Понедельник, 17 сентября 2018 09:58

Чем славяне лучше азиатов, или Есть ли в Казахстане безработица? Избранное

Автор

- «Казахстан опередил партнёров по ЕАЭС в росте безработицы, - сообщил 1 августа 2018 года портал Zakon.kz. - За последний год число безработных в нашей стране выросло на 65 процентов. Это 153 тысячи человек».

– Я живу в условиях постоянной нехватки кадров, - опровергает эту информацию хозяйка кафе-бистро, расположенного в «золотом квадрате» Алматы Сауле Сабитова. - У меня, как у работодателя, сложилось впечатление, что самые умные, то есть подготовленные молодые казахстанцы, уезжают учиться и работать за границу, менее подготовленные, но тоже неглупые, подаются в мошенники, а третьи, окончившие совсем слабенькие провинциальные школы, пытаются работать. Именно пытаются, потому что плохо владеют любым языком, в том числе и родным. Я таких называю потомками Эллочки-людоедки: из-за ограниченного словарного запаса интеллектуальный уровень у них очень низкий, можно сказать, что его вообще нет.

Лохотронщики

- На днях я в очередной раз едва не стала жертвой мошенников, - говорит Сауле. - Они, эти двое молодых парней, пришли в обед, когда мы не успевали обслуживать клиентов. Очередь, шум-гам, руки заняты, сообразить что-то трудно… Сунув под нос какие-то корочки, один из них представился сотрудником районного энергосбыта. У нас обычно после 20 числа каждого месяца эта инстанция проверяет показатели на счетчиках. Думала, что и в этот раз то же самое, а парень мне заявляет, что пришел предупредить о большой аварии на подстанции. «Все близлежащие дома будем переключать на другую линию, а коммерческие предприятия, где стоят трехфазовые счетчики, вообще отключим на три дня – не хватает электроэнергии из-за перегрузки». - «Как?! Это невозможно! У нас же аренда! А куда мы денем закупленную продукцию?».

Вообще-то помещение, где находится кафе, мое собственное, но хотелось посмотреть на реакцию проверяющего. Парень сказал, что они с коллегой подумают. «Сейчас, наверное, денег попросит», - мелькнула мысль, и решила на всякий случай позвонить в районный энергосбыт. Но не могу сообразить, где в обеденной суете с клиентами оставила мобильный. А парни тем временем уже отключили электричество. Пока, мол, минут на 10-15. Клиенты запаниковали: кто-то недополучил блюдо – не успели приготовить, а кто-то только сделал заказ… Проверяющий между тем вывел на экране телефона цифру – 30 тысяч тенге, хотя я еще даже и не заикалась о подношениях.

Пока искала сотку, решила протянуть время - предложила парням пообедать. Когда дозвонилась до энергосбыта, курирующий нас сотрудник заверещал: «Хватайте их скорее или звоните в полицию! Это мошенники!».

«Хватать» двоих здоровых молодых людей у меня, наверное, не хватило бы сил, и я снова предложила отвлекающий маневр: сделайте, мол, круг, а то мы только что закупили продукты и денег в кассе нет. Пока они прогуливались, все пыталась дозвониться на 102, но без толку - то занято, то никто не берет трубку. А эти уже вернулись. Обращаться к клиентам с просьбой помочь схватить мошенников – бесполезно, только распугаешь людей. А если они еще покалечат стариков и девушек, стоящих в очереди, то мне еще и за это придется отвечать. Пришлось признаться, что дозвонилась до РЭС: никакой аварии на линии нет. Они тут же «сделали ноги». Причем тихими шагами, не опускаясь до бега.

Из четырех камер наблюдения почему-то в тот день оказалась работающей только одна, - основная. Возможно, мошенники, пользуясь суматохой, сами и обесточили остальные.

Когда их и след простыл, наконец, дозвонилась в полицию. Рассказала о безукоризненно разыгранном передо мной спектакле. Предположила, что мошенники, возможно, «обули» не одно кафе в «золотом квадрате» Алматы.

«Так совершили в отношении вас акт мошенничества или нет?» - спросили на том конце провода. – Ну хорошо, мы у вас примем заявление, но рассматривать его не будут».

«Будете писать заявление?» - опять спросил меня приехавший полицейский.

- «Что за вопрос? Конечно, буду». - «А зачем? Никто их все равно искать не будет. Ну и что, что у вас есть видеозапись? Вы же не пострадали».

Заявление я все-таки написала, но его и в самом деле, навряд ли рассмотрят, потому что аналогичное я подавала двумя месяцами раньше, когда действительно подверглась акту мошенничества. Тогда к нам в самый разгар обеда зашла группа по-европейски одетых женщин-цыганок. Одна из них попросила разменять 10 тысяч. У нас, как всегда, аврал: одна из сотрудниц отпросилась с работы, за кассой стою сама. Обычно я не поддаюсь гипнозу, но накануне была ночь без сна - удалось вздремнуть на часок-другой лишь под утро. Глядя на женщин, чувствую, что что-то идет не так. Кассу держу под контролем - деньги вроде бы на месте. Обман обнаружился после ухода посетительниц - купюры вдруг стали таять на глазах у меня и сотрудницы.

Потом я узнала, что то же самое произошло и у соседей - другом кафе, ювелирном магазине, бутике женской одежды и т.д. Их хозяева тоже написали заявление по факту мошенничества, а что толку? Про нас просто забыли.  

За те полтора года, что работает мое кафе, у меня средь бела дня трижды снимали зеркала с машины и били стекла, чтобы забрать сумку. Скоро, наверное, придумают еще что-то. А ведь все это происходит на одном пятачке – «золотом квадрате» Алматы, где недавно убили олимпийского призера Дениса Тена.

Дети Эллочки-людоедки

- Вы не допускаете мысль, что участившиеся случаи мошенничества связаны с трудностями при устройстве на работу?

- Может, это и так, но я, как предприниматель, столкнулась с другой проблемой, – нехваткой кадров. У тех молодых людей, которые у меня работают (им всем от 18 до 20 лет), средняя зарплата составляет от 80 до ста тысяч тенге на руки, плюс трехразовое питание за счет заведения, а у официантов еще и чаевые. Не все из них имеют квалификацию, но нам не до жиру – работать некому. На днях, например, вообще приняла парня между делом. Когда он по звонку знакомой пришел ко мне, то я, едва увидев санкнижку, сдернула с него рюкзак, сунула в руки поднос и отправила собирать грязную посуду со столов.

В поиске кадров – официантов и посудомойщиков - регулярно даю объявления через портал OLX. Позвонят, спросят и пропадают. А если и приходят, то плакать хочется. Вроде симпатичные ребята, но когда открывают рот, то сталкиваешься с чем-то нереальным! Вот сейчас парень у нас приступил к работе. Из десяти заказов только один сделал правильно. Я таких, как он, называю потомками Эллочки-людоедки, словарный запас которой состоял из 30 слов. У меня коллектив весь иногородний: Южно-Казахстанская область, Жамбылская, Алматинская... Эти неизбалованные жизнь ребята, владеют только одним языком - казахским.

Те, кто имеет в арсенале еще и русский, не идут в обслуживающий персонал. У меня вообще сложилось впечатление, что чуть у наших соотечественников срабатывает интеллект, как они начинают задаваться вопросом: а зачем работать-то, когда кругом столько лохов, которых так легко уговорить расстаться с деньгами, а полиция не спешит прийти к ним на помощь? В лучшем случае те, кто пообразованнее, идут, к примеру, в ЦОНы на оклад в 60 тысяч тенге в надежде, наверное, выбиться в начальники.

Так вот, возвращаясь к интеллекту наших официантов. Заказывают, допустим, филе куриное с картофелем фри, а официант доносит до повара – картошка и курица, и тот выдает ему курицу, запеченную с картофелем. Когда клиент начинает возмущаться, на кухню поступает другой заказ - курица с жареной картошкой. И опять скандал... А то, бывает, несут повару заказ на «рыбушки» вместо ребрышек.

Те же самые проблемы и в соседних кафе: приходящий персонал едва умеет читать и писать, плохо воспринимает любую новую информацию даже на родном языке. Девочка-кассир (очень неглупая, кстати) рассказывала, как сдавала в школе русский язык. По ее словам, она не поняла ни одного тестового вопроса, поэтому ставила галочки наугад, и неожиданно для себя набрала 7 баллов вместо вожделенных четырех.

Другая беда - на здоровье не жалуется, может быть, только один из десяти молодых сотрудников. ОРВИ и следующие за этим герпесы и насморки они подхватывают мгновенно, и почему-то у всех больные спины. Летом у меня работала 32-летняя женщина из Жаркента. Она мне рассказывала, что зимой в их городке многие сидят на хлебе и воде. У помогавшего ей 14-летнего сына явные признаки артрита и ревматизма – у него раздутые суставы на пальцах рук и ноющие перед непогодой ноги. Говорит, что зимой ходит в тонкой промокаемой обуви.

Чем славяне лучше азиатов

- Раз так тяжело с молодыми кадрами, почему бы вам не делать ставку на людей в возрасте?

- Я бы, может, и сделала, но к 50-летнему возрасту наш человек бывает изнасилован работой. У нас ведь очень много разведенных женщин, которые всю жизнь тащили на себе семью. Если не это, то есть другие проблемы. К примеру, на посуде у меня работала женщина в возрасте на неплохую зарплату – сто тысяч, но у нее была болезнь – клептомания. А мне, понятное дело, лишние проблемы ни к чему.

Сейчас многие кафе отказались от кунделik - поденной оплаты. Некоторые работники, как только получают зарплату, допустим, за два дня, на третий исчезают. Понятия стабильной работы у них нет. На сегодняшний день у меня не хватает трех человек, поэтому я сейчас и работаю без выходных: то за посудомойщицу, то за официантку, то за кассира. Вся надежда на студентов, вернувшихся с каникул. Я приглашаю работать их официантами хотя бы три часа в день - с 12 до трех дня на фиксированную плату: тысяча тенге и плюс обед. Но звонят большей частью желающие устроиться помощниками поваров. Начинать карьеру с чистки картошки, овощей и рыбы наши люди (я имею в виду молодых ребят-казахов) не пойдут. Насмотревшись фильмов, они думают, что жизнь – это сорванный в казино куш или удачное замужество за богатого и красивого. Да и родители, видимо, слишком опекают своих детей, внушая им, что лучше быть нищим, чем идти на «грязную» работу.

Скажу честно, когда я открывала лет 10 назад свое первое кафе, то старалась брать на работу только славян. И не потому, что они работают лучше. Просто наш брат-казах не успеет отработать и полмесяца, как уже столько авансов выпросит, что можно закрывать месячную зарплату. Потом начинаются похороны и тои. Теперь, когда отток из страны русскоязычных вырос, берем на работу всех подряд. Дорогие, или, как я их называю, «фильдеперсовые», рестораны могут, наверное, позволить себе выбирать кадры. Но многие заведения сегодня разоряются, сотрудники судятся с ними из-за невыплаченных зарплат, но к нам они не торопятся идти. Поскольку мы не проводим банкетов, то не соответствуем уровню запрашиваемых зарплат: 10 тысяч тенге, как минимум, за отработанный день. Если же поднимем цены, тогда наша кухня станет недоступной для основного потребителя - среднего сегмента. Ведь почему у нас в обед бывает народу больше, чем у других? Потому мы придумываем фишки, которые экономят клиенту деньги. К примеру, продавая еду на вынос, не берем деньги за разовую упаковку, где есть вилка и салфетка.

«Литературу люблю, но книги не читаю»

20-летняя Назерке работает у Сауле уже третий месяц. Официанткой она была совсем немного, сейчас сидит на кассе, в дальнейшем ее ждет карьера администратора, а затем, возможно, управляющей кафе. По словам работодателя, мобильная и сообразительная девушка стала для нее настоящей находкой.

- Из-за незнания русского языка я ехала в Алматы со страхом, - рассказывает Назерке. - В Шымкенте оставаться не могла – там каждый шаг стоит денег. Моя старшая сестра, например, поступила в один из вузов Астаны на грант. Но заскучала по дому и через семестр решила перевестись в Шымкент. Ей с удовольствием пошли навстречу. Но так было до следующей сессии. Пять экзаменов сдала на хорошо и отлично, на шестой денег не хватило. Ей поставили тройку и она потеряла стипендию, хотя в Астане училась на круглые пятерки без всяких денег.

Когда я поступила в ЖенПИ, то поставила целью выучить русский. Но сделать это нелегко: в группе нас 30 человек и 25 из них, такие же, как я, приезжие из аулов, где с детства мы слышали только родную речь. Какой уж тут английский! Кстати, в аттестате у меня по этому предмету стоит пятерка. Но у нас в ауле как? Учителями работают те, кто может купить себе это место. Поэтому английский у нас преподавала учительница немецкого, а историю – математик. В это кафе вначале устроилась моя сестра. Я после занятий в институте подрабатывала посудомойщицей в другом кафе. В официанты боялась идти из-за незнания языка. Сестра меня успокоила: «Не бойся, все русские, которые приходят в кафе, понимают казахский».

У 18-летнего официанта Мейржана (того самого парня, который путает заказы клиентов) любимым предметом в школе была казахская литература, но ни одной книги, увы, он еще не прочитал. Сауле Сабитова взяла его на работу в надежде, что к зиме будет расширять свое кафе. До этого, выпускник профессионально технического лицея, успел поработать помощником повара в другом месте. Но там его, как он говорит, «кинули»: когда вышел на работу после выходных, то на его место взяли другого человека.

- Возможно, у работодателя не было времени обучать его, - объясняет Сауле. – Продукты сейчас дорогие, платить лишнюю зарплату очень тяжело, а время – деньги. Мы находимся в самом центре города и видим, насколько люди сейчас обеднели. Буду пытаться из таких парней, как Мейржан, пользуясь его молодостью и неиспорченостью, лепить что-то, хотя на данный момент работаю на ноль, то есть не зарабатываю ничего. Могла бы сдать помещение, где находится кафе, в аренду и получать доход. Но я видела за полвека своей жизни все – и богатство, и лишения, а теперь, что называется, пришло время отдавать долги: я не хочу, чтобы завтра все мои соотечественники сидели по тюрьмам. И я ведь не одна такая. Я вижу, как знакомые предприниматели бьются изо всех сил, – лишь бы сдержать рост безработицы и не сокращать рабочие места. Многие и сами не могут ответить на вопрос, зачем они это делают, но мне кажется, что каждый из нас подсознательно думает: «Пусть я создам всего лишь 10 рабочих мест, но так мне будет спокойнее жить в стране, где я родился».

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 1055 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика