Четверг, 14 июня 2018 10:26

Петр Своик. Фрагменты истории власти и оппозиции в Казахстане, нанизанные на собственную жизнь. Часть 22 Избранное

Автор

Как Жакиянов оказался ненужным, Монголия, Нагыз Ак жол, выборы-2007, ОСДП Азат

Редакция с согласия автора публикует отдельные фрагменты книги Петра Своика «Фрагменты истории власти и оппозиции в Казахстане, нанизанные на собственную жизнь». Книга издана осенью 2017 года, пишет Zonakz.net

Из предисловия редактора издания Данияра Ашимбаева:

«…Петр Своик излагает свое видение собственной жизни и связанной с ней новейшей политической истории страны и, сколько угодно не соглашаясь с полученной картиной, ему нельзя отказать в праве это делать. Директор ТЭЦ, депутат Верховного Совета, член правительства – председатель Госкомитета по антимонопольной политике, политик-оппозиционер, член руководства с десяток различных партий и объединений, публицист и – наконец – мемуарист. Тут можно было бы написать, что «автор, мол, подводит черту под своей долгой политической жизнью», но складывается впечатление, что г-н Своик не собирается ни прощаться, ни уходить.

… В конце концов, можно спорить, каким Петр Владимирович был энергетиком, депутатом, министром, политиком, но в таланте публициста, исследователя, аналитика ему не откажешь. Как не откажешь и в праве высказывать со своей колокольни свое мнение, весьма занимательное, хотя и порой обидное.

Но книга получилась, на мой взгляд, очень интересная, содержательная, раскрывающая и личность Петра Своика, и некоторые события новейшей истории, и сам процесс развития демократии по-казахстански».

***

Сначала Жакиянову тоже выделили комнату в офисе ЗСК, он там сколько-то посидел, но проект уже рассыпался, убийство же Алтынбека вообще подвело под ним черту.

Мы с Галымжаном долго советовались, как быть дальше, на базе ясного понимания, что собственно политикой ему заниматься не дадут. Пришли к выводу, что надо попробовать двигаться в гражданском поле, зарегистрировали фонд «Гражданское общество», стали осуществлять разные проекты – интернет-радио, например. Провели по линии ЖКХ международную конференцию, получилось неплохо. Но чем дальше, тем больше начал вырисовываться вопрос: а что в перспективе? Что политическая ситуация теперь консервируется надолго, это ясно. Ясно и то, что само пребывание Жакиянова в Казахстане уже напрягает власть, так у него и вызрело решение уехать.

Галымжан получил разрешение выехать в Китай на лечение. Толен уже переместился в Монголию – поискать, каким серьезным, горнорудным или энергетическим бизнесом можно заняться. Они позвали меня с собой, я с удовольствием согласился на такую перемену деятельности. Объездили страну, заворачивали и на китайские заводы и выставки – было интересно.

Платон Пак, Петр Своик, Маржан Аспандиярова, Бахытжан Мукушев, Гульжан Ергалиева, Шидерты в день освобождения Жакиянова

Улан-Батор – вполне цивильный город, центр так и вообще не отличим от Алматы, например. Много институтов, молодежь ходит такая свежая, современная. Но над городом висит смог хуже Алматы, зимой так и вообще черно. Хотя Монголия – чемпион мира по чистому небу, там облака на небе всего нескольких дней в году и всегда свежий ветер. А дело в том, что внутри столичных микрорайонов – юрты, прямо во дворах стандартных, как у нас, 5-этажных панелек. И все они отапливаются углем. Отсюда и черный дым над солнечно-безоблачной столицей.

Дархан, Эрдэнет, Чойбалсан и еще пара промышленных городов – типовые советские, а вот прочие поселения, включая райцентры – совсем бедны. Баян-Улги, например, столица монгольских казахов – так, наши совхозные усадьбы были презентабельнее.

Летишь над Монголией – вид потрясающий, громадные озера, горы, леса, реки… но пейзаж какой-то неземной, как на другой планете, чего-то не хватает. Потом понимаешь – жизни, обычных человеческих поселений – не видно совсем. Зато дороги видны с любой высоты, они в Монголии самые широкие в мире – много-много «полосные».

Встречались с бывшим премьер-министром Монголии, тогда уже в роли советника государственной горнорудной компании. Он рассказал, как в перестроечные времена, когда молодежь вышла на площадь, они собрали Политбюро и решили не стрелять, а самим ввести демократию. Преобразовали свою партию в демократическую, и периодически находятся то во власти, то в парламентской оппозиции. И еще как они определились с конституционным строем: взяли курс не на президентское, а парламентское правление, причем министрами становятся депутаты. По простому соображению: полновластного президента всегда купят или сломают либо Китай, либо Россия, а всех депутатов раскупить не получится.

Впрочем, про эту удивительную страну надо отдельно рассказывать.

Приехал домой на побывку, а тут сначала Тулеген, потом Булат стали агитировать вернуться – к ним в «Нагыс Ак жол». Убедительно и привлекательно – так скажем. Я говорю Толену и Галымжану: все-таки я слишком много отдал этому безнадежному оппозиционному делу, чтобы просто оставить его в прошлом. Они поняли, отпустили без обид.

Вернулся в Алматы, начал работать в «Нагыс Ак жоле» и, разумеется, продолжил публикации в СМИ, включая регулярные материалы в «Навигаторе». И вот возникает, все более нарастая, проблема: коллеги на это сильно напрягаются. Обычно претензии, что я опять не то пишу, и зачем вообще пишу, вежливо озвучивал Булат: «Петеке, дескать, Вы же не банкир, зачем про банки пишите? Да еще все неправильно пишите!». «Булат, а что именно неправильно? Давай обсудим». Но как раз на обсуждение разговор никогда не выходил, понятно было, что недовольство вызывает не суть мною излагаемого, а, во-первых, сам факт такой моей публичной деятельности и, во-вторых, те не совсем, скажем так, либеральные позиции, с которых это излагается. И еще понятно было, что Булат озвучивает не только собственное недовольство, транслирует и Тулегена, и Ораза.

Напряжение усилилось до того, что я решил сделать перерыв в публикациях и начал, сам для себя, делать аналитическую записку под рабочим названием «Зачем казахским националистам русский шовинист Своик». А я так устроен, что для ясности мысли мне нужен текст: пока не напишу, сам не разберусь. Причем нередко текст сам меня ведет – направляет даже туда, куда не планировал.

(Тут мы с Галымом Абильсиитовым находимся на разных полюсах: у него мышление графическое, у меня – текстуальное. Галым говорит, что, если он может изобразить проблему в виде линий, стрелочек и кружочков с квадратиками, значит, он в ней уже разобрался и может нарисовать и ее решение. А если графика не вырисовывается, проблема пока не прояснена. А у меня – тоже, только с текстом.)

И вот, по мере написания, выясняется, что проблема глубже и шире, чем сформулированное мною заглавие, надо разбираться в самой природе казахской оппозиции – откуда она взялась и какие задачи на самом деле решает. И так я поработал «в стол» что-то около года. И, надо сказать, с большой пользой для себя, во-многом удалось серьезно разобраться, и на качестве всего впоследствии мною написанного (если мне самому дано судить) это тоже сказалось.

Выборы в Мажилис 2007 года еще сохраняли некоторый энтузиазм и стали продолжением оппозиционного объединения «За справедливый Казахстан» – с тем же финальным неуспехом. Поскольку избирательные блоки из закона о выборах были срочно исключены, «Нагыс Ак жол» и образованная Туякбаем Общенациональная социал-демократическая партия составили неформальный избирательный альянс. Следствием чего, кстати, стала острейшая конкуренция офисов той и другой партий практически во всех регионах за места в объединенных избирательных штабах и, соответственно, за доступ к бюджетам.

Я от всей такой байги предпочел дистанцироваться – согласился поездить по регионам, выбрав Караганду и Павлодар. И мы с Платоном на его «Делике» совершили хорошую поездку: побывали в Ерейментау, переночевав прямо в тамошнем лесу из чудесных кривых берез. Проехали вдоль всего канала, а потом дальше Павлодара, по Иртышу, в сторону России, вплоть до границы. Агитировать – да, тоже останавливались во всех запланированных местах, но и просто поездили, поговорили, немножко душу отвели.

С рыбалкой как раз у нас почти ничего не получалось – чужие места. И однажды встреченный под вечер рыбак, нас пожалев, дал двух линей. Платон говорит: «Чудесная рыба, иди, Петя, чисти, я пока ухой займусь». А линей чистить – проклятое дело, чешуя у них мельчайшая и невероятно скользкая, я целый час промучился, пока все ободрал. Возвращаюсь от берега к костру – Платон ругается, что так долго. А когда увидел мою работу – вообще озверел. Линей, оказывается, вообще не чистят, только моют, у них жареная шкура – самая вкусная!

А часть той кампании мы с Булатом Абиловым проводили в Караганде, собирали избирателей по дворам. И на каждом таком собрании обязательно присутствовала пара женщин, задававшая стандартные вопросы: про фонд «Бутя-Капитал» и еще дватри таких же едких. Причем среди акиматовских топиков был и упрек в национализме – я даже не сразу понял, с чего вдруг. Но вот на достаточно большом сходе жильцов в Майкудуке одна такая засланная взяла быка за рога: размахивая, дескать, нашей программой, впрямую напала на Бутю с утверждением, что партия «Нагыз Ак жол» выступает за создание только казахской нации. Булат, конечно, не смутился, а возмутился, назвал мадам провокаторшей, и та сразу сникла, растворилась в толпе.

Успешно отагитировали, садимся в машину, и я потихоньку говорю: «Булат, а ведь она права: в программе это есть». Булат не поверил, пришлось показать пункт «создание казахской политической нации».

Чем дело закончилось? Фразу эту из программы убрали, только и всего.

На той – 2007 года – избирательной кампании точку в своей общественной деятельности поставила Наталья. Ко всякому делу в жизни она относится со всей страстью и ответственностью, и тогда это концентрировалось на организации наблюдения за выборами. У нее за плечами уже было создание

«Республиканской сети независимого наблюдения», опыт международного наблюдения, наработанный авторитет в ЦИКе и в регионах, своя команда, собственные методики, и так они взялись организовывать наблюдение для «Нагыз Ак жола». Но – сильно заискрило между ней и Оразом, в частности – как-то партийное начальство не сумело войти в авторитет перед рекрутированной наблюдательной командой. Но впрямую она ссориться не стала, разве что мне все высказала, в домашней обстановке. С тех пор она с общественной деятельностью завязала, а что о политиках из оппозиции думает – только мне ведомо…

Название «Нагыз Ак жол» слишком очевидно несло в себе обиду за уведенный Байменовым первоначальный «Ак жол», поэтому в начале 2008 года провели съезд по изменению названия, но неосторожно отдали выбор из двух альтернатив: «Азамат» и «Азат» на усмотрение депутатской массы. Большинство сориентировалось как раз на «Азат», с очевидной проекцией на казахский национализм, а не на «Азамат», за которым тоже достаточно очевидно просвечивала межнациональная ориентация. Ну, проголосовали, так проголосовали, стали Демократической партией «Азат».

Все большую силу стала набирать тема объединения и в апреле 2009 мы провели Форум демократической оппозиции, на котором почти всерьез договорились о создании объединительного оргкомитета в составе: Булат Абилов от «Азата», Серикболсын Абдильдин от КПК, Жармахан Туякбай от ОСДП и Владимир Козлов от «Алги». Я как раз зачитывал такую резолюцию, и мне потом половина упомянутых участников пеняла за то, что выдал проект за принятое решение.

Впрочем, союз лебедя, рака и щуки все равно не сложился.

Зато все реальнее стало вырисовываться наше объединение с ОСДП. Провели несколько встреч, с обеих сторон были и противники, но все же договорились. Я, в частности, активно объединение отстаивал, если не для амбиций, а для дела – это однозначно полезно.

Непростой вопрос был с выбором формы, поскольку такой юридической процедуры как слияние партий не предусмотрено. Получалось так, что политически это равноправное объединение, а вот юридически – члены одной партии просто вступают в другую, после чего свою ликвидируют. Причем расклад падал на ОСДП как на материнскую партию. Пришлось преодолевать сомнения и уговаривать коллег на самоликвидацию. И вот в октябре 2009 мы объединительный съезд провели.

Сопредседательство Булата Абилова и Жармахана Туякбая в ОСДП «Азат», да еще при генеральном секретаре Амиржане Косанове было штукой сложной. Это как парный велотрек, когда гонщики со старта едва шевелят педалями, старясь пропустить соперника вперед. Финишный же спурт начался в начале 2011 года, сразу после того, как президент Назарбаев объявил, что будет проведен не референдум по продлению полномочий, а очередные-внеочередные выборы. Булат немедленно объявил о готовности выдвинуться кандидатом, туда же ринулся и член политсовета Уалихан Кайсаров, среди остальных претендентов это вызвало бурю эмоций, не всегда скрываемых. Стало вырабатываться решение – вообще не участвовать в выборах, на которое удалось уговорить и Булата. Не рассориться удалось, договорившись, что уже оглашенное выдвижение Булата Абилова ОСДП «Азат» единогласно поддерживает, и, если бы выборы были не такими, а справедливыми – наш кандидат в них, конечно, участвовал бы. А так – извините…

Провели предвыборный съезд как раз по неучастию, на этой базе внешне получилось вполне дружно.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 27 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика