Вторник, 25 сентября 2018 11:20

Три класса за плечами, или Почти по Максиму Горькому Избранное

Автор

Казахстанский режиссер Адильхан Ержанов, чьи фильмы - «Риэлтор», «Хозяева» и «Ночной бог» - в середине сентября на МКФ L’Etrange Festival (Париж, Франция) покорили французского зрителя, - фигура почти горьковского склада. Также, как и самый знаменитый пролетарский писатель, он не имеет за плечами классического школьного образования: бросил школу после третьего класса.

 

Родом из 90-х

По словам режиссера, его фильмы пользовались большим успехом у французской публики: очереди в кассу были длинными, залы на творческих встречах полными, а журналисты бегали за ним, чтобы взять интервью.

- Французы разбираются в искусстве и кино так же, как бразильцы в футболе. Для них искусство - это национальная традиция, - говорит Адильхан. - Потому оттуда и исходят все тенденции в авангарде кинематографа, Канны и Франция диктуют моду. Очень приятно общаться с их зрителями-синефилами: они в курсе всего, что происходит в казахском кино. Им по-настоящему интересны мои фильмы».

Свою биографию мастер «малобюджетного кино» считает самой обычной для поколения «девяностиков». - Я родился в Джезказгане в семье ревизора и учительницы, - рассказывает Адильхан. - Сколько себя помню в детстве – все время лепил, потом начал рисовать комиксы. В то время этот жанр не был популярным, но я инстинктивно тянулся именно к нему, потому что хотел делать мультики, но не знал - как. Я вообще очень рано определился с профессией – хочу быть режиссером! Смотрел от начала до конца все фильмы, которые показывали по нашему бедному телевидению. Когда появились пиратские зарубежные фильмы, для меня это стало праздником. Сортировать, то есть понимать, что такое качественное кино, начал годам к 12. Мне было лет 16, когда написал сценарий 10-серийного мультфильма «Козы Корпеш-Баян-сулу», и выиграл конкурс, объявленный телеканалом «Хабар». На меня стали поглядывать с уважением: вроде бы еще ребенок, а что-то там строчит, занимается делом. И это придало мне уверенности. Да, кстати, классического школьного образования у меня нет. Начиная с 3 класса, начались проблемы, неурядицы. Связаны они были с утерей документов из-за частых переездов из города в город и с бардаком 90-х, когда никому ни до кого не было дела. Отец к тому времени умер, матери одной, мотаясь по квартирам, приходилось тянуть четверых детей. Какая тут учеба? Надо было просто выживать. Но чем сложнее были времена, тем больше я окружал себя книгами и занимался творчеством. Это был своего рода эскапизм, отход от реальности. А читал я все, что попадалось под руку. Максим Горький, Ильф и Петров, Чехов, Достоевский, Бунин, Селинджер… Благодаря самостоятельно накопленным знаниям удалось экстерном сдать за 11 классов, ну а дальше пошел зарабатывать на жизнь. За три года до поступления в академию искусств перепробовал все. Может быть, поэтому мои герои похожи на горьковских: хоть и живут на дне, но до конца пытаются остаться людьми. Сделать кинокарьеру без образования не получалось (по крайней мере, ни один канал не изъявил желания купить мои сценарий), и я поступил в академию искусств имени Жургенова. С первого курса уже снимал, получил несколько призов - на «Евразии», на «Звездах Шакена», на студенческом фестивале «Дидар». Это помогло запуститься с «Риэлтором», со «Строителями» и с «Хозяевами».

Певец артхауса

ержанов

- Но ваше кино мы почти не видим в отечественном прокате.

- Я не умею снимать коммерческое кино. Кино для меня – это священнодействие, где нужно выкладываться на сто процентов и быть максимально честным. А когда заигрываешь с публикой и априори делаешь то, что априори понравится ей, это уже что-то вроде предательства. Тимур Бекмамбетов, уезжая из Казахстана, конечно, был прав, когда сказал, что нельзя снимать кино, которое никто не будет смотреть. Но ведь истина еще и в том, что смотрят не только коммерческое кино. Есть зрители, которые любят авторские работы. И от того, что я лично не снимаю коммерческое кино, в мире его меньше не станет и ничего не изменится. Нет, я понимаю: наше общество к артхаусному кино относится критически. Фестивальное кино – значит, что-то скучное и печальное. Но на самом деле фестиваль – это такая система, которая призвана популяризировать кино неинтересное кинотеатрам, но интересное думающим людям. В противном случае и «Криминальное чтиво» Квентина Тарантино можно назвать скучным. А ведь это не только фестивальное кино, хотя начинал он свое шествие по миру именно оттуда, но это еще и коммерческий хит. Оно, став трендом, создало в обществе какую-то субкультуру. Если исходить с этой точки зрения, то в казахстанском обществе важно культивировать кинематограф авангардного направления. - Вы считаете, что есть еще надежда заинтересовать нашего зрителя авторским кино? - Конечно. Если заинтересованные ведомства не будут идти на поводу общественной неприязни к фестивальным фильмам и начнут разрабатывать эту нишу, то я уверен, - наша кинематографическая культура прыгнет на насколько лет вперед, и мы станем лидером евразийского региона. И сейчас Казахстан мало в чем уступает такой кинематографической державе как Россия, потому что у нас есть собственный киноязык и культура авторского кино. И если государственные умы возьмутся разрабатывать это направление, то я, думаю, мы получим золотую жилу.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 106 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика