Четверг, 26 июля 2018 10:28

У моей жены часто спрашивают: «А почему ты не за казахом?» – швед из Стокгольма Избранное

Автор

Этот 30-летний стильный парень уже имеет свой ресторан в Алматы. Его имя будоражит сердца любительниц «Сумерек». При этом он образцовый зять для своей казахской тещи. Эдвард Август Хэншел рассказал порталу 365info.kz о нелюбви к бешбармаку, холодной теплоте местных, ксено- и гомофобии, и о том, как Казахстан изменил его сознание.

— У вас такая экзотичная внешность! Кто ваши родители?

— Отец – немец, мама – бразильянка, а рожден я был в столице Швеции Стокгольме.

— Как вас сюда занесло?

— Когда мне было 12 лет, семья переехала из Стокгольма в Санкт-Петербург. Там мы с сестрой учились в американской школе.

В 15 лет я начал искать работу, ведь у нас в Швеции в этом возрасте уже надо начать набирать стаж

Я устроился в ресторан на позицию хоста, человека, встречающего гостей.

Раньше, когда мы с семьей путешествовали, в ресторанах нас часто встречали эти улыбчивые и услужливые люди, мне было так приятно их общество. Но потом я сам оказался по ту сторону баррикад. И знаете, это совсем невесело (смеется).

Через год мы вернулись в Швецию, там я устроился в гостиницу официантом. А когда достиг совершеннолетия, улетел в Дубай на учебу по специальности, связанной с общепитом.

В качестве дипломной работы мы с нуля открывали ресторан. Нам выдали небольшой бюджет и ждали от нас готового заведения с сервисом, меню, маркетинговой стратегией, финансовым подсчетом, стилем и прочими вещами. Срок – 4 дня! За это время мы с ребятами открыли ресторан современной индийской кухни и получили высший балл.

Судьбоносная встреча

— А затем вы встретили ее?

— Почти. Я работал в дубайском ресторане и выстроил там сервис, даже поваром удалось поработать. Но! Хоть я и люблю готовить, не хочу стоять у плиты всю свою жизнь, поэтому решил открыть свой бизнес. Хотя, черт возьми, ничего не смыслил в бюджетном планировании — я был плохим студентом (смеется). Благо, есть Гугл! Пока я получал собственное «второе высшее», встретил свою будущую жену Сабину.

— Интересно, что в арабской стране вы встретили именно казашку!

— Да (смеется). Нас познакомил общий друг. Через три месяца я пригласил Сабину поехать со мной в Швецию, чтобы познакомить ее с родителями. Она у меня спрашивает: «А что они скажут?».

Тогда я не совсем понимал здешнюю культуру и насколько знакомство с родителями важная часть. Я ей объяснил, что ничего страшного, мы просто познакомимся и все. Если ничего не получится – окей, ты просто будешь знать этих людей.

— Вас не привлекали шведки?

— Мой взор всегда был устремлен на весь мир!

— Как отнеслись ваши родители к будущей невестке?

— Они просто сказали «Хорошо». Мама и папа никогда не препятствовали моему выбору и всегда меня поддерживали.

— А как прошла встреча с казахской стороной?

— Нормально. Ее мама переживала, чем мы будем здесь заниматься. Она серьезная бизнесвумен.

Говорила про языковой барьер, отсутствие опыта, но меня ничего не пугает. Если что-то кажется сложным – окей, это будет челлендж.

8 лет вместе, скоро свадьба!

— Наверняка вас накормили в тот день бешбармаком.

— Конечно! На столе стоял бешпармак с кониной. Кстати, я его уже ел до той встречи – в Дубае меня угостили друзья из Казахстана. Потом в Швеции мы с Сабиной сами купили конину и готовили беш уже там. Но до знакомства с ней я ни разу не ел конское мясо.

— И как вам наше традиционное блюдо?

— Если честно, в нем все ингредиенты, которые мне не нравятся: лапша из муки и воды, вареное мясо и лук. Больше вкуса нет. И этот бульон…

В моей голове произошел взрыв, когда я впервые попробовал бешбармак, ведь я с детства не любил вареное мясо!

Кстати, пробовал казы, но я все-таки больше люблю латинские колбаски – приправленные и пикантные.

— Был ли обряд «сырга салу» (надевание сережек невесте) или другие казахские обычаи?

— Если честно, это не самая традиционная семья, поэтому мы обошлись без обычаев. И вот мы уже восемь лет вместе.

— А как же прошла свадьба?

— Официальной свадьбы еще не было. Ждем.

Не обращаем внимания

— Кстати, в Казахстане были случаи, когда местные не приветствуют интернациональные пары и даже расстраивают свадьбы! Вы ощущаете ксенофобию в своей жизни?

— Когда мы переехали сюда в 2014 году – да, я чувствовал это, сейчас чуть меньше. Бывают случаи, когда мы отдыхаем в баре, я отхожу за коктейлями, а с моей женой кто-то пытается познакомиться. Когда я подхожу, а она говорит им: «Знакомьтесь, это мой муж», все начинают расспрашивать: «А почему ты не с казахом?», «ты должна поддерживать свою культуру», бла-бла-бла…

В общем, мы стараемся не обращать внимание на то, что от нас не зависит.

Это мой и ее выбор. Вот Швеция – мультикультурная страна. Там на улицах вы всегда увидите микс-пары.

Сказать что-то против них – это табу, подсудное дело. Это также касается и однополых браков

У меня много друзей, которые выбрали путь гомосексуализма. Ну и что? Это их выбор, так же как и выбор профессии для любого человека! Мы же не подходим к бухгалтеру и не говорим: «Уууу, ты бухгалтер!» Здесь то же самое.

Космополитичный ресторан

— Чем вы занимаетесь в Казахстане?

— Поначалу мы пробовали здесь разные бизнесы. Хотели построить ресторан с партнерами – не получилось. Затем поехали в Швецию и купили большую партию одежды и украшений, чтобы продавать скандинавский дизайн по демократичным ценам.

Но все-таки я чувствовал, что мне нужно заняться именно ресторанным бизнесом

Решили не отвлекаться на ритейл и полностью посвятили себя открытию ресторана. Нашли подходящее помещение, подписали не очень хороший договор, который не был зарегистрирован в акимате. Полтора года мы работали абсолютно без маркетинга.

Помню, в первую неделю – никого, наступает вторая неделя – потихоньку приходят люди, третья – их становится больше, четвертая – обозначились постоянные гости. Мы поняли, что наш концепт в подходе к меню работает.

А все потому, что наша еда не имеет национальности, она космополитична и вся из моей жизни

Она отражает мои путешествия: что-то из Бразилии, что-то из Азии, Африки, Европы. И вот, когда дело пошло в гору, спустя полтора года хозяева помещения говорят нам, что сделка закрыта и мы должны уйти. Это было, конечно, неприятно, но мы не стали опускать руки и приступили к поискам нового помещения.

Спустя девять месяцев мы возродили Craft на новом месте. Здесь все наше: мебель мы сами по частям собирали, дизайн интерьера – тоже наших рук дело. Кстати, тот неудачный опыт был получен не зря – многие люди узнавали меня на улице, и спрашивали: «Хэй, ты Эдвард? Из Крафта? Когда ты снова откроешь свой ресторан?»

От неприятия до любви

— Что вам нравится и не нравится в Казахстане?

— Нравятся люди. Ведь у каждого здесь есть то, чему можно поучиться. Но я хотел бы рассказать о трансформации моего восприятия здешних людей. Ведь вначале был ощутимый культурный и языковой барьер. Этот недобрый, холодный отклик, например, в магазине.

Никто не хотел мне помогать при выборе продуктов. Было мало терпения, если мой русский язык был плох. Да, конечно, это была слабость страны. Но это была и моя слабость из-за незнания местной культуры. Ведь если поразмыслить, можно понять, что тогда было постсоветское время, когда быть доверчивым и открытым было не принято

Вначале нужно познакомиться, затем встретиться с человеком несколько раз, узнать, чем он занимается, вот тогда можно уменьшать дистанцию.

Я начал понимать местных, их культуру и фактор недопонимания превратился в фактор любви и принятия

— Какие особенности у местных людей?

— Ответы здесь никогда просто так не придут, нужно обязательно спрашивать! И чем конкретнее вопрос, тем лучше. Например, если спросишь «ты знаешь, где находится этот магазин?», тебе ответят «да, я знаю». И все! «Подскажите, где находится такой-то магазин?» — вот так изначально нужно задавать вопрос.

Надо также сказать, что люди здесь очень любознательные! Мне нравится их постоянное желание узнавать что-то новое, их восприимчивость

Вот мы в ресторане сделали некоторые вещи несколько необычными. Местные видят и сразу спрашивают: «А как ты это сделал?» И я с радостью им отвечаю.

Казахстан меня изменил, успокоил

— Что бы вы изменили в Казахстане?

— Это достаточно закрытая страна. Туризм здесь только начинает развиваться. Конечно, хочется, чтобы для шведов срок визы увеличили, и он был больше, чем 30 дней, тогда наши родные и друзья могли бы дольше здесь находиться и познакомиться с этой большой страной

Но я также хочу сказать об изменениях, которые сам Казахстан произвел во мне. Я стал спокойным, перестал нервничать и суетиться. Мне это было нужно – ведь у меня совсем не было терпения!

К примеру, ремонт. Здесь нужно либо терпеть, либо стоять над душой, говорить «делай, делай» и контролировать

Для меня, человека из Швеции, это было поначалу непривычно, ведь там люди доверяют друг другу, а исполнители делают максимум, что могут.

Но местная культура научила меня пониманию, что нельзя сделать все и сразу, как ты этого хочешь. Надо учиться компромиссу. Если не получится сделать сегодня, то ничего страшного, сделай это завтра.

— А вам не кажется, что такой подход отражается на продуктивности?

— Да, надо найти баланс. Конечно, я не потерял всю свою нетерпеливость! (смеется)

В заключение хочу сказать, что Казахстан еще не раз изменит меня. Но я искренне хочу стать частью развития этой страны, поддерживая здесь экономику тем, что я умею делать.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 45 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика