Среда, 25 июля 2018 11:03

Один за всех: на какие проблемы казахстанского общества бросила свет трагическая смерть чемпиона? Избранное

Автор

Трагическая гибель прославленного казахстанского фигуриста, бронзового призера Олимпиады в Сочи 25-летнего Дениса Тена потрясла миллионы казахстанцев. Помимо боли от мысли, что смерть унесла жизнь молодого, талантливого, светлого и доброго человека с множеством нереализованных творческих планов, находившегося в самом начале большого успешного пути, казахстанцы испытали также шок от осознания своей незащищенности, отсутствия гарантий безопасности на улицах казахстанских городов. «На месте Дениса мог быть каждый из нас», - таков был лейтмотив постов в социальных сетях, выражавших боль утраты и возмущение случившимся, пишет пресс клуб "Содружество"

Обстоятельства убийства – Денис погиб от удара ножа, полученного в потасовке с ворами, снимавшими зеркала с его автомобиля – бросили свет на социально-экономические проблемы, которые годами копились в казахстанском обществе и сошлись в одной точке в этой трагедии.

Социальное неравенство и неустроенность молодежи

Примечательно, что оба подозреваемых в убийстве олимпийского чемпиона – Нуралы Киясов и Арман Кудайбергенов – почти ровесники Дениса Тена, им по 24 и 23 года. Вместе с тем они принадлежат абсолютно разным мирам.

Киясов и Кудайбергенов – уроженцы самых отстающих в социально-экономическом отношении регионов – Жамбылской и Кызылординской областей. Ранее привлекались к ответственности за мелкие автокражи. Как удалось выяснить журналистам газеты «Время», Кудайбергенов был задержан в Астане за аналогичное преступление – кражу автозеркал – буквально за неделю до убийства и выпущен под подписку о невыезде.

Журналисты сайта Holanews изучили страницу Киясова в социальных сетях и отметили, что особенно часто он писал о бедности. «Наступит день, когда и богатые будут зависеть от бедных», «Бедным быть не стыдно», «Никогда не смейся над бедными, ты ведь не знаешь, что случится с тобой завтра», «Главное, чтобы было здоровье – остальное украдем» - судя по этим записям, молодой человек остро переживал собственную бедность, а осознание социальной несправедливости вызывало в нем протест.

Экономист Сергей Домнин отнес подозреваемых в убийстве Дениса Тена к социальной группе «молодежи без образования, без работы и без профессионального обучения» – так называемому NEET «not in education, employment or training». Эксперт отмечает, что именно эта группа молодежи – резерв уличной преступности.

С. Домнин ссылается на исследование форсайтинговой компании EXIMAR, согласно которому в Казахстане индекс NEET в возрастной группе от 16 до 24 лет составляет около 37%. Причем оценки форсайтинговой компанией сильно отличаются от официальных.

Так, по оценке EXIMAR, индекс NEET среди молодежи в возрасте от 15 до 28 лет в Алматы составляет 14,5%, тогда как, по оценке Министерства национальной экономики (МНЭ), он значительно ниже - 6,6%. В Астане 12,5% по оценке EXIMAR, и 9,2% по данным МНЭ. В Шымкенте 14,1% и 10,8% соответственно (альтернативный индекс на три процента выше официального). В Актобе разрыв между оценкой форсайтинговой компании и МНЭ составляет свыше десяти процентов - 17,8% и 7,1%.

В числе основных причин высокого индекса NEET в исследовании EXIMAR называется недоступность профессионального и высшего образования. Ссылаясь на статистику 2016 года, эксперты отмечают, что из 313 тыс. выпускников школ 25% не продолжили образования.

«Эти 25% выпускников ежегодно пополняют ряды NEET, некоторые из них устраиваются на низко оплачиваемую не квалифицированную работу», - говорится в исследовании.

По мнению авторов работы, «в Казахстане отсутствует целостный системный подход в управлении процессом формирования человеческого капитала на принципах непрерывности и селективности, затрагивающих практически все области развития общества».

«Самым тяжелым последствием деформации образовательной сферы стало увеличение индекса NEET в сельской местности до 50%, в городах до 20% от возрастной группы 16-25 лет. Рост индекса с 2010 года идет семимильными шагами - если 7 лет назад число студентов в Казахстане в вузах превышало 750 тыс. человек, то сегодня их меньше 460 тыс. человек с сокращением на 49%, при том что общая численность населения выросла на 10%. Именно за этот период падение среднедушевого номинального ВВП в Казахстане также составило ровно 49% в валюте. Повышение индекса NEET прямо влияет на маргинализацию целых слоев общества, его криминализацию и рост социального напряжения», - подчеркивается в исследовании EXIMAR.

Непродуманная политика крайней коммерциализации сферы образования приводит к росту барьеров доступа подростков и молодежи к техническому и высшему образованию. «Необразованность выталкивает малообеспеченную молодежь в условия рынка не квалифицированного или низкоквалифицированного труда без социальных лифтов. Рост безработицы среди молодежи приводит к устойчивому росту преступности. Созданные барьеры доступа к образованию талантливую молодежь выталкивают из страны на поиски более лучших условий обучения», - подчеркивают авторы исследования и приводят следующую статистику. В настоящий момент в России обучается 75 тыс. студентов-казахстанцев, преимущественно на гранты РФ. Еще около 130 тыс. студентов выезжает в дальнее зарубежье по грантовым и платным программам. Министерство образования и науки выдает ежегодно не более 35 тыс. грантовых мест, в том числе 12 тыс. специальных образовательных заказов. Доступ к таким грантам затруднен даже у обладателей медали «Алтын белгі». «Доля студентов, обучающихся в Казахстане за собственный счет (на средства кредитов или помощи родителей) уже составляет 90%», - говорится в исследовании.

Таким образом, подозреваемые в убийстве Дениса Тена принадлежат к целой армии безработной, неустроенной, маргинализированной молодежи, которая в поисках перспектив и заработка – в том числе криминального – устремляется в большие и относительно благополучные казахстанские города – Алматы и Астану.

Неконтролируемая внутренняя миграция

Не по тому ли одним из самых настойчивых общественных запросов после трагической гибели Дениса Тена стало требование взять, наконец, под жесткий контроль процессы внутренней миграции, а еще лучше – закрыть Алматы от приезжих.

Эту позицию выразила известный журналист и общественный деятель Гульжан Ергалиева, которая в посте на Фейсбуке потребовала «сделать наш город закрытым на несколько лет».

«Требую провести полномасштабную и серьезную инвентаризацию Алматы - жилищную, санитарную, экологическую, транспортную, инфраструктурную... Провести строгую учетность населения. Всех праздношатающихся без постоянной работы и места жительства - экстрадировать по местам проживания! Всем акимам областей взять ответственность за трудоустройство и ответственность в судьбе возвращенных граждан. А то хорошо устроились - спихивать свой контингент на Алматы и Астану! Если получают деньги из бюджета, пусть обеспечивают людей работой и жильем! Надо прекратить бесконтрольную миграцию по стране!», - призвала известный журналист.

Мысль о контроле за ростом численности населения Алматы и Астаны, в сущности, не нова. Время от времени, ее изрекает какой-нибудь депутат, предлагая бороться с миграцией из села в город как источником социального неблагополучия, преступности и протестности, и тем самым навлекая на себя остракизм и обвинения в сегрегации.

Одна из последних попыток ужесточить контроль за миграционными потоками при помощи инструмента пресловутой «обязательной регистрации по месту временного пребывания» была предпринята в 2017 году. Оправданием для этой меры была названа необходимость борьбы с экстремизмом и терроризмом. Однако то ли из-за возникшего в ЦОНах ажиотажа и колоссальных очередей, то ли из-за общественной критики этой нормы как репрессивной и даже тоталитарной, а скорее всего из-за трудностей администрирования – спустя год о требовании обязательной временной регистрации подзабыли даже органы за нее ответственные.

Таким образом, инициаторам идеи «закрытых городов» вряд ли удастся отгородиться непроходимой стеной от орд безработной неустроенной сельской молодежи и создать себе оазисы иллюзорного социального благополучия. Ни ресурсов, ни, по-видимому, желания у государства для этого нет.

К тому же требование «заморозить» численность населения крупных городов не вписываются в активно продвигаемую сегодня в Казахстане стратегию урбанизации населения. Согласно ей нынешний уровень урбанизации (чуть больше 50%) недостаточен, в качестве ориентира называется показатель в 80%. Причем основная часть роста городского населения придется на четыре агломерации – Астану, Алматы, Шымкент и Актобе.

Неэффективность правоохранительной системы

Наконец, трагическая гибель Дениса Тена обнажила проблемы казахстанской правоохранительной системы, одной из особенностей которой является низкая раскрываемость мелких преступлений, особенно краж.

Политолог, член общественного совета Алматы Марат Шибутов приводит следующую статистику по г. Алматы за прошлый год: из 45 430 зарегистрированных краж в суд были переданы материалы только по 4020 эпизодам. То есть процент раскрываемости краж составил не более 10%.

По мнению экспертов, именно отсутствие наказания за мелкие правонарушения приводит к серьезным преступлениям. То, что подозреваемые в убийстве Дениса Тена, Киясов и Кудайбергенов, ранее привлекались за незначительные кражи, служит подтверждением этого тезиса.

Возмущение общества вызвало и то, что преступление произошло практически средь бела дня, в одном из престижных районов Алматы, что наводит на мысль о распоясавшемся криминале.

После гибели олимпийского чемпиона в ходе многочисленных дискуссий в качестве оправдания для действий (вернее, бездействия) полиции прозвучал аргумент, что убийство знаменитости может произойти в любой другой, даже самой развитой стране мира – вспомнить хотя бы смерть Джона Леннона от рук фанатика. Однако эта аналогия страдает условностью, поскольку убийство Дениса Тена имеет, прежде всего, социальные причины. По сути, это столкновение двух миров, двух параллельных реальностей, сосуществующих сегодня в казахстанском социуме. Не исключено, что в будущем схождение их в некой точке бифуркации способно сдетонировать социальным взрывом небывалой доселе силы.

И все-таки не следует возлагать персональную ответственность за трагедию на министра внутренних дел Калмуханбета Касымова, отставки которого сегодня единодушно требуют социальные сети. Очевидно, что ответственность за трагедию несут не только правоохранительные органы, но и ведомства, отвечающие за социально-экономическое развитие, за сферу образования, за идейно-духовное воспитание молодежи, где модернизация проводится уже сейчас.

Как написал кто-то в социальных сетях в эти печальные дни: смерть Дениса Тена – это наша коллективная вина.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 25 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика