Пятница, 25 января 2019 09:30

Синофобия по-кыргызски: 700 долларов должен каждый гражданин Кыргызстана Китаю Избранное

Автор

Новая волна митингов прокатилась по Бишкеку. Требования протестующих: объявить мораторий на выдачу гражданства Кыргызстана, проверить целевое использование китайских кредитов, отслеживать живущих в Кыргызстане китайских нелегалов. Последней каплей стала информация о "лагерях политического перевоспитания" в Синьцзяне, в которых среди прочих находятся и этнические кыргызы. Экспансия Китая в Центральной Азии очевидна, заваленный китайским дешевым ширпотребом рынок ныне сменили крупные инвестиции из Поднебесной. Власть лояльна к инвесторам, а вот простой народ выступает против.

В чем причины недовольства кыргызских граждан, если они провели три митинга только за последний месяц? Не только в том, что местные девушки выходят замуж за иностранцев, и в стране есть нелегалы из Китая. Проблема глубже - КНР заинтересована в доступе к месторождениям редкоземельных элементов, цветных и драгоценных металлов. В Кыргызстане есть подобные месторождения. Зная проплаченную молчаливость своих чиновников, общество понимает, что китайские компании выпотрошат киргизские недра под чистую, стоит только дать доступ. За экономической экспансией, как правило, следует политическая. Подробнее о кыргызско-китайском взаимодействии можно узнать из ответов авторитетных экспертов. Вопросы, заданные им, звучат так:

  1. В чем причины антикитайских митингов? Можно ли говорить о росте синофобии в кыргызстанском обществе?
  2. Как данные события могут отразиться на двухсторонних отношениях КНР и КР?
  3. Существуют ли сугубо внутриполитические причины данного митинга. Кто стоит за митингующими и с какой целью?

Шестаков

Игорь Шестаков, сопредседатель в Клубе региональных экспертов "Пикир" г.Бишкек:

  1. Митинги начались не сегодня, первые крупные акции протеста против китайского участия в горнорудной отрасли Кыргыстана начали происходить еще в 2010 году. Тогда в разных регионах страны представители местных сообществ достаточно резко реагировали на деятельность компаний, которые принадлежали китайской стороне. События развивались вплоть до поджогов офисов, избиения сотрудников, которые работали или охраняли территорию этих компаний. Подобные акции протеста на локальном уровне уже происходят восемь лет. Тогда это было связано с тем, что местных жителей не устраивало, как китайские предприниматели взаимодействуют с местным сообществом. Требования звучали такие: китайский бизнес нарушает экологические нормы, ведет разработку месторождений исключительно в свою пользу без учёта поддержки регионов. Были акции протеста против работы нефтеперерабатывающего завода «Джунда» города Кара-Балта. Недавно на юге страны было сожжена фабрика, принадлежащая китайским бизнесменам. Последние митинги - продолжение логической цепочки. Я бы не сказал, что всё кыргызское общество охвачено какой-то нелюбовью к Китаю. Если брать официальную позицию, официальные СМИ, то руководство страны за все эти годы относилось к китайской стороне позитивно. Особый акцент ставится на экономическое сотрудничество с Китаем, так как он является кредитором инфраструктурных проектов Кыргызстана. Если на одном уровне Китай – стратегический партнер и союзник, то на общественных резонансных событиях показано, что есть определенный разрыв между официальной точкой зрения и тем, что происходит в обществе. Кыргызстан является должником Китая, внешняя задолженность Поднебесной - полтора миллиарда долларов Китаю. То есть, более 700 долларов США должен каждый гражданин Кыргызстана КНР. Такие факторы не формируют позитивное восприятие. Модернизация Бишкекской ТЭЦ и долг в 500 млн.долларов, которые нужно вернуть позитива также не добавили. Суть в том, что после модернизации в январе ТЭЦ встала, оставив город без тепла. Отсутствие прозрачности совместных проектов для общественности зачастую становятся коррупционными схемами. Все, кто вышел на митинг учитывали все факторы. В числе участников были организации, которые на протяжении нескольких лет активно критикуют китайское присутствие в Кыргызстане. Этот митинг скорее похож на определенный политический заказ. В стране уже начинается предвыборная кампания, и антикитайский тренд будет присутствовать у целой группы политических сил, которые будут бороться за парламентские мандаты в в 2020 году.

2.Пока сложно говорить, как эти митинги отразятся на двусторонних отношениях. На официальном уровне Поднебесная воспринимается, как ключевое государство, оказывающее поддержку и выделяющее кредитные средства на модернизацию инфраструктуры стратегических объектов страны. Получать кредиты достаточно просто, не нужно выполнять массу условий, практически без бюрократических проволочек. Китай не пугают те события, которые происходят в Кыргызстане, и он не особо следит за этической повесткой дня, то есть даёт кредиты, несмотря на все катаклизмы в стране, в том числе две революции. Особенно активно это происходит в рамках проекта «Один пояс – один путь». Китай не ограничит взаимодействие с Кыргызстаном в связи с этими митинговыми страстями. Также КНР не проявляет информационного комплекса. За последние два года в Кыргызстане стало проводиться больше круглых столов, где обсуждается политическая позиция Китая. Сами китайцы при этом ни разу не давали экспертного сопровождения. Сейчас широко обсуждается строительство железной дороги Кыргызстан-Узбекистан-Китай. Власти Кыргызстана опасаются того, как это воспримет общественность. Вероятно, проведут референдум. Информационный вакуум будет заполняться теми политическими силами, которые хотят сформировать повестку дня взаимоотношения с Китаем и которых это не устраивает. Китай - важное стратегическое звено в Центральной Азии, поэтому я не думаю, что Пекин будет сворачивать свои проекты с кыргызской стороной. Но митинги протеста могут негативно сказаться на вопросе введения безвизового режима с Китаем.

  1. Безусловно, причины есть. Я бы не сказал, что только внутриполитические. Опять же за последний месяц в определенных средствах массовой информации стали распространяться новости, что в Китае в исправительных лагерях содержатся этнические кыргызы, которые проживают на территории КНР в Синьцзян-Уйгурском автономном округе. Такой массированный информационный вброс не остался без внимания общественности Кыргызстана. Можно судить по тому, что негативное восприятие среди общественных кругов Кыргызстана привело к политизации этого вопроса. Потому что этнические кыргызы Китая не являются чужими и инородными. Эта повестка сыграла немаловажную роль в формировании антикитайских настроений, были обращения, требующие ответной реакции президента, МИДа, прошло бурное обсуждение в соцсетях. Но в целом митинг не сильно негативно воспринимался, хотя у него немало сторонников. Тема исправительных лагерей каким-то образом появилась в ряде ресурсов (хотя они созданы были не вчера), то есть присутствует определённая политическая игра. Следом поднялась волна негатива, связанная с китайскими кредитами, использованными по нецелевому назначению, иными словами коррупционная составляющая. Учитывая негативную окраску затронутых вопросов, думаю, есть определенная взаимосвязь. Конечно, китайские кредиты не должны стать поводом для уголовных дел, а должны быть поводом для развития экономики страны. Сейчас в Кыргызстане много внимания уделяется борьбе с коррупцией, мы говорим о коррупции, а подразумеваем – распиленные кредиты. В рамках предвыборной кампании оппозиционные силы будут критиковать власть и то, что с Китаем выстраиваются отношения, являющиеся обогащением для определенной части элит, а не для народа. Китайский вопрос будет возникать чаще к дате выборов. В противовес нужна прозрачность кредитов и убеждение в том, что кредитные средства приносят стране пользу. Кто стоит за митингующими? Политические силы, которые будут активно участвовать в предвыборной кампании. Конкретно назвать пока сложно.

Бердаков

Денис Бердаков, политолог, общественный деятель Кыргызстана, эксперт по Центральной Азии:

  1. Можно говорить о проявлении синофобии. Она характерна и для кыргызского общества и казахстанского тоже. И это всегда воспринималось если не как действующая угроза, то как чуждое, инородное. Что сейчас провоцирует эти митинги? Во-первых, первая волна - это просочившаяся и раздутая массовая информация про десятки тысяч человек в исправительных лагерях. Хотя, данная тема ближе к Казахстану. Вторая основная причина – люди банально не доверяют органам государственной власти, нет никакой уверенности, что заключаемые с Китаем проекты соответствуют экологическим, финансовым и другим интересам страны или определенной местности рядом с месторождением или заводом. Поэтому в СМИ частая информация о том, что были нарушены принятые нормы, будь то экология или этика обращения с людьми (межнациональные драки, китайские специалисты не корректны с киргизскими рабочими), нефтеперерабатывающий завод «Джунда», от которого страдает окружающая среда и другие факты. При отсутствии рабочих мест в Кыргызстане, люди видят, что китайские гранты преобладают, то есть крупные китайские кампании трудоустраивают своих граждан, и этот тренд распространен по всему миру. В самом Китае инфраструктурная обеспеченность довольно высокая, особенно дорогами, и им нужно что-то строить, чтобы у них не было массовой безработицы. Уверенность, подогреваемая СМИ, что десятки, а то и сотни тысяч китайцев получили паспорта Кыргызстана, еще и задерживаемые экстремисты, террористы с кыргызстанскими паспортами вызывают недоверие к системе . В регионах Кыргызстана из-за своей бедности и неосведомленности считают, что Китай просто перерожает демографически, и местные девушки выйдут замуж за китайцев. Даже были граждане Кыргызстана из Непала, которые не говорили на кыргызском языке, но паспорта у них были.
  2. Как отразятся митинги? Пока никак, мы видим официальную позицию, где правительство старается любыми способами не раздувать эту тему, всячески мирно подавлять, не перебарщивая. Все понимают, что Китай основной и самый крупный кредитор и грантодатель Кыргызстана. Значительная часть внешнего долга КР (более 40%) принадлежит Китаю. Бюджет дефицитные, высокие выплаты по внешнему долгу, в том числе китайскому, надежды на получение новых структурных проектов и грантов, играют на поддержку любой власти. Например, в Бишкеке большая часть дорог обновляется за счет китайского гранта, это сотни миллионов долларов. Китай еще и мощный торговый партнер. Лишаться этого и хоть каких-то рабочих мест правительство не хочет, потому что рискованно. Дипломаты в Кыргызстане тоже молчат, хотя наблюдают за ситуацией.
  3. Если обиды, недомолвки, которые есть у населения, выйдут на следующий уровень, то власти окажутся в нелегком положении. Потому что некоей базовой установкой стало, что власть пусть не националистическая, то крайне национально ориентирована и близка с народом. Если народ в количестве нескольких десятков тысяч человек будет говорить о том, что «мы не хотим грантов, кредитов и просто хотим не пускать китайцев», то сама вертикаль власти будет в затруднении. Но это пока не столь очевидный сценарий. Мы говорим о медийно громких выступлениях, на подобных митингах озвучиваются разные политические требования вплоть до созыва Курултая, запретов на гражданство для китайцев и т.д. Кыргызстан сейчас возвращается в митинговую эпоху, которая была пять лет назад. Для политической системы это в целом неприятно, но приемлемо, и не вызывает пока опасений.
  4. Внутриполитические причины, конечно, есть. На митинге были выдвинуты 12-15 требований, многие из которых даже косвенно не касались Китая. Просто есть внутриполитическая ситуация, политическая конкуренции, она всегда была свойственна Кыргызстану, это его особенность. Есть различные группы влияния, их несколько, пять-шесть, которые находятся в высокой степени лояльности к президенту, есть умеренно неконфликтующие и жесткая оппозиция. Довольно регулярно они меняются местами. Понятно, что речь идет о распределении средств, тех финансовых потоков, которые есть в республике. Здесь функция президента и его команды – максимально точно соблюдать баланс, чтобы значительному количеству групп хоть что-то доставалось из дележки государственного пирога по распределению влияния финансовых сфер. Это обеспечивает первую ступень стабильности политической системы, как и во многих странах. У нас в Кыргызстане всё происходит несколько ярче, в открытом формате, не подковёрно. Поэтому если мы говорим о внутренней подоплеке митинга, то любой митинг у нас, даже если изначально не был кем-то создан, то узрев в нём потенциал, идею, пробный шар, сразу же становится очевидной или неочевидной политической повесткой, которая шире обкатывается и раскачивается в регионах.
Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 412 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика