Пятница, 15 июня 2018 09:47

Помогут ли талибы стабилизировать Центральную Азию? Избранное

Автор

Самую большую опасность для региона представляют боевики ИГИЛ. А талибы с ними враждуют.

Центральная Азия все больше хочет наладить контакты с «Талибаном» в Афганистане. Особенно после сообщений об успехах весеннего наступления талибов. Парадоксально, но многие считают, что талибы могут помочь всему региону в борьбе с ИГИЛ

Об этом говорится в иностранных СМИ, на которые ссылается портал Stanradar в публикации на эту тему, пишет портал 365 Info

На сегодняшний день власти Афганистана и их союзники не могут купировать последствия весеннего наступления талибов. В том числе, на условном севере страны, вблизи границ со странами Центральной Азии. Вот лишь некоторые эпизоды.

В конце мая афганские СМИ сообщили о переходе под контроль талибов уезда Дашти-Кала. Это в провинции Тахар, на границе с Таджикистаном. В ночь с 10 на 11 июня талибы напали на правительственный КПП в провинции Кундуз. Бой длился всю ночь, афганские силовики понесли значительные потери. Зато нападавшие захватили трофеи в виде бронированных автомобилей.

Ранее талибы атаковали несколько других КПП в той же провинции, также граничащей с Таджикистаном. А 12 июня поступили сообщения о захвате ими уезда в провинции Фарьяб. Этот район граничит уже с Туркменией. Так что становится понятно желание соседних стран наладить собственные связи с «Талибаном». Но в том, что такие связи уже носят постоянный характер, эксперты не сомневаются.

Два уровня контактов с талибами

Как говорит сотрудник Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко, все республики Центральной Азии имеют свои налаженные каналы связи с «Талибаном»

И в первую очередь через свои спецслужбы. Это он рассказал в интервью изданию DW. В руководстве этих служб уже есть некое лобби, которое выступает за взаимодействие с талибами. По его информации, сегодня контакты с талибами осуществляются на двух уровнях. Первый — с катарским офисом «Талибана». Второй — непосредственно с полевыми командирами и влиятельными представителями движения на территории самого Афганистана.

— При этом контакты у Туркмении, Таджикистана и Узбекистана уже можно сопоставлять с Ираном и Пакистаном. Хотя Пакистан, конечно, тут впереди уже потому, что здесь живут семьи ряда лидеров талибов. Страны региона не делают достоянием гласности такие контакты. Тем не менее они сейчас являются обязательным элементом их политики безопасности, — продолжает эксперт.

По его словам, для этих стран приоритетная задача таких связей — прикрытие государственной границы.

Киргизия как «центральноазиатская Швейцария»

— По сбору информации об Афганистане и боевиках самыми эффективными считаются таджикские силовики. Они делают это, в том числе, через каналы связи с талибами. Возможно, это связано с непроверенной, но устойчивой информацией о том, что раненые талибы лечатся в больницах Таджикистана. А здоровые получают через некоторых таджикских бизнесменов оружие и боеприпасы, — сказал Серенко. Хотя добавил, что подтверждающих документов или фотографий

При этом, утверждает эксперт, ни Узбекистан, ни Казахстан таким уровнем связей уже не ограничиваются

— Там продвигается идея создания либо в Астане, либо в Ташкенте переговорной площадки. Задача которой — нахождение компромисса между властями в Кабуле и «Талибаном». А этот уровень контактов уже не сводится к сбору информации. Это — политика с целью повышения своего международного авторитета, — сказал он.

По его словам, интересна и позиция Бишкека. Киргизия, как и Казахстан, не имеет границы с Афганистаном, а также связанных с этим проблем. Тем не менее, активно участвует в контактах в роли «центральноазиатской Швейцарии». Там периодически появляются эмиссары то официальных афганских властей, то талибов. Но Бишкек, считает Серенко, пока не стремится сделать на этом политический капитал.

Талибы против ИГ

В числе прочих важную роль в развитии и использовании связей с «Талибаном» играет Россия. Она видит в них пусть и временного, но союзника против ИГИЛ.

Российский военный эксперт Лев Корольков утверждает следующее:

— Москва исходит из того, что ИГ усиливает свою группировку вблизи границ республик Центральной Азии. Они создают там сильную структуру, а США и власти Афганистана не оказывают должного противодействия. Более того, в самом Афганистане ряд политиков утверждают, что есть факты переброски боевиков ИГ, вооружения и боеприпасов для них на север. Доставка производится на вертолетах без опознавательных знаков. Или, наоборот, вывоза боевиков из зоны боевых действий, когда их положение в бою с талибами выглядит проигрышным.

По его словам, оперативная карта там очень сложная, и сами талибы не представляют собой монолита. Они заключают временные союзы против чужаков, а ИГ — это опасные чужаки.

По его словам, Россия контактирует в согласовании с Китаем. При этом она использует возможности республик Центральной Азии.

— Есть данные о том, что в Герате талибы пробили коридор к границе с Туркменией. Скорее всего, они этот коридор тоже используют, но я не могу ни подтвердить этого, ни опровергнуть. Однако основные контакты осуществляются севернее Герата — в Джаузджане, в Кундузе, в Балхе. У Узбекистана наиболее благоприятные условия для осуществления таких контактов. Хотя Ташкент не может делать это открыто, имея вполне нормальные отношения с правительством Ашрафа Гани, — сказал он.

У президента Ашрафа Гани нет стратегии борьбы с талибами

Идея использовать талибов в качестве силы, способной оттеснить от границы игиловцев, играет, по словам Серенко, определенную роль особенно в Ашхабаде и в Душанбе.

Таджикистан, в отличие от нынешнего Узбекистана и от Казахстана, воспринимает Афганистан как прифронтовое государство

— «Талибан» более известен и понятен нежели, например, структура ИГ в Афганистане, о которой действительно мало что известно, а неопределенность пугает. Контакты же с «Талибаном», ставшим привычным в регионе, как домашние тапочки, психологически приносит успокоение. Хотя убеждение, что талибы в принципе никогда за пределы Амударьи не пойдут, тоже не абсолютно, — уточняет Серенко.

Второй фронт джихада открывается в Казахстане

Однако, по его оценке, в республиках Центральной Азии аналитики не верят в возможность возвращения «Талибана» к власти в Кабуле и именно поэтому готовы использовать контакты с ним для своих нужд. А Лев Корольков подчеркивает, что и Москва, не отрицая контактов с талибами в формулировке «возможно, они были бы полезны», ни в коем случае не желает резкого усиления их политического и военного влияния в Афганистане. Тем более что Россия «при всех нюансах поддерживает с официальным Кабулом вполне приемлемые отношения и имеет там политические и экономические позиции», напоминает Корольков.

Однако и в Москве, и в столицах стран Центральной Азии сейчас признают факт, что у афганского президента Ашрафа Гани отсутствует собственная стратегия борьбы с талибами, которую он давно обещал предъявить и которую местные силовики должны были бы осуществлять, констатирует Серенко.

— Ашраф Гани просто ждет, когда НАТО вновь увеличит свой контингент. Так он может дождаться не только взятия Кундуза, как было год назад осенью, но и штурма Кабула, — заключил эксперт.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 20 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика