Пятница, 04 октября 2019 12:27

Возможна ли в условиях Казахстана реальная многопартийность? Избранное

Автор

Не за горами выборы в мажилис парламента. Они, как нас заверяют, пройдут в конституционные сроки – в 2021 году. Но ведь последние парламентские выборы (20 марта 2016 года), став седьмыми в истории независимого Казахстана, были пятыми внеочередными, передает Rezonans.kz.

Первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на заседании в Nur Otan в августе этого года призвал активизировать подготовку партии к выборам в мажилис парламента. В преддверий этого дня, который напоминает о проблемах казахстанской партийной системы и необходимости оживить институт выборов, казахстанцам был задан вопрос: «Возможна ли в условиях Казахстана реальная многопартийность?».

 Казбек Бейсебаев

Казбек Бейсебаев, политолог, дипломат:

  • Де юре у нас существует многопартийная система. Даже имеем коммунистическую партию в парламенте. Однако имеющаяся якобы многопартийная система по факту однопартийная, где одна правящая партия, а другие партии ее союзники. Всё это в совокупности, когда нет альтернативной позиции, по сути, превратилось в тормоз развития страны. Поэтому многопартийность - это веление времени.

 

IMG 20191004 WA0006

Наталья Бойко, журналист:

- Многопартийность, безусловно, нужна. Только при ее при наличии страна может прийти в какому-то взвешенному мнению, чтобы решать какие-то серьезные вопросы. Мы ведь все знаем, как устроены политические системы в других странах, в число которых мы стремимся попасть. Например, на западе есть крайне левые и крайне правые партии, есть центристы. В идеале все партии, выслушав разные мнения, должны стремиться друг с другом говорить и договариваться. Другой вопрос, может ли в нашей и соседних постсоветских странах вдруг возникнуть настоящая многопартийность? Ни для кого ведь не секрет, что у нас только видимость многопартийности. На самом деле - есть партия власти, а все остальное – декорация. Скажу больше: некоторые члены этой партии играют играют имиджевую роль в ее рядах.

В общем, многопартийность нам нужна, но без бросания в крайности. Мы помним пример России. Когда там дали эту возможность, то стали появляться партии типа любителей пива, любви и по@изма, метагалктическая Гражданская конфедерация России и т.д. То есть регистрацию партии нужно допускать при наличии серьезной политической программы, и одновременно нужно упростить условия для этого. А то ведь сейчас в Казахстане слишком много препон, чтобы отказать в регистрации.

 

 

Сакен Жунусов

Сакен Жунусов, экономист:

- Если быть откровенным, то реальной многопартийности в нынешних условиях в Казахстане быть не может. Вообще партийность как институт в условиях авторитаризма – это всегда фейк. Того, что называется институтом партийности, в нем нет и быть не может, потому что такая система реально исключает партийность. Однако все тоталитарные режимы разыгрывают не только сам институт партийности, но и многопартийность.

Никаких идейных, научных, теоретических основании под такими партиями как «Нур Отан» не бывает. Ну что такое на самом деле сообщество под таким названием? Это казахстанское чиновничество, которое в принудительном порядке загнали в эту партию. Организационная сторона чисто такая, государственно-режимная, но собственной партийной режимности в «Нур Отане» нет. Поэтому, если все-таки принимать во внимание, что «Нур Отан» пусть и фейковая, но партия, то это единственное идейное объединение, которое может реально существовать в условиях авторитарности, а все остальные партии – это те же самые «нур отаны» под разными названиями. И в основании этих партии всегда лежат интересы или, вернее, - организационная рука Администрации президента и Комитета Национальной безопасности.

 

Ербол Жумагул
Ербол Жумагулов, поэт, режиссер, издатель:

- Ну а че – мы казахи лысые что ли? Это очень ущербная позиция – говорить, что кто- то может жить в условиях многопартийной системы, а мы – нет. Конечно, мы можем позволить себе все, что и любая другая страна. Другой вопрос – что мы с ней, с многопартийностью, будем делать. Это – как играть в футбол. Все умеют, а забьешь ли гол – это еще вопрос.

В демократическом обществе, к которому мы стремимся, должны быть разные точки зрения на тот или иной путь развития. Дело даже не в партиях, а в том, как они будут выглядеть. У нас есть какая-то левая ассамблея народа Казахстана. На мой взгляд – совершенно ущербная организация. Если народ один, то какая должна быть ассамблея? Само название противоречит сути.

Я считаю так: от каждого рода казахского - найманы, дулаты, кереи – в верхней палате должен сидеть один делегат. И должен быть еще четвертый жуз, внутри которого будут рода - уйгуров, русских, корейцев, узбеков, дунган… Только так они смогут почувствовать по-настоящему хозяевами этой земли, готовыми грызться за нее, а не покидать в трудный момент. Так было испокон веков. Вчера кто-то был араб, а сегодня – кожа, вчера непонятно кто, а сегодня – туленгут, вчера – монгол, а сегодня – торе.

В общем, демократия и связанная с ней многопартийность – это как одинаковые тетрадки у всех, но где каждый пишет своим почерком свой текст. Он может быть разным, но суть – одна. Поэтому - я за многопартийность. Это единственно возможный выход из намечающегося в стране хаоса. Другой вопрос – как скоро, забыв про бесконечную ругань между собой, мы придем к консенсусу.

 

Валихан Тулешов

Комментарий кандидата философских наук Валихана Тулешова

- Что значит  - «возможна»? К этому надо стремиться и работать легальными способами. Косанов сделал первый шаг к тому, чтобы власть признала его в качестве представителя, пусть и проигравшей, но другой партии и идеологии. Теперь она готова дискутировать с Аблязовым, который, как Ленин из иммиграции, призывает свергнуть весь правящий класс. Но это не значит, что он и его оппоненты готовы в реальности к либерализации политической системы. Лукавство власти и лукавство Аблязова - две стороны одной медали: им обоим не нужна подлинная многопартийность. Это я к тому, что она не свалится откуда-то на голову только потому, что кто-то (например, Назарбаев) позволил это сделать. Думать так - такой бытовой примитивизм, такое мальчишество и ребячество! В США, гшде я сейчас живу, каждый день идет политическая борьба по любой мало-мальски значимой для общества ситуации.  А у нас думают, что любую партию можно создать одним махом. Да нет, братцы! Мы никогда не придем ни к какому прогрессу с таким ленивым подходом. Пора бы уже более метафизически и фундаментально думать и об этих вещах, и об идеологии. И здесь есть два пути - идти через выборы, предварительно согласовав идеологические позиции и, через социальные сети, как площадки для переговоров. 

 Самый актуальный тренд, на мой взгляд, - создание либеральной политической системы. Противовесом этой идеологии должна выступить социал-демократическая партия, способная сдерживать общество от перегибов либерализма. Этот этап развития Казахстана станет заключительным в деле освобождения человека от авторитарно-тоталитарных порядков. 

 Возвращаясь к Косанову. Как бы ему и свои, и чужие не вставляли палки в колеса, его участие в президентских выборах 2019 года стало началом к политическому пробуждению нации. Благодаря ему был дан мощный импульс к тому, чтобы власти начали задумываться и делать хоть что-то. Токаев, конечно же, прекрасно понимает, что он – часть политической игры, затеянной Первым Президентом. Если он не станет самостоятельным субъектом, все его политическое наследие и бэкграунд пойдут “коту под хвост”, и его игра в президенты закончится очнеь быстро. 

 И опять о Косанове. Он первым взял на себя ответственность бросить вызов властному Олимпу Казахстана. Эта миссия изначально была неблагодарной, и все понимали это. Ведь весь наш господствующий политический класс даже не шелохнулся. Ни Тасмагамбетов, ни Тажин, ни другие более “умные люди”. Я говорю о них с иронией, потому что они далеки от  политической философии, как в целом и вся наша нация. Вся их принципиальность сводится к принципиальности бюрократа, сидящего на шее народа.

Ницше, имея в виду, что его труды читали в каждой немецкой семье, говорил, что он фактически переспал с каждой немецкой домохозяйкой. Поэтому немцы по праву могут считать себя метафизической, то есть философской нацией. Или возьмем «Письма к немецкой нации» Готлиба Фихте. Эти вещи написаны 200 лет назад, а их читают до сих пор. А у нас кто их будет читать, если дети в обычных школах к средним классам еле-еле лопочут по слогам? Почему так происходит? А потому, что за министерством образования нет контроля – ни общественного, ни по-настоящему государственного.

Как вообще делать реформы, если нет методологии, а министры меняются как перчатки? Чтобы народ не читал, не просвещался, создаются отвлекающие внимание инфошумы, симулякры. Наиболее талантливые пробиваются сами как могут. Яркий пример универсалов – Димаш Кудайберген и Геннадий Головкин. А вот институтов, которые бы изначально поставили под контроль правительство, например, Конституционный суд - нет,  зато есть какие-то непонятные Конституционный совет и Совет безопасности.

Эти по сути большевистские органы, призывающие смести казахских троцких и лениных, которые сидят за бугром, делают все, чтобы не допустить нормального развития более свободных капиталистических отношений. Потому что именно они защищают главных бенефициаров этой модели рыночного авторитаризма, при которой 160 человек владеют более половины экономики страны.

Автор статьи:

Мерей Сугирбаева

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 133 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика