Среда, 17 апреля 2019 12:50

В чем состоит электоральная арифметика Акорды? Избранное

Автор

Основная интрига стартовавшей в Казахстане президентской электоральной кампании, безусловно, сосредоточена вокруг внеочередного съезда Nur Otan’а, намеченного на 23 апреля, на котором состоится выдвижение кандидата от партии власти. Наиболее очевидный кандидат – действующий президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ, которому Елбасы собственноручно передал бразды правления. Однако продолжают обсуждаться и резервные сценарии транзита – по-прежнему, оценивается как вероятный «семейный» с участием дочери первого президента Дариги НАЗАРБАЕВОЙ и его племянника Самата АБИША. Озвучиваются также варианты выдвижения альтернативного кандидата от правящей элиты от лица одной из республиканских общественных организаций. Тем более, что прецедент уже есть: напомним, что на президентских выборах 2015 года Абельгази КУСАИНОВ баллотировался от Федерации профсоюзов Республики Казахстан, пишет портал ia-centr.ru.

Без названия

Вопросы о том, достигнут ли консенсус элиты в отношении кандидата от партии Nur Otan, мы обсудили с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром АШИМБАЕВЫМ.

Существует ли риск выдвижения альтернативного кандидата, способного расколоть элиту?

- Данияр Рахманович, можно ли говорить об определённой подковерной борьбе вокруг выдвижения правящей партией кандидата в президенты?

- Полагаю, что консенсус по кандидатуре преемника со всеми заинтересованными сторонами был достигнут еще до начала реализации сценария транзита, а решение о выдвижении Касым-Жомарта Токаева в качестве кандидата от партии Nur Otan на президентских выборах было принято и согласовано еще до 19 марта.

К тому же в раскрутку Токаева уже вложены немалые ресурсы, появление другого кандидата от партии власти вызвало бы только недоумение. Если бы планировалось выдвижение другого человека, то это следовало было сделать еще 19-20 марта. Какой в этом случае был бы смысл в трехмесячном президентстве Токаева – совершенно не понятно.

Полагаю, изначально речь шла о кандидатуре Токаева. А уже по мере развития событий было принято решение ускорить электоральную кампанию – провести ее не в сентябре – декабре, а в апреле – июне.

Правда, из-за склонности Акорды к определенным мелодраматическим эффектам некая интрига вокруг съезда еще сохраняется. И первый президент, и второй по этому поводу демонстративно молчат. Думаю, однако, что делается это только для создания дополнительного ажиотажа и повышения интереса к выборам. Поскольку ход событий после 19 марта стал достаточно предсказуемым, то подобного рода искусственная интрига – молчание относительно имени кандидата от правящей партии – вероятно, призвана стимулировать интерес к происходящим процессам.

И проводимая сегодня пиар-кампания, подчеркивающая решающее значение предстоящих выборов – без нее не обходятся ни одни президентские выборы в Казахстане – преследует аналогичные цели. На мой взгляд, этому событию придается чрезмерная эпохальность. Хотя достаточно было бы организовать небольшую конкурентную среду и без лишних интриг приступить к продвижению основного кандидата – презентации его программы, его личных взглядов. Не откладывать это на 24 апреля, а начать эту работу уже сейчас.

- Как вы считаете, следует ли ожидать выдвижения альтернативного кандидата от правящей элиты, пусть даже в статусе спарринг-партнера?

- Очевидно, что только спарринг-партнеры и будут допущены к выборам. Как показывает многолетняя практика, механизмы отсеивания что называется «лишних» кандидатов у нас срабатывают со стопроцентной эффективностью. Есть определенный минимальный риск выдвижения системного кандидата, условно представляющего то или иное крыло партии власти, фигура которого могла бы расколоть электорат, а главное – управленческий аппарат. Однако все остальное очевидно пройдет в управляемом режиме. Задача состоит в том, чтобы не создать, что называется, излишнюю конкуренцию на выборах, однако обеспечить определенную плюралистичность электорального процесса.

Сколько голосов могут оттянуть на себя харизматичные кандидаты от оппозиции?

Надо помнить, что из остальных (помимо Nur Otan) пяти партий две парламентские – «Ак жол» и КНПК – более или менее раскручены, и их лидеры имеют достаточно неплохие электоральные позиции. По проведенным недавно замерам, некоторые из них могли бы претендовать на выход во второй тур, если бы был более слабый кандидат от Акорды, нежели Токаев.

Полагаю, что в связи с этим вопрос, кто будет баллотироваться от «Ак жола» и КНПК, отложен до того момента, когда будет объявлено имя кандидата от Nur Otan’а. И сейчас, скорее всего, идет подсчет оптимального распределения голосов.

- Не с этим ли связан самоотвод Азата ПЕРУАШЕВА на прошедшем 15 апреля пленуме «Ак жола»? Видимо, есть опасения, что он слишком харизматичен и оттянет на себя слишком много голосов?

- Вероятно, такие опасения присутствуют. У нас, действительно, есть определенное количество если не ярких, то более или менее раскрученных политиков. Даже при наличии ограничений, заданных Конституцией и Законом «О выборах», существует пул из пяти-шести кандидатов, которые могли бы в сумме собрать до трети голосов избирателей.

Как известно, наш электорат достаточно консервативен и, как правило, голосует за действующего президента и партию власти. Однако нынешняя ситуация достаточно неординарная, потому что впервые за последние тридцать лет Nur Otan выдвинет не Назарбаева, а кандидата с другой фамилией.

Очевидно, что имидж действующего президента в глазах населения еще находится на стадии формирования. Состоялось два зарубежных визита, пара интервью, две поездки в регионы – то есть пока идет процесс узнавания и привыкания к новому президенту. К тому же не все еще уверены, что Токаев является окончательным преемником. Что вполне объяснимо, поскольку долгие годы СМИ писали о разных сценариях транзита власти, в которых фигурировали другие имена. По сути, процесс осознания произошедших перемен в обществе еще не завершен.

На этом фоне выдвижение Перуашева или Айкына КОНУРОВА от КНПК, которые, будучи яркими и опытными политиками, способны набрать минимум 10% голосов, может вызывать определенные сомнения.

Электоральная арифметика Акорды

И тут уже стоит вопрос электоральной арифметики. 80% голосов в пользу действующего президента – это много или мало? Или все-таки нужна сокрушительная победа с 90% голосов избирателей? Полагаю, что выдвижение кандидатов от «Ак жола» и КНПК откладывается из этих соображений.

Конечно, когда в выборах в качестве спарринг-партнеров действующего президента участвует Абельгази Кусаинов и Тургун СЫЗДЫКОВ, как это было в 2015 году, то любой кандидат от партии власти легко наберет 97 - 98%.

Если же в выборах участвуют, скажем, Перуашев и Конуров и еще пара кандидатов, то показатели второго президента могут снизиться до 75 - 80%. Здесь вопрос к конфигурации конкурентного поля – каким его видят в Акорде, какой показатель является для нее приемлемым? Может ли Токаев набрать 55 - 60% голосов? Это зависит от того, кто наберет остальные 40 - 45%. Такова в настоящий момент электоральная арифметика.

Очевидно, что у каждого альтернативного кандидата есть свой электоральный потолок. Грубо говоря, за условного Мэлса Елеусизова больше одного процента не проголосует, а в связке Токаев – Елеусизов распределение голосов будет 99/1 в пользу действующего президента.

Если же в выборах будут участвовать более раскрученные персоны от коммунистов и от «Ак жола», то они могут набрать не меньше 10-15%. Соответственно, «остаток» автоматически достается основному кандидату.

Полагаю, и Перуашев, и Конуров сегодня прекрасно осознают, что они могли бы претендовать на показатели, сопоставимые с теми, что получили кандидаты от оппозиции в 1999 году, когда Назарбаев набрал минимальное количество голосов за всю историю своего правления, а коммунист Серикболсын АБДИЛЬДИН и другие альтернативные кандидаты оттянули на себя пятую часть электората. Однако в настоящий момент такой расклад может оказаться неприемлемым. Все-таки в 1999 году в стране был экономический кризис, и Абдильдин был еще достаточно популярным политиком. Вспомним, что Жармахан ТУЯКБАЙ при всех своих усилиях набрал на выборах 2005 года немногим более 6%.

В то же время очевидно, что для серьезных политиков, к каковым, безусловно, относятся и Перуашев, и Конуров, участие в выборах ради 5% выглядит несолидным. Полагаю, их амбиции – это не менее 10%.

Продолжение следует

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 17661 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика