Среда, 20 июня 2018 09:48

Почему укрепление энергетической безопасности ЕС должно предполагать втягивание Казахстана в проекты, призванные подорвать интересы России?! Часть 1 Избранное

Автор

Многолетние наблюдения убеждают нас в том, что западному политическому бомонду определенно не было, и нет никакого дела до подлинных интересов нашей страны

Сайт турецкого телеканала TRT World опубликовал аналитическую статью Люка Коффи под названием «Turkey strengthens energy security of Europe» — «Турция укрепляет энергетическую безопасность Европы», пишет Zonakz.net

В предисловии к ней говорится так: «Турция прилагает усилия для того, чтобы стать энергетическим узловым центром, связывающим Европу и Азию. Теперь же она еще должна сыграть важную роль в формировании архитектуры безопасности и энергоснабжения Евразии».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Этот месяц знаменуется важным для Южного газового коридора событием. Недавно Азербайджан впервые открыл краны Сангачальского терминала — отправной точки Южного газового коридора, находящегося примерно в 45 километрах к югу от Баку.

Южный газовый коридор располагает огромным потенциалом роста в будущем – особенно, если мечты о Транскаспийском газопроводе (ТСГП) могут быть реализованы в целях связывания Европы с основными центрально-азиатскими поставщиками газа через Каспийское море. Объем доказанных и вероятных резервов природного газа Каспийского региона составляет примерно 292 триллиона кубических футов (или 8,26 триллиона кубических метров). Только у одного Туркменистана его имеется столько, что он занимает 4-ое место в мире по величине разведанных газовых запасов.

Каждый кубический метр газа, который Европа может приобрести у Азербайджана, Казахстана или Туркменистана и который доставляется в Европу транзитом через Грузию и Турцию, — это уменьшение в аналогичной мере ее зависимости от России в плане газовых поставок.

Южный газовый коридор запускается в наиболее подходящее для Европы время».

В общем, с газопроводным проектом ЮГК (Южный газовый коридор) получается такая же петрушка, какая вышла с нефтепроводным проектом БТД (Баку-Тбилиси-Джейхан). Спрашивается: почему? Ответ будет таков: потому что так же, как и в случае с вводом в строй нефтяного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, при запуске Южного газового коридора нет сколько-нибудь ясного ответа на вопрос о том, как будет заполнена ресурсная база углеводородной транспортной системы. Но новый проект все-таки запущен. И остается ожидать дальнейшего хода событий.

Южный газовый коридор состоит из трех основных проектов: расширенная и модернизированная версия трубопровода Баку — Тбилиси – Эрзурум (Южно-Кавказского трубопровода — South Caucasus Pipeline – SCP), следующая по территории Азербайджана и Грузии до Турции; Трансанатолийский трубопровод (Trans-Anatolian Natural Gas Pipeline — TANAP), протянутый через всю Турцию с востока на запад до ее границ с Грецией; где его продолжением должен стать Трансадриатический трубопровод (Trans Adriatic Pipeline — TAP), который прокладывается через Грецию, Албанию и Адриатическое море (оффшорная часть) до самой Италии.

Первые два из них уже введены в строй. 29 мая этого года на Сангачальском терминале азербайджанский президент Ильхам Алиев дал старт работе расширенной и модернизированной версии SCP, а 12 июня состоялось торжественное открытие TANAP в турецком городе Эскишехир с участием президентов Азербайджана, Турции и Украины. Запуск же третьего проекта в рамках ЮГК ожидается в 2020 году. Но Южный газовый коридор уже достает до границ Европейского Союза.

Поставки в Турцию (первый этап) через сеть ЮГК ожидаются в совсем скором времени. А транспортировку газа в Грецию (второй этап) по ней планируется начать через год, к июню 2019 года.

Протяженность всех трубопроводов ЮГК должен будет составить порядка 3,5 тысяч километров, а общая стоимость всего проекта оценивается в $45 миллиардов. Речь идет об огромных расстояниях и гигантских расходах.

Проектный объем загрузки для первого этапа трубопровода составляет 10 миллиардов кубометров с возможностью расширения в дальнейшем до 20 миллиардов кубометров. Но возможности Азербайджана в качестве первого и пока единственного поставщика, хотя общие разведанные запасы газа в этой стране составляют 2,832 триллиона кубических метров, весьма ограниченны.

На месторождении «Шах Дениз» добывается около 10 миллиардов кубометров в год. Всего же Азербайджан ежегодно производит немногим более 28 миллиардов кубометров. В обозримом будущем весьма существенно нарастить показатель добычи он не в состоянии.

Поэтому так же, как и в случае с запуском проекта БТД, реализация проекта ЮГК будет выглядеть оправданным только тогда, когда согласятся присоединиться к нему в качестве поставщиков Казахстан и Туркменистан, чьи возможности в этом плане существенно выше.

Имеется в виду вот что. Общие разведанные запасы газа в Казахстане сопоставимы с аналогичными запасами в Азербайджане — 2,407 триллиона кубических метров. А вот показатели его производства тут в 2017 году существенно превышали аналогичные показатели там — 52,9 миллиарда кубометров против 28,5 миллиарда кубометров. К тому же в Казахстане за 4 месяца 2018 года объем добычи газа составил 18,7 миллиарда кубометров, что говорит о неплохих темпах роста производства. Примерно так же можно говорить про возможности Туркменистана в указанном контексте.

Но эти две постсоветские закаспийские республики пока что мало чем могут помочь тем, кто связывает свои интересы с проектом ЮГК. Природный газ в том виде, в каком он добывается, не повезешь, скажем, через Каспий в танкерах и в вагонах-цистернах по железной дороге через Закавказье.

Для этого понадобилось бы сжижать его. Но это сложная и, что самое главное, чрезвычайно затратная технология. В тех географических условиях, в которых находится Казахстан, ее внедрение будет не оправданно. Во всяком случае — в обозримом будущем. А прокладке газопровода по дну моря препятствует остающийся неопределенным правовой статус Каспийского моря.

С другой стороны, даже если будет достигнута договоренность между Азербайджаном и Казахстаном касательно реализации такого проекта вопреки вышеуказанной юридической неопределенности, согласие нашей страны на присоединение к ЮГК, чревато серьезными негативными последствиями. Что тут имеется в виду? Постараемся объяснить.

Для Запада такой шаг Казахстана представлялся бы очень важным с той точки зрения, что он мог бы поощрить соседний Туркменистан к согласию поставлять свое экспортное «голубое топливо» для аналогичного БТД газового трубопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум (Южно-Кавказского трубопровода — South Caucasus Pipeline – SCP), который теперь составляет часть ЮГК.

Благоприятное же отношение Ашхабада к участию в работе проекта Южный газовый коридор может, как представляется, тем скорее сложится, чем быстрее обнаружится безопасность и выгодность для Казахстана практического участия газовых экспортеров нашей страны в нем.

(Продолжение следует)

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 24 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика