Четверг, 16 августа 2018 14:45

«Фейсбук» как поле боя. Стоит ли вмешиваться в сетевые межнациональные разборки? Избранное

Автор

В казахстанском сегменте «Фейсбука» набирает обороты опасный тренд – выяснение межнациональных отношений. Пользователи соцсети, участвующие в виртуальных разборках на межэтнической почве, уже не стесняются в выражениях и при этом руководствуются двойными стандартами: гневно воспринимают негативные высказывания в адрес своего этноса и мирятся с тем, когда унижают другие, а нередко и сами в этом участвуют, сообщает Central Asia Monitor.

А слово «толерантность» приобрело в последнее время ругательный оттенок…

Очевидно, что до добра эта тенденция не доведет - рано или поздно она выйдет за пределы Интернета, и тогда бороться с ней будет гораздо сложнее. Действовать нужно здесь и сейчас. Вопрос: как? Посредством показательных судебных процессов? Но мы знаем массу примеров, когда подобные кампании оборачивались банальными расправами и преследованием неугодных. К тому же высок риск спровоцировать еще больший раздрай среди «фейсбукчан». Как показали последние события, для них в принципе уже неважно, что человек раскаялся и даже наказан (уволен, попал под следствие, не говоря уже о репутационных потерях) – «травля» будет продолжаться до тех пор, пока не появится новый персонаж или новый повод.

Также высказывается предложение выработать специальные правила поведения в Интернете. Но вряд ли они способны приструнить пользователей соцсетей, особенно сейчас, когда выяснение межнациональных отношений уже вышло за традиционные рамки такта и деликатности. А, может, государственным и общественным институтам, призванным как раз таки крепить дружбу и согласие в стране, пора вспомнить о своей миссии? Однако и на это надежд мало. Например, мы вот уже 26 лет наблюдаем за тем, как Ассамблея народа Казахстана проявляет абсолютную пассивность и беззубость, почти никак не участвуя в разрешении межэтнических конфликтов, время от времени возникающих на территории республики.

Что же делать? А может, вообще не стоит обращать внимания? С этими непростыми вопросами мы обратились к нашим экспертам.

Серик БЕЙСЕМБАЕВ, эксперт ИМЭП при Фонде первого президента:

«Бороться нужно с языком вражды, а не с его проявлениями»

- Ситуацию с Константином Горожанкиным я бы не стал прямо проецировать на сферу межэтнических отношений. Да, общество у нас сильно поляризовано по этническому признаку, но уровень конфликтности в целом не такой высокий, как это может показаться после подобных скандалов в соцсетях.

Здесь, скорее, мы имеем дело с феноменом сетевого мышления – это когда пользователи того же «Фейсбука» сильно подвержены групповым стереотипам и легче идут на конфронтацию. Думаю, при реальном общении они бы быстро разъяснили свои позиции, и конфликт был бы исчерпан. А в виртуальном пространстве у них нет такой возможности, поскольку там комментарии людей воспринимаются вне контекста, происходят их домысливание и разноуровневая интерпретация.

Поэтому соцсети сегодня напоминают глобальную арену боя. Конфликты возникают везде и по самым разным поводам. Защита этнической идентичности - лишь одна из них. Причем степень конфликтности особенно высока в тех странах, где Интернет и соцсети только начинают получать массовое распространение, а уровень информационной культуры граждан остается низким.

В Казахстане, конечно, существует своя специфика. Здесь проникновение «Фейсбука» относительно слабое, но это сообщество растет – и, прежде всего, за счет казахскоязычного сегмента с его болезненным отношением к вопросам, связанным с национальностью, языком и религией.

В прошлом году я участвовал в проекте по изучению «языка вражды» (hatespeech) в казахстанском сегменте «Фейсбука». Выяснилось, что такой язык провоцируется, прежде всего, этническими и религиозными стереотипами. Причем произошла определенная «нормализация» токсичных суждений в адрес некоторых этноязыковых групп. Таких текстов достаточно много, и они редко становятся предметом широкой дискуссии. Конечно, за исключением случаев, когда мнение высказывается публичными и статусными персонами, как это было в истории с господином Горожанкиным.

Что касается прямого вмешательства государства в регулирование подобных конфликтов, то я отношусь к этому скептически. Естественно, необходимо реагировать, когда звучат явные призывы к насилию или преступному действию. Но если человек попал под шквал общественной критики за неосторожно высказанное мнение, то он уже наказан. Дополнительная мера в виде уголовного преследования скорее нагнетает страх на общество, чем способствует снижению уровня конфликтности.

Мне кажется, необходимо дать сетевому сообществу возможность самому выработать правила публичной коммуникации. Для этого нужно время, а потому не стоит торопиться с ужесточением законов. Опыт других стран показывает, что контрольно-запретительные меры неуместны и могут привести к избирательной дискриминации.

Лучше сфокусироваться на повышении медиаграмотности людей, работать с продвинутой частью пользователей и бороться в целом с языком вражды, а не с отдельными его проявлениями. Существуют международные организации, которые продвигают проекты по снижению уровня ненависти в соцсетях и воспитанию информационной культуры. Можно опереться на их опыт и помочь каждому стать более ответственным в соцсетях.

Максим КРАМАРЕНКО, руководитель информационно-аналитического центра «Институт евразийской политики:

«Получается, что у нас в стране есть два народа…»

- Социальные сети отчасти отражают настроения, существующие в обществе. Поэтому фиксируемый в СМИ тренд на рост межэтнической напряженности, конечно же, является объективным отражением тех мнений, которые имеют хождение в Казахстане. Медиатизация общественных отношений привела нас к такой аксиоме - что у человека на уме, то у блогера на «стене».

При этом стоит учитывать погрешность на астротурфинг – искусственно создаваемое общественное мнение, но она небольшая. Поскольку астротурфинг обычно используется заинтересованной стороной для усиления уже существующих проблем, в особенности таких, как этнические противоречия в многонациональном государстве.

Но мы серьезно заблуждаемся, полагая, что если нам удастся пресечь деятельность того или иного блогера, «озабоченного» национальным вопросом, то сможем погасить рост межэтнических противоречий. Ведь все, что мы сейчас наблюдаем в «Фейсбуке», да и в других социальных сетях, является следствием ошибок, допущенных при национальном строительстве, начиная с момента обретения Казахстаном независимости.

Еще одним показателем того, что в нашем государстве не все спокойно в межэтнической сфере, являются данные о миграции из республики нетитульного населения. Цифра колеблется в диапазоне от 20 до 40 тысяч ежегодно.

- О каких конкретно «ошибках» вы говорите?

- Распад СССР дал Казахстану, как и другим бывшим союзным республикам (в большинстве своем полиэтничным и поликонфессиональным), две альтернативы. Первая – строительство конкурентоспособного, развитого государства по типу Швейцарии, Финляндии или Бельгии, которые являются образцами многоэтничных обществ. Вторая – построение этнократии, предполагающей различные формы ассимиляции нетитульного населения. Если в первом случае высшей ценностью объявляются права человека и частная собственность, то во втором – интересы только одной, титульной, нации. У нас же попытались объединить оба варианта, хотя это невозможно.

Скажем, в новой редакции закона об АНК присутствуют такие термины, как «этносы Казахстана», «народ Казахстана» и «казахский народ». То есть получается, что у нас в стране есть два народа: один - «народ Казахстана», а другой - «казахский народ». В таком случае что представляет собой общенациональное единство? Концепция развития АНК до 2025 года пытается дать ответ на этот вопрос. В частности, она декларирует существование единого неделимого народа Казахстана, состоящего из всех этносов, которые проживают на территории республики и представители которых имеют гражданство РК, но при этом выделяется особое место для казахского народа – вокруг него и должны консолидироваться другие этносы.

Любопытно, что в нашей полиэтничной стране на законодательном уровне избегают такого термина, как «национальное меньшинство», видимо, пытаясь уйти от ясных, четких и недвусмысленных норм международного права. Хотя последнее гарантирует защиту этнических групп на международном уровне, а также обязывает отдельные государства создавать для них определенные социально-политические преференции.

В свое время ОБСЕ разработала замечательные Лундские рекомендации, касающиеся эффективного участия национальных меньшинств в общественно-политической жизни. Согласно им, государства должны предоставлять этим самым меньшинствам доступ к реальным рычагам политического влияния в стране на уровне центрального правительства. Это может быть выражено путем создания для этого специальных механизмов, например, резервированием за национальными меньшинствами определенного числа мест в одной или в обеих палатах парламента, либо в парламентских комитетах; либо наличием официальных или неофициальных договоренностей о закреплении за представителями национальных меньшинств постов в кабинете министров, мест в верховном или конституционном суде, либо в судах нижестоящих инстанций, а также в назначаемых совещательных органах или других органах высокого уровня.

Вместо этих проверенных во многих странах механизмов мы создали Ассамблею народа Казахстана, где ничего этого нет. Даже присутствие в парламенте девяти депутатов от этого органа, по сути, не является представительством интересов отдельных этнических групп и де-факто означает управляемый властью процесс. На деле АНК является не столько инструментом формирования должного уровня межэтнического согласия, сколько своеобразной ширмой, создающей иллюзию благополучия и тем самым прикрывающей негативные процессы, происходящие в нашем обществе. Это примерно то же самое, что лечить одним только лейкопластырем начавшийся у больного абсцесс.

Ассамблея могла бы стать механизмом трансляции интересов этносов Казахстана, если бы при разработке закона о ее функционировании ориентировались на положительный опыт существования многонациональных государств, нашедший свое отражение в Лундских рекомендациях ОБСЕ.

- А вам не кажется, что «воду мутят» отдельные «доброжелатели»? Кто эти люди, и чего они добиваются?

- Одной из причин всплеска национальной озабоченности в сети является проводимая в Казахстане политика пересмотра исторического прошлого. При этом следует учитывать, что она реализуется не только властью, но и, так сказать, «третьей силой» через различные НПО и якобы независимых журналистов, блогеров и иных лидеров общественного мнения. В результате происходит не научно-обоснованный диалог, а навешивание различных ярлыков.

Например, продвигая идею о том, что Россия как государство-колонизатор только грабила Казахстан, ее сторонники неизбежно подводят дело к тому, что вольно или невольно происходит экстраполяция этого негативного образа на всех русских, живущих в РК. Хотя, во-первых, российский колониализм сильно отличался от агрессивного англосаксонского, в противном случае казахский поэт-просветитель Абай не призывал бы в своем творчестве к тесному взаимодействию с Россией. Ну и, во-вторых, определенная часть русских появилась на территории Казахстана именно в поисках убежища от притеснений в России. Например, старообрядческие общины русских в Восточном Казахстане были повторно приняты в подданство России уже после вхождения в ее состав всех трех казахских жузов. То есть, они появились здесь задолго до процессов присоединения. Но ярлыки уже развешаны, и они создают определенное напряжение между двумя этническими группами.

И это не единственный пример. То же самое с голодом 30-х годов ХХ века, который преподносится как политика геноцида исключительно в отношении казахского народа. Ну а как же тогда голодавшие в Поволжье и на Урале?! Ведь все народы СССР, в том числе и русский, понесли в тот период невосполнимые человеческие потери. И опять же этот созданный негативный образ России переносится на русских, живущих сейчас в РК. И борьба с так называемым колониальным прошлым бьет в первую очередь по ним, заставляя паковать чемоданы - и дальше по списку «вокзал-Россия».

Все это приводит к росту взаимной злобы, которая пока, слава богу, выплескивается только на страницы социальных сетей. Поэтому, конечно же, надо пресекать любые формы разжигания межэтнической розни, где бы они ни происходили, в том числе и в виртуальном пространстве. Возможно, даже следует пойти на введение жестких правил регистрации в сети с указанием паспортных данных.

Но чтобы избежать различных потрясений, нужно устранять причину, то есть исправлять допущенные ошибки. И самое главное – государство должно быть справедливым по отношению ко всем членам общества, максимально учитывая их этнические интересы.

Нуртай МУСТАФАЕВ, историк:

«У нас одна страна, одна судьба»

- Тема межэтнических отношений – едва ли не самая популярная в «Фейсбуке». При этом большинство участвующих в ее обсуждении легко скатываются к оскорблениям того или иного человека, повторяют либо сами придумывают ложные негативные стереотипы в отношении отдельных этнических групп – русских, казахов, уйгуров, узбеков и других.

По поводу Горожанкина. В этом случае мы видим эффект стаи, толпы, когда люди начинают кого-то травить за какое-либо непродуманное либо просто глупое высказывание. Особенно неприятно то, что травят те, кто прячется за выдуманными никами, по сути – анонимы.

В этой связи я бы хотел предложить внести поправки в законы, регулирующие сферу интернет-пространства. Все должны высказываться под своим именем и фамилией. Никаких «Капитанов Америка», «Гость 755» и других пользователей под нелепыми, дурацкими никами быть не должно. Ведь в СМИ никто не публикует и не распространяет информацию оскорбительного характера о том или ином человеке, не будирует анонимно темы, разжигающие межэтническую рознь.

Кроме того, хотелось бы, наконец, сказать, что тема межэтнических отношений совсем непростая, и судить об этих проблемах с бухты-барахты, рубя с плеча, не следует, тем более неспециалистам. Это дилетантам кажется, что все разбираются в межнациональных (межэтнических) отношениях. А на самом деле эти проблемы глубоко, детально изучаются в сотнях, тысячах исследований по этнологии, этносоциологии, этнической психологии, и занимаются этим профессионалы.

Всем нам необходимо понять, что мы – народ Казахстана, что полиэтничность – это достояние республики, что это не негативный фактор, а безусловное преимущество! Наглядный пример – жизнь и свершения Дениса Тена. Кто как не он прославил наш Казахстан, показал, что у нас есть талантливые люди? А разве мы не гордимся Ольгой Шишигиной, Ольгой Рыпаковой, Еленой Хрусталевой, Ильей Ильиным и многими другими? Помню, летом 2000 года все в Алматы смотрели трансляцию с Олимпиады – и вдруг в беге на 100 метров победила Ольга Шишигина. Произошло как бы маленькое землетрясение, со всех сторон звучало «Ура!», «Мы победили!», небо озарили фейерверки...

Считаю, что спорт может наглядно продемонстрировать, что в Казахстане проживают талантливые этносы. Мы многое умеем, мы должны нормально взаимодействовать, общаться. У нас одна страна и одна судьба.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 39 раз

Похожие материалы (по тегу)

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика