Понедельник, 11 марта 2019 11:35

КАК ХОРОШИ, КАК СВЕЖИ БЫЛИ РОЗЫ! ИЛИ О КАРТИНАХ АКВАРЕЛЬЮ КИСТИ НЕИЗВЕСТНОГО МАСТЕРА Избранное

Автор

На днях бабахнуло так, что стекла в очках задрожали.

Где, где?

В Шымкенте. В этом хлебном и хлебосольном городе цена на булку взметнулась сразу на десять тенге. Теперь булочный кирпичик в «третьей столице» страны продают как и повсюду - по 70 тенге.

Точно так же, как и мы не молодеем, стремительные цены, растущие вверх, не имеют хода назад, в юность.

ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ

Однако порадовать себя «веселыми картинками» статистики, которые написаны тончайшей акварелью мастерами официальных цифр, все-таки возможно. Комитет по статистике сообщает нам о том, что рост цен на товары и услуги в феврале составил 0,3 процента. Чудесным образом инфляция замедляется третий месяц подряд: в январе она была на уровне 0,5 процента, в декабре 2018 года – 0,7 процента, в ноябре – 0,9 процента. При этом статистика с беззастенчивой смелостью утверждает о том, что «сейчас цены растут гораздо медленнее, чем в 2018 году: по итогам февраля инфляция составила 0,7 процента».

А годовая инфляция вновь снизилась – рост цен на товары и услуги составил 4,8 процента. В интернете гуляет такая «веселая картинка»: один из казенных топ-менеджеров, который отвечает за нашу экономику, бодро сообщает представителям прессы о том, что рост казахстанской экономики «за отчетный период» составил четыре процента! Мировая экономика не смогла добиться таких ошеломляющих показателей – всего каких-то хилых 3,7 процента. А мы можем!

Что самое интересное, этот чиновник во время спича не краснел и не моргал. Быть может, он и знает нечто такое… Или, к примеру, не ведает о том, что курс тенге за последний год просел на 20 процентов - то есть, состоялась ползучая девальвация. Поэтому наша отечественная экономика солидно припухла в тенговом выражении. Еще одна девальвация, и мы вообще станем Крезами. Денег в казне будет целая прорва. Однако от такого «роста экономики» тошно будет всем простым гражданам, которые намазывают на хлеб не цифры и не масло, а дорожающий спред.

По всей видимости, казенная статистика и словесная эквилибристика веселых и находчивых госслужащих – это другая реальность. Это четвертое измерение пространства, некая таинственная сфера, которой недоступен наш бренный вещной мир со всеми его заморочками.

ДАВАЙТЕ СРАВНИМ

Статистика утверждает, что годовая инфляция в стране -- на минимуме с сентября 2015 года. Какие-то жалкие проценты! Возвращаемся в благодатный город Шымкент. Что здесь стряслось с хлебом насущным?   Хлебопеки объясняют прессе: раньше мешок муки стоил 4200 тенге, а сейчас – 5200 тенге. Мукомолы режут свою правду-матку: в сентябре прошлого года стоимость пшеницы была 51 тенге за килограмм, а нынче – 74 тенге.

Рост цены – 40 процентов.

Быть может, простые граждане чего-то не знают? Может быть, «население» страны не владеет экономической грамотой? Видимо, люди не понимают всех тонкостей статистических подсчетов, в результате которых рост цен на все про все в нашей стране составляет какие-то жалкие доли процентов? Но в таком разе, мастера акварели, расскажите гражданам, которые академий не кончали, о том почему цифры – это одно, а за окном – совсем другая жизнь.

Цены на капусту выросли на 18 процентов, огурцы – 19.8 процента, помидоры – 20,2 процента. Скорость просто улетная. Кстати, цены на авиабилеты тоже подорожали на 19 процентов. Подорожал весь спектр фармацевтической продукции, кроме мочегонных снадобий.

При этом не покидает чувство досады от того, что в нашу продовольственную корзину все время не докладывают.

С ТАКОЙ КОРЗИНОЙ – ПО ВОКЗАЛАМ ПОБИРАТЬСЯ

В феврале нынешнего года, когда члены правительства под руководством Бакытжана Сагинтаева не так расселись вдоль совещательного стола и некоторым пришлось пересаживаться, а потом и вовсе уйти в историю, депутаты фракции «Народные коммунисты» обратились к премьер-министру с депутатским запросом – какова же у нас в стране методика подсчета инфляции?

«Ясень не ответил им, качая головой». Не успел ясень ответить, спилили его. Теперь следует ждать отклика от нового Кабинета Министров. Суть запроса в следующем: «Инфляция по итогам прошлого года составила 5,3 процента. Если сравнить период декабрь-январь 2018 года с январем-декабрем 2017 года, данный показатель увеличивается до 6 процентов. В целом, если верить официальным цифрам, это неплохо и означает, что даже обесценивание тенге не отражается значительно на покупательной способности населения. Но, как показывает постоянное общение с избирателями, казахстанцы на практике ощущают снижение реальных доходов», - озвучил запрос в стенах парламента мажилисмен Айкын Конуров.

То есть, как же это так получается: цифры весьма бодрые, а житьишко стало еще хуже? С такой потребительской корзиной – только по вокзалам побираться. В чем тайна прожиточного минимума? Да никакого секрета здесь нет. Мажилисмен от компартии говорит о методике подсчета потребительской корзины.

Умные люди по определенной схеме «взвешивают» товары для расчета так называемого Индекса Потребительских Цен. И такое миллиметровое взвешивание трагически не совпадает с тем, что люди едят, носят, чем и как лечатся и где граждане учатся. Потребительская корзина в официальном исполнении, в лучах восходящего солнца, на столе перед распахнутыми окнами, в которые влетает дуновение ветерка с запахом сирени, – это картина, написанная тончайшей акварелью рукой казенного мастера без имени и фамилии. Личного авторства у авторов прожиточного минимума не бывает – опасно для здоровья.

Так вот, депутаты фракции «Народные коммунисты» в запросе к премьеру подмечают: при расчете Индекса доля продовольственных товаров составляет 37,8 процента. Тогда как реально граждане тратят на еду 48 процентов. Вероятно, это еще мягко сказано. Наверняка в действительности жизнь еще суровее – очень многим казахстанцам приходится практически всю свою зарплату спускать в унитаз. И оптимистом считается тот, у кого больше запас туалетной бумаги.

«Схема взвешивания» для расчета Индекса Потребительских Цен устроена по-иезуитски коварно и хитро.   Доля расходов на мясо и мясные продукты официально составляет 9,8 процента. Хотя один большой начальник однажды в порыве чувств проговорился: мол, никогда казахстанцы не жили так хорошо, как сегодня. И правильно. Потому что в реальной жизни, согласно тем же статданным, расходы на мясо «в домашних хозяйствах» составляет 32,8 процента. Втрое больше? И тогда на кой ляд «взвешивают» столь скупо? Между тем, в прошлом году на цены на мясо скакали впереди всех продуктов. Наш золотой продукт подорожал на 7,5 процента.

Подорожали и молочные продукты – на 8,2 процента. Но их также «взвешивали» скаредно. Согласно этой схемке, доля расходов в продовольственной корзине составляет 4,5 процента. Однако в жизни ненасытные граждане выдувают его на 10,7 процента.

Точно так же обстоят дела наши скорбные и по всем товарам, не только съедобным. Мыться, зубы чистить, стирать белье надо? Конечно, если хотим войти в тридцатку развитых стран. Но стиральный порошок, мыло и зубная паста подорожали за последний год не на сотые доли процента, а на все тридцать процентов. Значительно выросли цены на колониальные товары – кофе и чай. И что там еще шваркнулось об пол, скользкое такое? Сазан не уместился в продовольственную корзину. Дорогая рыба, однако – 900 тенге за килограмм.  

И так - во всем, чего ни коснись.

В ЦЕЛОМ – ВСЕ НИШТЯК

Повторим вопрос на засыпку: так на кой же ляд взвешиватели товаров для составления Индекса Потребительских Цен так злостно скаредничают, словно бы граждане пытаются залезть в их личный кошелек? Ответ на поверхности: потому что величина прожиточного минимума – это та самая печка, от которой танцуют дальше при составлении всех социальных выплат.

Мажилисмены фракции «Народные коммунисты» в своем запросе к правительству настойчиво предлагают привести методику подсчета Индекса Потребительских Цен к реалиям жизни. Откликнется ли новый Кабинет Министров на депутатский запрос – можно пойти поставить ставку на тотализатор. Однако мажилисмены действительно коснулись взрывной темы.

Поскольку стоимость прожиточного минимума у нас – не чистая экономика, а социально-политический инструмент, то правительство и дальше будет творчески «таргетировать» инфляцию и держать продовольственную корзину в черном теле. Иначе индексировать прожиточный минимум потребовалось бы не на семь процентов, а на все двадцать-тридцать, согласно жизненным реалиям.

Как однажды воскликнул Ипполит Матвеевич в «12 стульях» Ильфа и Петрова: «Однако, однако!» Когда забавный старикан угощал девушку Зосю в ресторане, и ему выставили счет на угощения. Тогда заказываем бутылку водки и огурец!  

Однако, однако… Если привести прожиточный минимум с уровнем реальной инфляции, это сколько же понадобится денег для социальных пособий, адресной помощи и прочих расходов на этих иждивенцев? Денег в стране нет! Они в оффшорах. Вот на кой ляд у нас этот Индекс подсчитывается со скаредностью Скуперфильда.

Не надо быть продвинутым экономистом, чтобы понять: умное «правительство для граждан» выводит среднюю температуру по больнице. Статистика утверждает, что индекс потребительских цен, который показывает уровень инфляции, выводится из набора товаров и услуг по 510 позициям.

В этой больничке у Сидорова температура подскочила до 39, а Иванов уже остывает – у него температура почти что покойницкая. А в целом, господа, температура по больнице – 36,6.

И вообще – все у нас мазево. Взгляните, какая чудная акварель кисти неизвестного мастера. Как хороши, как свежи были розы!

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 185 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика