Вторник, 04 декабря 2018 11:50

Президенту Кыргызстана угрожает импичмент, или почему индекс коррупции в Кыргызстане остается высоким Избранное

Автор

24 ноября 2018 года Кыргызстан, ближайший наш сосед, отметил годовщину президентства Сооранбая Жээнбекова. За это время, по мнению, наблюдателей, в стране изменилось многое. Во власть пришли новые люди, СМИ стали более свободными, однако индекс коррупции остается по-прежнему высоким.

Алмазбек Атамбаев, Раим-миллион и свобода слова

- За год полностью поменялся истеблишмент, все бывшие соратники экс-президента Атамбаева пересажены. - утверждает Азамат Аттокуров, эксперт из Бишкека, специалист в области государственного и муниципального управления. - Это без малого три десятка человек. Два бывших премьера, мэр города и другие. Удивительно, но сейчас в правительстве появились министры, которые не являются родственниками или приближенными людьми нового президента или членами правящей социал-демократической партии. Например, министром труда и социального развития стал 44-летний Улукбек Кочкоров. Когда он участвовал в президентских выборах, то нынешний президент пообещал, что когда придет к власти, то обязательно позовет его в свою команду. И Жээнбеков сдержал свое слово. Пост министра иностранных дел занял бывший посол в Японии, 41-летний Чынгызбек Айдарбеков, министра культуры, информации и туризма - 35-летний Азамат Джамангулов. Люди расценивают их приход во власть как свежий и очень позитивный ветер. Но вместе с тем народ недоволен, что серый кардинал, бывший глава республиканской таможни Раимбек Матраимов по прозвищу Раим-миллион, по слухам, контролирует не только денежные потоки с таможни, но и активно вовлечен в политические процессы в стране.

- А не превратятся ли новые министры через год-два в таких же коррупционеров, как и их предшественники?

- Их относительная молодость, конечно, не панацея от коррупции, но они не замешаны в нелицеприятных скандалах. Проблема в другом – коррупционная система, построенная Аскаром Акаевым, жива и процветает до сих пор. Благодаря ей покупают у людей голоса на выборах, потом «дают» все выше и выше, и так до президента. В глобальном рейтинге восприятия коррупции Кыргызстан занял в этом году 135-е место из 180. И сейчас главный вопрос, стоящий на повестке дня - хватит ли у нового президента воли сломать хребет коррупции?

- Почему индекс коррупции в вашей стране остается неизменно высоким, несмотря на цветные революции?

- Потому что при смене верховной власти среднее звено бюрократии остается прежним. Большинство начальников управлений, департаментов и отделов в различных министерствах и ведомствах работают десятилетиями. Этих «серых мышей» не видно и не слышно, но они удобные, именно на них держатся все коррупционные схемы.

- А каков сегодня рейтинг свободы слова в Кыргызстане?

- Алмазбек Атамбаев задушил в свое время независимую прессу миллионными исками. В итоге всякая критика в адрес власти прекратилась. Нынешний президент охотно идет на контакт со СМИ, иски его предшественника к журналистам и изданиям, где они работают, признаны недействительными. В общем, со свободой слова в Кыргызстане сегодня все более или менее нормализуется и пресса начинает оказывать очень сильное влияние на общественное сознание. На днях, к примеру, некий горожанин убил из пневматического оружия кошку. После поднятого газетой «Вечерний Бишкек» шума прокуратура отреагировала: убийцу животного закрыли в СИЗО. До этого была убита породистая собака, - виновного осудили на три года, да еще и присудили огромный штраф.

Сейчас идет большой скандал, связанный с именем действующего президента. Правозащитник Нурбек Токтакунов опубликовал на своей страничке в Фейсбуке бюджет его предвыборной кампании. Оказывается, Сооронбай Жнэнбеков превысил его намного: закон допускал до $2,5 млн, а у него ушло $24 млн. Вполне возможно, что если данные, представленные правозащитником, достоверны, это может стать поводом для объявления импичмента президенту. Имя председателя Нацбанка Толкунбека Абдыгулова тоже сейчас стало часто мелькать в прессе. Благодаря этому профессионалу курс сома более или менее стабилен. Но сейчас те, кто копает и под него, обвиняют его в том, что ему списали ссуду в размере 5 млн сомов (около 70 тысяч долларов). При этом все понимают, что Абдыгулову замены в стране пока нет.

Рабыни телом и душой

- А как с правами женщин? Как вы думаете, обязательно ли их присутствие в политике?

- Конечно же! Если их нет, то вопросы социального характера отойдут на 5-ый -6-ой план. У нас в парламенте около 18% женщин (хотя по закону должно быть не менее 33%), в муниципальных органах выборной власти меньше 12%, а женщин, глав сельских управ, – всего лишь 2%. Все они, как правило, больше одного срока не находятся на выборной должности. Потом их снова заменяют мужчинами. Последние так долго диктовали свои правила игры обществу, что так просто свои позиции не сдадут. Как же! Это ведь так удобно, когда она дома: ею можно командовать, она ни на что не претендует, потому что полностью зависима от мужчины. А тут вдруг женщины вместо того, чтобы варить обеды, выходят из дому и вовлекаются в процесс управления.

Кыргызстан является, с одной стороны, демократичной, а с другой – патриархальной, с традиционным укладом жизни, страной. Отец – глава семейства, а женщина почти всегда безмолвна и безропотна. Особенно на юге, где проживает много национальных меньшинств - узбеков и таджиков. Недавно я был в Узбекистане. Там ситуация еще сложнее: в провинциях женщины большей частью не работают, не могут получить образования, а если разведенная, то в нее кидают камни все, кому не лень.

Я хорошо знаю этот вопрос, так как сфера моей нынешней деятельности - продвижение женского и молодежного предпринимательства. В стране традиционно все ресурсы, и административные, и финансовые, принадлежат мужчинам. Но если женщины займутся бизнесом, они станут более независимыми. Однако обучить их заниматься им (рассказать, где брать сырье, с кем нужно познакомиться в первую очередь и т.д.) - мало. Самое трудное – получить согласие на это родственников. У киргизских женщин очень мощные агенты влияния или сопротивления. Это и матери, и женские комитеты, и имамы, и аксакалы, и мужья.

Поэтому мы и говорим, что если женщина начнет зарабатывать, то она должна иметь свой собственный счет в банке, и тратить деньги в первую очередь на активы, которые принесут доход в будущем, а не пассивы – автомобили, предметы роскоши и так далее.

К сожалению, уровень правовой грамотности очень низкий даже у горожанок. Например, мои соседи построили двухэтажный дом в Бишкеке. Когда я спросил у хозяйки, состоит ли она в законном браке с мужем, то ответ был отрицательным. По ее словам, дом будет оформлен на мужа, с которым она прошла через нике – обряд исламского бракосочетания. Таких супругов в народе обычно называют сожителями, и если что-то случится (разлюбил, увлекся другой и т.д.), то гражданскую жену муж вместе с детьми выставляет за дверь, чаще всего, не помогая в будущем алиментами.

Кстати, что касается алиментов. В Кыргызстане сейчас идет речь о том, чтобы менять законодательство в части его правоприменения для обеспечения минимального уровня средств, необходимого на содержание детей. Пока же кыргызстанские мужчины-алиментщики с помощью липовых справок отделываются от бывшей семьи десятью, двадцатью долларами в месяц, а то и вообще не платят. Минимальный размер алиментов, считают правозащитники, должен быть не менее 50 долларов в месяц на одного ребенка вне зависимости от заработной платы отца. В противном случае вступают в силу штрафные санкции: не выпускают из страны и лишают возможности оформить кредит. Предлагали еще лишать прав на вождение машины, но не получилось – многие зарабатывают на жизнь тем, что таксуют. Невыпускание из страны уже сделано, но оно не работает, потому что бывшую жену удается уговорить на подписание мировой, после чего отец ее детей улетает на заработки в другую страну и его следы теряются.

Рыба, что называется, гниет с головы. У нас есть такой известный многим общественный деятель и бывший депутат Жогоргу Кенеш Турсунбай Бакир-уулу. Ярый приверженец ислама, не пропускающий, наверное, ни одного намаза, он поставил рекорд по заключению гражданских браков. Как только надоедает прежняя жена, берет другую токал. Во всех браках есть дети, но он никому из своих бывших жен не помогает материально. Сейчас ему 60, а очередной гражданской жене, как всегда, - не более 25.

- Девушки соглашаются добровольно на такие союзы?

- Судя по всему - да. Это и есть результат патриархального воспитания и малой образованности. Турсунбай Бакир-уулы – не исключение, многие депутаты имеют токалок. Впрочем, это имеет быть место и у вас тоже. Но ни у нас, ни у вас вслух про это не говорят. Одна моя знакомая родила вне брака троих детей от депутата. Он обычно приходит к ней днем, а ночью уходит к своей законной семье. Она говорит, что ей удобно, потому что он купил ей квартиру, ежемесячно дает на расходы тысячу долларов (средняя зарплата в Бишкеке – 300 долларов). «А если он умрет или уйдет от тебя? – спрашиваю я ее. – На что будешь жить? Ведь ты ни дня нигде не работала». «Там посмотрим», - отвечает девушка. И так – одним днем - живут многие токалки.

Женское лидерство

- Почему вы решили заняться вопросами женского лидерства и феминизма?

- Потому что у меня растут три дочери, я беспокоюсь за их судьбу. Сегодня в Кыргызстане лучше, чем вчера, соблюдаются права женщин, но намного хуже, чем в других развитых странах. Я считаю, что женское лидерство хорошо получается в среде предпринимательства. Если у них появляются финансовые ресурсы, женщины становятся независимыми и перестают терпеть мужчин-деспотов. Следующий шаг – они могут пойти в политику.

По сравнению с советским периодом в странах Центральной Азии увеличилось число разводов. Мужчины пытаются все свалить на «тлетворное» влияние Запада, а на самом деле - жены перестают терпеть хамское к себе отношение, физическое и моральное насилие. Статистика, основанная на соцопросах, показывает, что они, к сожалению, чувствуют себя более счастливыми вне брака.

- А как с изнасилованиями девушек и женщин? Наш министр МВД недавно заявил, что «изнасилование - это не преступление, а конфликт».

- Серьезно?! Нет, у нас все-таки это очень жестко осуждается. Изнасилование однозначно относится к категории тяжких преступлений, СМИ активно поднимают факты, связанные с надругательством над женщинами или детьми. Другое дело, что многие из жертв, к сожалению, не обращаются в полицию, боясь огласки и позора. У нас недавно был ужасный случай, когда 13-летняя девочка забеременела то ли от отчима, то от родного отца. Ни один человек не остался равнодушным к этой истории. Сейчас это дело находится на стадии судебных разбирательств. Обвиняемый в педофилии скорее всего отправится за решетку на долгий срок. Но опять же все будет зависит от матери ребенка: сможет ли она пойти до конца, или опять все закончится «примирением сторон».

- Говорят, в Кыргызстане случаи, связанные с педофилией, стали носить катастрофически масштабный характер. С чем это связано?

- Дело в том, что свыше миллионов кыргызстанцев работают за рубежом – в России и Казахстане. В отношении оставшихся без родительского пригляду детей совершается очень много насилия. При этом в 70-80% случаев детей домогаются люди, которые проживают рядом. Это тайке – дяди со стороны матери и отца, аяш-ата – друзья родителей или соседи.

В Казахстане случаи, связанные с педофилией, не так ярко выражены из-за меньшей миграции населения и, как я предполагаю, из-за менее свободных СМИ. Зато у вас любые виды сексуальных домогательство чаще совершают люди при власти. У нас это реже, поскольку гражданское общество в Кыргызстане, более развитое. И, тем не менее, как бы это парадоксально ни прозвучало, больше всего фактов насилия происходит в государственных структурах. Например, недавно депутат Эльвира Сурабалдиева заявила о том, что в лифте парламента к ней приставал незнакомый мужчина. Можете себе представить, как относятся к другим девушкам, если и с народной избранницей происходят такие вещи? Как показывают опросы, почти каждая сотрудница налоговых структур испытывала на себе сексуальные домогательства со стороны вышестоящего руководства.

Одно успокаивает: в Кыргызстане сегодня работает около 200 активных НПО из 14 тыс. зарегистрированных. Если бы девушки работающие на госслужбе открыто заявляли о домогательствах, то они, опираясь на поддержку СМИ, подняли бы такую шумиху, что даже, находясь в статусе подозреваемых, домогатели, как минимум, оставили бы свои должности. Но, к большому сожалению, у нас очень мало случаев, когда женщины заявляют об этом. А зря: самое главное в борьбе с изнасилованиями и их профилактикой – передача таких случаев огласке.

- Недавно вышел на экраны фильм «Айка». Как народ воспринял картину, где киргизскую женщину-гасарбайтера играет казахская актриса ?

- Как всегда: не посмотрев картину, начали критиковать ее. Особенно сильно рвали на себе рубашки бытовые националисты, но людям думающим, с критическим мышлением, фильм понравился. Сказали, что он отражает наши реалии.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 884 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика