Пятница, 16 марта 2018 14:18

Саммит Кима и Трампа: успех возможен? Избранное

Автор

В прошлом году северокорейский лидер Ким Чен Ын и президент США Дональд Трамп кидались друг в друга детсадовскими оскорблениями. «Человек-Ракета совершает миссию самоубийцы», — говорил Трамп о Киме; «психически больной американский маразматик», — отвечал Ким. Одновременно оба грозились превратить Дальний Восток в постъядерную пустыню. А теперь — поразительное и драматическое развитие сюжета — эти два человека собираются встретиться в мае. Сообщается, что Ким готов к ядерному разоружению и жаждет напрямую поговорить с Трампом, который согласился на встречу, пишет Kaktakto

Ядерная угроза

Впрочем, оптимизм по поводу такого разворота событий следует ограничивать осторожным реализмом. Северная Корея — это совершенно адская ядерная проблема. Ни Южная Корея, ни США не в состоянии контролировать ход дискуссий; определение успеха или провала крайне относительно; Трамп должен начинать эти переговоры без стратегии отступления. Шесть десятилетий, прошедших после окончания Корейской войны в 1953 году (причём в виде соглашения о прекращении огня, но не мирного договора), зацементировали тупик, который становится всё более опасным. Наверное, ни одна из сторон не собирается начинать преднамеренную ядерную атаку, однако риск начала войны из-за ошибок в коммуникациях, понимании или расчётах — реален.

Все ключевые новости до сих пор поступают из Сеула, а не Пхеньяна или Вашингтона. Президент Мун Чжэ Ин, сын беженцев из КНДР, победил на выборах, пообещав следовать стратегии двойного подхода к Северу — санкции и дипломатия. Эта стратегии способствовала появлению олимпийской инициативы: сестра Кима — Ким Ё Чен — посетила Зимние игры в Пхёнчхане, а обе страны выступали как одна команда. После этого советник Муна по национальной безопасности Чхун Ы Ён и шеф разведки Су Хун съездили в Пхеньян, а затем в Вашингтон, где, стоя на лужайке у Белого дома вместе с послом Южной Кореи в США Чо Юн Чже (но без участия официальных представителей США), они объявили о предстоящем саммите.

КНДР провела первое из шести ядерных испытания ещё в 2006 году. В ядерной программе северокорейского режима множество компонентов, поэтому переговоры могут увязнуть в дискуссиях о том, что именно должно быть запрещено, разрешено и пересмотрено, а также в обмен на какие именно уступки США. Будет ли требовать это возможное соглашение заморозки потенциала КНДР на текущем уровне или же полного, проверяемого и необратимого ядерного разоружения? Ответ будет зависеть от мотивов, подтолкнувших КНДР к разработке бомбы и к согласию на диалог.

Гарант спокойствия

Для режима Кима главный урок судеб Слободана Милошевича, Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи заключается в том, что только с помощью ядерного оружия можно нейтрализовать попытки США сменить этот режим. Но США ни разу не напали на Северную Корею на протяжении многих десятилетий после 1953 года, когда у неё ядерной бомбы явно не было. Наоборот, именно рост ядерного потенциала КНДР спровоцировал США начать тихую подготовку к войне, одновременно надеясь на её предотвращение. Санкции оказались неэффективным инструментом для того, чтобы заставить КНДР выполнить требование ООН — отказаться от ядерного оружия. И было бы опасно делать вывод, будто боль от этих санкций подтолкнула Кима к переговорам.

Угроза военных атак США также никак не помогла заставить задуматься Кима: даже западные аналитики не считают эту угрозу серьёзной. У США нет возможности идентифицировать, локализовать и разрушить все три категории ядерных целей — боеголовки, инфраструктура по производству бомб, устройства доставки. Кроме того, КНДР располагает внушительным арсеналом традиционных вооружений. Согласно оценкам, в зависимости от типов применяемого оружия, географического театра конфликта, а также числа стран, втянутых в него, общее число человеческих жертв может достичь 25 миллионов человек.

Возможность диалога

В феврале Мун заявил: в качестве первых ключевых шагов «США нужно снизить планку для начала диалога, а Север, со своей стороны, должен продемонстрировать готовность к отказу от ядерного оружия». Саммит стал возможен, потому США прислушались к этому совету, превратив своё требование отказа от ядерного оружия, раньше служившее предварительным условием для начала переговоров, в их цель.

Но Ким не будет доверять односторонним гарантиям США. А это означает, что любое соглашение потребует поддержки Китая и России, экономического и энергетического содействия Японии и других стран, а также одобрения Советом Безопасности ООН. Китай и Россия приветствовали новость о прямых переговорах, а вот Япония была встревожена.

Все стороны будут изучать шесть элементов соглашения, к которому стремится КНДР: мирный договор, заменяющий соглашение о прекращении огня 1953 года; полная отмена санкций; прекращение совместных военных учений США и Южной Кореи; дипломатическое признание; согласие на космическую программу КНДР; помощь в сфере атомной энергетики.

КНДР должна приостановить любые ядерные и ракетные испытания до саммита, при этом санкции будут оставаться в силе. Но отложат ли США и Южная Корея свои военные учения? Для Северной Кореи полное ядерное разоружение означает ещё и вывод американских сил ядерного сдерживания с полуострова.

Последний шанс

Саммит Кима и Трампа — это шанс, которым будет трудно воспользоваться, но который будет очень легко упустить. Например, если 12 мая, накануне саммита, Трамп откажется сертифицировать Иранское ядерное соглашение, этот шаг почти без сомнений поставит под сомнение добросовестность Америки и её способность соблюдать международные соглашения, достигнутые путём переговоров.

Кроме того, есть более общие проблемы — невежественность Трампа и отсутствие у него опыта во внешней политике, а также множество пустующих вакансий в Госдепартаменте. У США до сих пор нет посла в Сеуле, а Джозеф Юн, специальный представитель США по делам КНДР, в этом месяце ушёл в отставку. Без широкой дипломатической подготовки может получиться так, что коварный Ким переиграет Трампа. Участие в Зимней Олимпиаде и заявление о готовности сесть за стол переговоров с Трампом уже обеспечили КНДР пропагандистский успех, а саммит с президентом США придаст Киму легитимность.

Впрочем, Трамп уже доказал, что руководствуется прагматизмом, а не идеологией. Его стремление заключать сделки может стать необходимым ключом. То ли искренне, то ли из тактических соображений, но Мун постоянно хвалил выбранную Трампом жёсткую позицию максимального давления за то, что она помогла заинтересовать Кима возможностью дипломатического урегулирования.

Кроме того, у Трампа нет исторического груза, а его решительность, даже если её причиной является импульсивность, может обеспечить необходимый прорыв для преодоления десятилетий накопленной инерции. Способность Трампа делать резкие развороты и при этом отрицать, что он их делает, тоже может стать преимуществом. Если на столе появится хорошая сделка, тогда ничто из всего, что делали в прошлом США или говорил сам Трамп, ему не помешает воспользоваться моментом. На такой тонкой ниточке надежды и висит сегодня ядерный мир.

Автор текста: Рамеш Такур — бывший помощник генерального секретаря ООН, сейчас директор Центра разоружения и нераспространения ядерного оружия в Австралийском национальном университете

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 38 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика