Среда, 28 августа 2019 12:33

Почему Россия заинтересована в том, чтобы закрыть Казахстан от внешнего сообщества? Избранное

Автор

Залезть потихоньку в карман казахстанского потребителя планируют в самое ближайшее время российские и казахстанские олигархи.

Всем – по коду!

Представители профессиональных ассоциации Казахстана выступают против грядущей маркировки товаров индивидуальными кодами. Они считают, что эта процедура, активно лоббируемая представителями российского бизнеса, станет губительной для отечественного малого и среднего бизнеса.

Для начала напомним, что такое маркировка. Это текст, товарные знаки, условные обозначения и рисунки, нанесенные на продукцию, документы, памятки (листы-вкладыши), этикетки, ярлыки, упаковку (тару).

Сейчас российские партнеры по ЕАЭС активно пытаются продвинуть обязательное нанесение на упаковку контрольно – идентификационного знака.

- Это означает, что на любой товар – импортный и тот, который будет, производится на территории Казахстана, необходимо поштучно наносить индивидуальный код, - поясняет один из подписантов письма, председатель правления Союза независимого автобизнеса Казахстана Тимур Жакенов. – Для этого на каждую ленту конвейера по производству какого-либо товара необходимо установить отдельные механизмы для его маркировки. Фармацевты, которые вместе с нами подписали наше обращение, подсчитали, что им необходимо будет закупать оборудование, одна линия которого стоит примерно 150 тыс. евро. При этом на одно производство необходимо ставить несколько линий, а это существенные затраты для любого производителя.

По товарам, которые завозятся из-за границы, рассматривается вопрос о создании промежуточного склада, где крупные импортеры будут консолидировать товар, произведенный в разных точках мира, чтобы нанести там на него код для отправки в страны ЕврАзЭС. Связанные с этим дополнительные расходы, естественно, лягут на плечи конечного потребителя.

Закупить оборудование для маркировки товара должны даже маленькие магазинчики. Хочу напомнить, что эти индивидуальные коды - не бесплатные. В России, где давно уже начали внедрять этот проект, установили цены - 60 копеек за каждую цифру вместе с НДС. Таким образом, нам на всю продукцию, которая будет подлежать маркировке, нужно закупать отдельный код примерно по три тенге. Вроде немного, но, представьте, сколько, к примеру, помады марки Mary Kay или яйц продается в Казахстане!

Меня лично сильно настораживает то, что компания, которая активно лоббирует маркировку каждой единицы товара в Казахстане, – это российский Центр развития прогрессивных технологий (ЦРПТ), чьим конечным собственником является один известный олигарх. В России у него это получилось внедрить. Теперь через механизмы ЕврАзЭС он хочет сделать это и на территории Казахстана тоже. Не случайно на всех встречах, которые проходят в Национальной палате предпринимателей РК и в министерствах, практически всегда присутствуют сотрудники этого центра. В Казахстане уже открыто одноименное с российской компанией ТОО, занимающееся продвижением этой идеи. Основной претендент, который стремится стать оператором маркировки, - «Казахтелеком».

В нашей стране нет профильных игроков, имеющих надлежащие ресурсы (индивидуальный код ведь необходимо генерировать, передавать и хранить). И то, что к обороту продукции, продаваемой на территории Казахстана, может иметь доступ некая частная российская структура, на мой взгляд, достаточно опасная тенденция. Ведь самое важное в бизнесе – это информация. А мы, получается, сами даем ключи от нее в руки представителей другого государства.

Это не единственная причина того, почему мы, представители казахстанских профессиональных ассоциации, выступаем против той индивидуальной маркировки товаров, которую пытаются нам навязать некие ТОО из других государств. Если уж что-то делать, то только привлекая собственные ресурсы только при доказанной экономической целесообразности для отечественного бизнеса, и только с одобрения самих предпринимателей.

В интересах олигарха из РФ

Беспокойство вызывает и сегмент малого и среднего бизнеса. Кто защитит их интересы? Обычные магазины уже сейчас должны покупать новые кассовые аппараты, использовать ПОС-терминалы, а это 160-200 тыс. тенге единовременных затрат и плюс ежемесячная абонентская плата. А теперь их еще будут заставлять ради какого-то сомнительного проекта приобретать сканер кодов (это еще примерно 30 тысяч тенге). А ведь наш малый бизнес и без того испытывает давление со стороны монстров из России: из-за громадных объемов товары из соседней страны всегда будут дешевле наших, а интернет и открытые границы уже сейчас ставят владельцев российских интернет-магазинов на первые строчки FORBES.

Результатом маркировки может стать то, что российский рынок нас просто поглотит.

Законы бизнеса еще никто не отменял: чем меньше производство, тем дороже на единицу товара будет стоимость внедрения процедуры маркировки, и чем дешевле товар, тем больше на его стоимость повлияет внедрение маркировки. Производство (любое) в Казахстане только-только начинает развиваться, мы все еще учимся правильно вести бизнес. Но если с помощью маркировок и прочего перекроют кислород, шанса развиваться дальше у нас не будет вообще.

Почему я в самом начале сделал упор на фармацию? Потому что с ней уже около года прорабатывают этот вопрос. Считают, что коль она уже есть в Европе, то наши фармацевты легко примут эту маркировку.

Мы (представители сферы автобизнеса) активизируемся, потому что, исходя из той политики, которая ведется у нас, есть достаточно серьезные опасения, что и на наш рынок маркировка тоже будет постепенно распространяться. В Россия маркировать шины предлагается уже с 1 декабря 2019 года.

Вообще все, связанные с развитием малого и среднего бизнеса в Казахстане, являются сложными. Этот сегмент не умеет еще себя защищать, у него физически не хватает времени на эти трудоемкие и непонятные процессы. А так как все государственные органы относятся к «малышам» не иначе как к уклонистам, в Казахстане наметилась тенденция к усилению позиции крупного бизнеса и закручивания гаек малому и среднему.

Недавно один таксист в приватной беседе со мной рассказал, что его личный рекорд по доходам - 420 тыс. тенге в месяц. Но это было единожды, когда в семье появились проблемы. «Чтобы заработать эти деньги я реально не спал, работал сутками», - сказал таксист. В торговле такая же ситуация. Экономика – саморегулируемая вещь: в условиях высокой конкуренции маржа от продажи не поднимается выше 30-40%. Так что наш средний предприниматель, если спит ночами, то зарабатывает 150 – 200, от силы - 250 тысяч тенге в месяц. И мне иногда начинает казаться, что большинство действий, которые предпринимаются в последнее время, делаются в угоду крупному бизнесу. Хотя, если смотреть объективно, российскому МСБу еще сложнее, чем нашему. Где-то Казахстан ушел даже вперед в плане поддержки бизнеса, но в последнее время мы берем пример с России – как надо ужесточать и усиливать контроль. Нужно ли нам копирование этого опыта? Может, мы сохраним аутентичность и будем делать то, что выгодно для собственного народа, а не для олигархов из соседней стран.

«Отдайте ваши денежки!...

- То, что нам предлагается, - это не та классическая маркировка: название товара, место производства, дата изготовления и т.д., - говорит исполнительный директор Ассоциации прямых продаж Казахстана Анастасия Калашникова. - Здесь добавляется еще контрольно-идентификационный знак (КИЗ) в виде машиночитаемого символа. Инициаторы этой маркировки (россияне) заявляют, что это будет очень полезно для нашего потребителя. Оградит, мол, его от подделки. Вроде бы замечательная идея. Но стоимость контрольно-идентификационного знака мы должны будем оплачивать оператору - какой-то частной организации, которая будет создавать этот массив, а затем хранить все эти коды.

Эта маркировка ударит по всем нашим отечественным производителям. Вместо того, чтобы вкладывать ресурсы в улучшение качества товара, они должны будут приобретать дорогостоящее оборудование для нанесения этого знака на упаковку, а предприятия торговли и логистики не смогут работать без специальных сканеров для считывания кодов. Но больше всего пострадают потребители: они будут платить за все эти новации.

Когда инициативная группа из 20 участников (наша Ассоциации и отдельные предприятия) провела предварительные расчеты, то оказалось, что на КИЗ только по 7 позициям казахстанцы будут платить около 19 млрд.тенге за год. Для сравнения: сейчас мы в качестве налога на землю со всего Казахстана платим около 17 млрд. тенге налога за аналогичный отрезок времени – 12 месяцев.

… Иначе быть беде!»

1 августа по инициативе российского бизнеса на площадке Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) в формате видео-конференции прошло совещание, где бизнесмены из сосденей страны делились опытом участия в проекте по маркировке товаров. И вот что рассказал представитель компании “НАЙК” в России Дмитрий Вишняков:

- Наша компания уже более года участвует в пилотном проекте по маркировке обувных товаров. На данный момент нам удалось промаркировать только одну партию. Это 7 тысяч пар обуви. После установления всех процедур и выяснения деталей – где и как маркировать товар - это заняло более четырех месяцев. Одномоментные расходы на внедрение системы маркировки только в системе логистики превысили десятки миллионов долларов. Подчеркну: эти инвестиции еще не включают то время, которое компания тратит на внедрение кода. Взаимодействие с оператором по маркировке, который де-факто является монополистом, - та еще песня. Так, средний период ожидания ответа от него составляет 24 рабочих дня. Но при сегодняшнем очень быстром движении товаров это недопустимо! При этом никаких договоров с оператором не существует. То есть все это делается в рамках эксперимента, хотя обязательства по маркировке уже есть. Более того: согласно информации, которая была разослана всем компаниям, оператор хотел бы получать предоплату за все свои коды. На сегодняшний день для нашей обуви выпущено около 60 млн. кодов, а фактически на рынке появились только единицы промаркированного товара. Представляете, какой объем денег индустрии нужно сначала заплатить, прежде чем через какое-то время (например, через год) товар может попасть на рынок! Это очень значительные оборотные средства, которые будут изыматься из бизнеса.

По поводу контрафакта, от которого якобы КИЗ должен уберечь добросовестных производителей товаров. Компания «Найк» работает со многими странами мира по противодействию появления контрафактных товаров. И ни в одной из них маркировка не внедряется именно с этой с целью. Все знают, что на контрафактный товар есть спрос: некоторой категории потребителей из экономических соображении выгоднее приобретать подделку. Поэтому мы и рассматриваем маркировку как торговый барьер, не способствующие развитию российского рынка. Объем товарооборота, к примеру, нашей компании, если смотреть в глобальном масштабе, не достигает даже 0,5%. И вот для этого небольшого объема приходится сейчас выстраивать отдельную логистическую цепочку, которая в конечном итоге ложится на плечи потребителя.

Другая проблема. Данные, которые отражаются в коде, - это достаточно конфиденциальная коммерческая информация, которая будет распространяться в негосударственные компании: ведь оператор маркировки – это частная структура. Последние не несут ответственности ни перед нами, ни перед государством за то, что может случиться с информацией. Мы очень обеспокоены этим. На наш взгляд, это из самых больших рисков для бизнеса: технические проблемы или целенаправленная утечка коммерческой информации на руку недобросовестным предпринимателям. Узнав, сколько и куда направляется обуви определенного размера и цвета, они могут гораздо быстрее подделать этот товар, нежели его выпустят добросовестные производители.

Гарантия на упаковку

…Казахстан, по словам Анастасии Калашниковой, всегда стремился интегрироваться в мировое сообщество.

- Но маркировка, - считает она, - это механизм ограничения поступления товаров извне. Особенно тех, что приходят небольшими партиями. На внутреннего производителя она тоже будет влиять негативно. Ведь организация структуры по внедрению КИЗов - это повышение себестоимости реализуемого товара, а значит - снижение его конкурентоспособности.

К 2024 году россияне планируют нанести маркировку фактически на все свои товары. Это будет ограничивать нашего производителя: мы можем их ввозить товар в Казахстан, но не сможем экспортировать свой в Россию. Тем самым основная цель, поставленная ЕАЭС - легкое хождение товаров через границу, - будет нарушена. Всемирный банк и Всемирная торговая организации говорят об открытой торговле, как об одном из самых доступных и простых способов снизить уровень бедности в стране. Казахстан, начиная с нулевых годов, вроде бы успешно шел к этому – к открытости своей экономики, а теперь, введя какие-то внутренние коды, и просто-напросто отобрав немножечко денег у отечественного потребителя, снова закрывается от внешнего сообщества. Делается это, разумеется, в интересах большого бизнеса. Причем, пока даже не казахстанского: у нас еще не определился оператор маркировки. Эту идею лоббирует Россия, но, думаю, что в Казахстане тоже уже есть заинтересованные игроки. Так вот, мне бы хотелось напомнить всем потенциальным операторам маркировки, что бизнес должен не ухудшать, а улучшать жизнь людей. Если эта цель будет достигнута, то не надо искусственно лоббировать свои интересы.

Еще одна угроза для казахстанских производителей, по мнению Анастасии Калашниковой, исходит от торговых интернет-гигантов.

- Чем дороже товар внутри страны, тем выше желание потребителя покупать его онлайн за пределами Казахстан, - говорит она. - У китайского интернет-магазина AliExpress уже сейчас идет большой объем продаж в Казахстане, а это значит, что и деньги населения уходят из страны, и наш бюджет от этого получает только убытки.

По ее словам, при организации маркировки срабатывает принцип: чем больше компания, тем дешевле на единицу произведенного товара ей будет обходиться организация всего процесса.

- То есть под удар опять подпадает наш малый бизнес, который мы очень стремимся развивать, чтобы сделать экономику устойчивой и менее зависимой от сырьевого экспорта, - убеждена она. - И ради чего все это делается? Наш коллега из Москвы, участвовавший в вышеупомянутой видео-конференции, показал нам “фокус” из двух совершенно одинаковых упаковок лекарственного препарата. На одной из них код не считывался, и мы сразу решили, что это подделка (на самом деле это было оригинальное лекарство). Когда коллега считал код со второй упаковки, то в программе появилось подтверждение «подлинности лекарственного препарата», хотя в упаковке лежали … сигареты. То есть код на упаковке – это гарантия ее подлинности, но никак не продукта.

Мерей СУГИРБАЕВА

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 407 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика