Четверг, 26 июля 2018 14:25

Суверенная демография. Моноэтничность в Казахстане грозит снижением рождаемости? Избранное

Автор

Как считают некоторые эксперты, тема эмиграции в Казахстане излишне политизируется. По их мнению, масштабы оттока населения в настоящее время не столь катастрофичны, как их пытаются представить. А вот за что действительно стоит тревожиться, так это за спад рождаемости, деградацию института семьи и старение населения. Ведь вполне может случиться так, что вместо ожидаемого демографического взрыва мы столкнемся с демографическим кризисом… О том, можно ли доверять подобным выводам и на какие тенденции стоит обратить особое внимание, мы попросили рассказать Александра Алексеенко, доктора исторических наук, профессора ВКГУ им. С.Аманжолова, пишет Central Asia Monitor

Чемоданные настроения

- Александр Николаевич, на самом ли деле эмиграция населения увеличилась? И так ли опасна это тенденция, как сейчас все говорят?

- Проблема в том, что мы оцениваем процессы эмиграции на основе методов их изучения, выработанных еще в 1990-е годы. Тогда доминировали катастрофические выводы, сложившиеся в результате анализа количественных показателей. Сейчас у нас совсем иная ситуация. Тот же эмиграционный отток в десять раз меньше, чем в середине 1990-х. Тем не менее увеличение, даже незначительное, количества уезжающих по привычке оценивается неадекватно тревожно.

На мой взгляд, сегодня большое значение при принятии решения об отъезде приобрели изменения в социокультурном пространстве, которое во все большей мере функционирует на основе культуры, языка и традиций казахского этноса. Эта тенденция развивалась в целом не очень быстро и не очень заметно для большинства «нетитульного» населения. Сейчас некоторые его представители стали осознавать ситуацию и просчитывать варианты «встраивания» в изменившееся социокультурное поле. И у тех, кто претендовал на достижение высокого социального статуса, появляются новые мотивы для эмиграции.

Понятно, что данная проблема актуальна не только для «нетитульных», но и для части городских казахов, оторвавшихся от этнических ценностей. Ресурсов для попадания в социальные лифты у них, объективно говоря, тоже немного, так как, судя по многочисленным публикациям в СМИ, функционирование этих лифтов все больше переходит на традиционные рельсы. Постепенно оформляются параметры «качественной» эмиграции. Изучение последней количественными методами не в полной мере отражает суть происходящего, поэтому необходим поиск новых методов.

- Чем, по-вашему, интересна нынешняя демографическая ситуация в стране?

- В настоящее время Казахстан переживает очень интересный период демографического развития. Роль внешних миграций, имевших ранее огромное влияние на изменение численности и этнического состава населения, свелась к минимуму. Эта динамика почти полностью зависит от эволюций воспроизводства, то есть от соотношения числа рождений и смертей. Причем более чем на 90% этот процесс определяют казахи. То есть впервые в новейшей истории казахи определяют демографический ритм государства. Идет становление суверенной демографической системы, функционирующей на автохтонной основе. И нам сейчас важно определить основные тенденции ее развития, выявить намечающиеся закономерности.

«Золотой век» казахской демографии

- О каких «закономерностях» идет речь?

- В научно-популярной литературе этнодемографические изыскания строятся в основном на сопоставлении удельного веса различных этносов в составе населения Казахстана в различные периоды истории. Выводы в результате таких сопоставлений эмоционально насыщенные и предсказуемо негативные. Но подобный подход оставляет на периферии научной мысли анализ процессов, определяющих ход демографического развития непосредственно самих казахов. Попробую восполнить этот пробел.

В демографии чаще всего причина явления и его следствие разделены большими отрезками времени. Поэтому суть причины вполне может быть забыта. Особенно если эта причина располагалась в ином «политическом измерении». Для того чтобы следствие не принять за причину, важно провести ретроспективный анализ. Так вот, сегодняшнее демографическое состояние во многом является следствием событий 50-60-летней давности. Я уже неоднократно говорил об этом, поэтому постараюсь коротко проследить алгоритм демографического пути казахов в обозначенном диапазоне.

Напомню, в 1950-60-е годы казахи переживали состояние демографического взрыва. Определяющее, на мой взгляд, значение имела сложившаяся в то время этническая дифференциация социально-экономической деятельности. Индустриально-промышленные функции, всегда ведущие к сокращению рождаемости, выполняли в основном «нетитульные» этносы. Казахи же в массе своей оставались сельскими жителями.

Сохранившиеся традиции высокой рождаемости, поддержанные социальными государственными преференциями (бесплатные медицина и образование, различные пособия, поддержка многодетных семей и т.д.) привели к качественному изменению демографических характеристик этноса. Следствием быстрого снижения смертности (в первую очередь младенческой) на фоне сохраняющегося уровня рождаемости стал стремительный рост численности населения.

Данные статистики свидетельствуют о том, что фактически за одно демографическое поколение (тридцатилетие между переписями населения 1959-го и 1989-го) численность казахов увеличилась в 2,4 раза! И это неудивительно, если учесть, что в начале 1960-х суммарный коэффициент рождаемости у казахских женщин достигал более 7 (то есть на одну приходилось в среднем 7 детей). Причем на то время это был не только самый высокий показатель в СССР, но и один из наиболее высоких в мире. Можно даже сказать, что 1950-60-е годы стали «золотым веком» казахской демографии.

- Ну, у казахов всегда были сильны традиции многодетности…

- Основой становления традиции многодетности у казахов, на мой взгляд (базирующийся на многочисленных интервью), стал именно период 50-60-х гг. ХХ века. Подчеркну: именно многодетности, а не высокой рождаемости. Рождаемость у казахов всегда была высокой, но она нейтрализовалась огромной смертностью, особенно младенческой и детской.

Дело в том, что состояние многодетности воспринимается на бытовом уровне как раз через призму рождаемости. Государственная поддержка, ведущая к снижению младенческой, детской смертности, является некоей абстракцией, остается на периферии бытового сознания и не видится в качестве ведущей причины становления многодетности. Рождение же детей, их развитие происходит на глазах родителей, входит в систему семейных ценностей. Поэтому высокая рождаемость ощущается как ведущий компонент в конструировании традиции многодетности.

А поскольку основная масса казахов по-прежнему проживала в сельской местности, то складывается впечатление, что рождаемость характерна именно для казахов, является их национальной особенностью. Основанием для вывода о распространенной многодетности в далеком прошлом служат отдельные примеры существования таких семей, обобщающиеся до уровня явления, присущего всему народу. Но статистических подтверждений многодетности у казахов нет. Повторю: традиции высокой рождаемости, конечно, были, но необходимо учитывать и другую сторону процесса воспроизводства населения.

«Лучшая контрацепция – образование»

- Как долго может длиться инерция демографического взрыва?

- Функционирование современной демографической системы во многом зависит от поколения, рожденного в это время. Кратко проследим его историю. В 1970-80-е гг. «поколение взрыва» постепенно вошло в возраст социальной активности. В первую очередь это сказалось на этническом составе студенческой молодежи. В 1980-81 гг. он выглядел так: казахи – 130 тысяч человек (49,8% студенчества Казахстана), русские – 90 тысяч (34,8%). В 1989-90 гг.: казахи – 155 тысяч (54,2%), русские – 89 тысяч (31,2%). К концу советского периода казахи были самым образованным народом в Казахстане. Во всяком случае, среди казахов высшее образование на тысячу представителей этноса имели: в городах – 150, в селах – 70, тогда как среди русских эти показатели составляли соответственно 126 и 47.

Подобное соотношение не говорит о каких-то особых этнических преференциях. Дело в том, что большинством населения Казахстана в молодежной, «студенческой» возрастной группе были именно казахи – представители «поколения взрыва». Возрастная структура русского населения была другой, большую часть его составляли люди, уже вышедшие из студенческого возраста.

- А какое отношение ко всему этому имеет образование? Как оно влияет на демографические процессы?

- В демографии имеется закономерность – чем выше уровень образования, тем ниже рождаемость. Демографы даже шутят: «лучшая контрацепция – это образование женщин». Иначе говоря, данный факт свидетельствует о том, что демографическое поведение представителей «поколения взрыва» будет уже другим, нежели у их родителей. И это подтверждается статистикой. Если в начале 1960-х гг. коэффициент рождаемости равнялся, как я уже говорил, 7, то в конце 1980-х он снизился вдвое – до 3,6. Прибавьте к этому бурную урбанизацию казахов - как известно, в городах рождаемость всегда ниже...

- Выходит, «поколение взрыва» завершило свою миссию?

- Нет, оно запустило первую «демографическую волну». В 1970-х, а особенно в 1980-х представители «поколения взрыва» стали создавать семьи. И хотя они не были столь многодетными, как ранее, абсолютное количество рождений начало быстро увеличиваться. В результате Казахстан пережил новый демографический подъем. В наиболее «ударные» годы (1986-1987) в республике родились 828 тыс. детей, что является наивысшим показателем в демографической истории Казахстана.

В свою очередь поколение 1980-х начало обзаводиться семьями в начале 2000-х, что вызвало к жизни третью демографическую волну, которая очень четко наблюдалась в первое десятилетие ХХI века. По логике, в середине-конце 20-х годов ХХI века должна наметиться уже четвертая. Но каждая новая волна всегда слабее предыдущей, поскольку у молодежи меняются представления о браке, семье и детях.

Дефицит родителей

- То есть, инерция событий 1950-60-х гг. постепенно иссякает?

- Нет, она будет иметь продолжение, но оптимизма уже меньше. Все-таки у демографического взрыва и его волн имеется обратная сторона - с течением времени люди, родившиеся в такие периоды, начинают стареть. И сейчас это в полной мере относится к «поколению взрыва». Все женщины 1950-х гг. рождения находятся уже в пенсионном возрасте, к ним все активнее присоединяются рожденные в 60-е. Что касается мужчин, то у них этот процесс только начинается, однако динамика обещает быть такой же высокой.

Достаточно посмотреть на возрастную структуру населения. «Поколение взрыва» в основном сконцентрировано сейчас в многочисленной возрастной группе от 50 до 69 лет (1949-1968 г.р.) - это почти 18% населения Казахстана. Поколению первой волны, обеспечивающему большинство рождений, сейчас в основном от 25 до 39 лет (1979-1993 гг. рождения), и оно составляет более 24% населения РК. Так вот, старшее поколение будет все более активно смещаться в сторону пенсионного возраста (а многие уже там), соответственно будут расти показатели смертности. А поколение, обеспечивающее показатели рождаемости, все более активно будет выходить из детородного возраста.

Так что в 20-е годы ХХI века нас ожидает другая демографическая ситуация, менее оптимистичная, чем сейчас. Вот такое неоднозначное влияние оказывает прошлое. Причем это объективный процесс, довольно легко прогнозируемый. И если в ухудшении демографических показателей и есть вина госструктур, то уж точно не такая, какую им иногда приписывают некоторые СМИ...

- Способна ли современная молодежь переломить эту тенденцию?

- Проблема в том, что молодежи (15-24 года), способной сейчас и в близкой перспективе подхватить демографическую эстафету у предыдущих поколений, немного. В основном это те, кто родился в кризисные 1990-е годы. А в то время, как известно, рождаемость резко упала. Если в 1986-1987 гг. в Казахстане родились 828 тысяч детей, то через десять лет, в 1996-1997 гг., – всего 488 тысяч, или в 1,7 раза меньше.

Иначе говоря, потенциальных мам и пап у нас сейчас мало, а потому сокращается количество браков и, как следствие, падает число рожденных детей. Так что эмоциональные нравственные интерпретации/комментарии в данной ситуации не очень уместны.

Этим в общем-то и завершается влияние объективных долговременных факторов, прослеживаемых через эволюции возрастной структуры, на суверенные демографические процессы. Говорить о «наследии СССР», а конкретно о сложившемся к концу советской эпохи этническом составе населения, уже не приходится. В частности, на рождаемость европейские народы оказывают все меньшее влияние. То есть постепенно завершается время перехода от прежней демографической системы, во многом базировавшейся на «европейских» стандартах воспроизводства, к суверенной. Тенденция ее функционирования на автохтонной основе становится все более явной.

«Социальное» вытесняет «биологическое»

- Бытует мнение, что казахстанцы, как и жители Европы, стали поздно жениться и поздно рожать. Как вы это объясните?

- Да, общим для города и села стало то, что рост коэффициентов рождаемости наиболее интенсивно идет в старших (30 и более лет) группах. У женщин этого возраста на свет обычно появляются третьи, четвертые и т.д. дети. Но в Казахстане, как и на всем постсоветском пространстве, присутствует отличительная от европейского варианта особенность. Европейские женщины стали поздно выходить замуж и поздно рожать в силу повышенной социально-экономической нагрузки (образование, карьера, материальное благополучие и т.д.). Причем в значительной мере эта нагрузка приходится на самый «ударный» репродуктивный возраст – от 20 до 30 лет. Рождаемость сдвигается на более поздний период жизни. «Социальное» вытесняет «биологическое».

Все это, конечно, есть и у нас. Но необходимо учитывать и то, что период потенциально наибольшей репродуктивной активности поколения «30+» пришелся на кризисные 1990-е годы, поэтому представления о количестве детей в семье, формировавшиеся часто в традиционной среде, не были удовлетворены в полной мере. Они реализуются в настоящее время, когда и социально-экономическая ситуация иная, и все более проблематичным становится дальнейшее откладывание деторождений. Поэтому вклад женщин старшего репродуктивного возраста в рождаемость становится все более весомым.

- Значит ли это, что сутью суверенной демографической системы становится многодетная семья?

- Не совсем так - данное явление не во всем отражает суверенную суть. Нельзя с уверенностью утверждать, что тенденция будет долговременной. Дело в том, что установки на рождаемость у женщин старшего возраста формировались в основном в советский период истории. Традиционные семейно-бытовые стандарты, «законсервированные» советской властью в сельской среде, наиболее комфортно чувствовали себя в условиях полиэтничности, когда индустриально-городские функции выполняли представители других этносов.

Сейчас ситуация несколько иная. Влияние представлений, формировавшихся под воздействием особенностей социально-экономического существования в советской системе, завершается. Сохранить традиции многодетности, высокой рождаемости будет намного сложнее, поскольку параметры воспроизводства населения все в большей мере определяются городской средой, функционирующей на «казахской» основе.

- То есть, моноэтничность ведет к снижению рождаемости?

- Да, в случае все большего вовлечения казахов в промышленные, технические и в целом в городские сферы. Теперь необходимо осваивать все городские функции. А это, разумеется, ведет к снижению рождаемости.

Параллельные миры

- А разве сейчас в городах не наблюдается довольно высокая рождаемость?

- Более того, в городах она выше, чем в селах. Происходит это потому, что в города активно перемещается сельская молодежь. Мы сейчас наблюдаем так называемый «количественный» вариант освоения городского пространства. Быстро растущее городское население в массе своей представлено вчерашними сельскими жителями, переносящими в город значительную часть соответствующих социокультурных воззрений.

Во многом нынешнее городское население страны – это сельские казахи с соответствующим менталитетом, живущие в городах. Им еще предстоит стать горожанами по сути, а не только по месту проживания. Представления же о жизни «новых горожан» и казахской молодежи, являющейся горожанами уже не в первом поколении, существенно отличаются. Свидетельство тому – эмоциональные пикировки в социальных сетях. При этом заметно, что «наступающей» стороной чаще всего являются представители традиционных воззрений (осуждение межэтнических браков, стиля одежды, манеры поведения и т.д.).

Кроме того, в активный социальный возраст начинают вступать городские казахи во втором и частично в третьем поколении. В основном это родившиеся и социализировавшиеся в городе дети представителей «урбанизационной волны» 1990-х. Они полифоничны, по социокультурным воззрениям находятся между «европейским» и «автохтонным» вариантами и способны их объединить. Во многом именно это городское поколение, формирующееся в суверенный период, будет определять модернизационные тенденции в Казахстане.

Таким образом, суверенная демографическая система лишь приобретает, особенно в городах, осязаемые формы. С одной стороны, присутствует определенная реанимация традиционных представлений о семье, браке, роли женщины в обществе. С другой – модернизационные устремления. Из компонентов этого цивилизационного диапазона и строится суверенная демографическая система. При этом сочетание и удельный вес различных компонентов регионально дифференцированы.

Поэтому сложно определить общереспубликанский тренд. Я могу лишь обозначить общий вектор - суверенные варианты строительства городской демографической системы не воспроизводят городской опыт казахстанских русских.

- Почему? В чем их отличие?

- В том, что городские русские, особенно те, кто оказался в Казахстане в результате миграций из регионов СССР, были слабо связаны с казахской средой, казахской культурой в целом. Советская городская казахстанская среда практически не имела ничего общего с сельской казахской средой, не подпитывалась ее культурой. Присутствовали почти не соприкасавшиеся друг с другом «параллельные миры».

Сейчас же все более явно сельско-городское пространство существует как единый организм, тесно переплетенный множеством семейных, социальных, экономических, культурных нитей. Существует вероятность создания уникальной городской демографической, социокультурной системы. То есть сохранение традиций, в том числе рождаемости, и в то же время модернизационный прорыв. Объективно для этого много что есть, а главное – немалое количество молодежи. В демографии это называется «демографическое окно» - присутствует многочисленная группа людей социально активных, ищущих, пытающихся что-то сделать. Главная задача – правильно распорядиться этим потенциалом.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 43 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика