что он невиновен. Правда, там с момента вынесения смертного приговора до его приведения в исполнение проходит 15-20 лет. В течении этого времени адвокаты приговоренного ищут новые доказательства, подают апелляции, требуя пересмотра дела и т.д. То есть система работает на уменьшение шанса судебной ошибки, и тем не менее они есть. В странах постсоветского пространства процент обвинительных вердиктов близок к 100%. И хотя такого, чтобы 99 из 100 подсудимых были виновны, не бывает, в России, например, в 99% случаях суд выносит обвинительный вердикт, тогда, как в Англии суд присяжных в 34-35% случаях оправдывает подсудимого. Представьте себе, сколько невинных было бы казнено, если бы там существовала смертная казнь?

Кроме этого, против смертной казни есть еще, как это не покажется странным, гуманистические аргументы. Понятно, что преступник должен нести наказание. Но вот парадокс: в ряде штатов США, как я уже говорил, с момента вынесения приговора до его исполнения проходит 15-20 лет. Каждый день человек засыпает с мыслью о том, что завтрашний день может быть последним в его жизни. Это может быть квалифицировано как пытка и издевательство. А издеваться над человеком нельзя. Над любым!

- Но если он убил ребенка!

- За это его нужно наказывать, но не унижать и сводить с ума бесконечным ожиданием.

- И последний вопрос: как вы сами пришли в криминалистику?

- Я заканчивал факультет агрохимии и почвоведения Украинской сельскохозяйственной академии. В Великобританию уехал в 1994 году по программе PhD, где написал диссертацию по молекулярной генетике. Затем сем лет занимался нейрогенетикой и молекулярной генетикой в Манчестерском университете. Оттуда ушел в компанию, которая занималась ДНК-анализами. Часто выступаю (как правило, со стороны защиты) в судах в качестве эксперта по ДНК-доказательствам.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 132 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика