Вторник, 17 июля 2018 11:34

Почему Белку в Алматы установили вне конкурса, и что не так с восприятием искусства у горожан и чиновников Избранное

Автор

Почему Белка на Атакенте вызвала столько шума, и как выбирали остальные арт-объекты, которые появятся на улицах Алматы.

Шум вокруг белки за 23 миллиона, не утихает. Почему так дорого, почему именно этот зверь и как принималось решение об установке скульптуры работы британского художника: все эти вопросы не дают покоя горожанам, пишет informburo.kz.

Белка в Алматы словно оправдала своё символическое значение в скандинавской мифологии, где она обозначена как существо, которое сеет конфликты и клевету.

Как поделилась с нами руководитель креативного агентства FUNK, которое инициировало установку белки, Майра Измайлова, не все чиновники, которые в итоге всё же дали добро, сразу поняли глубину символа и метафорическую связь белки с образом алматинца, который находится в постоянном движении.

"Я хочу сказать, что меня радуют наши чиновники, что они гораздо более продвинутые, чем наши люди, – говорит Майра Измайлова. – Я извиняюсь, это резкое заявление, но это так и есть. Они сразу видят, что это какая-то новая тема, что это что-то, что изменит вообще, может быть, жизнь в городе, что это какая-то новая волна, что это другое видение, что это смело, что это тренд. Конечно, говорили: почему белка? Почему не волк, почему не барс, не баран, на крайний случай. А потому что Алекс делал животных, которые является жителями данного мегаполиса. В Алматы живут белки, они живут в наших парках, предгорных местах. Человек должен понимать, что животные – такая же часть системы, как он, и растения, деревья и так далее. Их надо уважать, ценить, с ними надо считаться, их надо оберегать. Но тут есть и другие смыслы: алматинский стиль жизни в суете. Здесь постоянно "движняк", здесь постоянно кто-то что-то делает: фестивали, большое количество проектов, стартапов, движений, фильмов, творческих каких-то проектов и так далее".

Почему белку установили вне конкурса

Гигантская белка на Атакенте выросла внезапно, как фантом в жаркий день. Горожане отмечали, что этому не предшествовало широкое обсуждение проекта, а в экспертной комиссии не было представителей народа, которому предстоит ежедневно созерцать объекты, что выбрали для них чиновники в сотрудничестве с художниками.

Между тем, как нам рассказала Майра Измайлова, процедура утверждения объектов, которые будут украшать улицы Алматы, не была нарушена. В состав комиссии вошли представители управления культуры города, управления туризма акимата города, а также гражданский активист Надежда Червякова, которая как раз отвечала за глас народа.

"То есть, имелось мнение людей, которые вошли в экспертную группу, они между собой должны были договориться, – говорит Майра Измайлова. – Мы же не можем включить в обсуждение весь город, всех активистов, это очень сложно. Случится базар, и в итоге не будет ничего сделано, а тут сроки поджимали".

Вот список экспертов, которые вошли в комиссию:

Мулюкова Найля – заместитель руководителя Управления Культуры Акимата Алматы

Майра Измайлова – руководитель креативного агентства Funk

Казарян Эдуард – скульптор, член Союза художников Казахстана

Ливинская Наталья – руководитель Центра урбанистики Алматы

Зарина Даулеткан – главный специалист Центра урбанистики Алматы

Никонорова Катерина – архитектор-градостроитель, художник

Нугаева Алеся – урбанист, куратор арт- и социальных проектов, фестивалей

Айдос Сейткасым – специалист Управления туризма акимата города Алматы

Марат Гаганин – архитектор бюро "Basire"

Червякова Надежда – городской гражданский активист

Плюс были два куратора проекта: тот самый автор белки Алекс Ринслер и урбанист Алеся Нугаева.

Как говорит Майра Измайлова, был проведён открытый конкурс. Изначально эксперты выбрали 11 городских арт-объектов, акимат выбрал ещё четыре. А белка, из-за которой и возникло больше всего шума, просто прошла вне конкурса.

В списке выбранных для установки объектов также три работы известного скульптора Эдуарда Казаряна, который входил в экспертную комиссию.

Детская площадка "Геодезический верёвочный купол" 2018 г. (Автор: архитектор Эльдар Хасанов)

Детская площадка "Бродяга" 2017 г. (Автор: Ерлан Хамитжанов)

Уличный кинотеатр "Корабль East 45" 2018 г. (Автор: Эльдар Хасанов)

Арт объект "Трансформация юрты" 2018 г. (Автор: Шин Шокита)

Инсталляция "Портрет Алматы" 2016 г. – работа представлена в рамках Art Energy Almaty 2016 г. (Автор: Нурбол Нурахмет)

Уличная библиотека "Яблоко знаний" 2018 г. (Автор: Гулмарал Татибаева)

Скульптура "Вдохновение" 2018 г. (Автор: Токишев Каиржан)

Инсталляция "Рождение Седла" 2018 г. (Автор: Ербосын Мельдибеков)

Скульптура "Дом-птица", 2018 г. (Автор: Эдуард Казарян)

Скульптура-мобиль "Семья", 2018 г. (Автор: Эдуард Казарян)

Реактивная птица S7-12, 2012 г. (Автор: Эдуард Казарян)

Скульптура-скамейка "Против течения", 2018 г. (Автор: Саид Айнеков)

Инсталляция "Белка" 2018 г. (Автор: Алекс Ринслер)

Указатель "Тулебаева".

Указатель "Панфилова".

Указатель "Жибек Жолы".

Тот факт, что члены экспертной комиссии выбрали свои же работы, Майра Измайлова объясняет тем, что часть работ была выбрана вне конкурса.

"Сейчас идёт непонимание, почему экспертная комиссия в итоге выставляет свои работы, – говорит Майра Измайлова. – Да потому что некоторые работы были заявлены без конкурса, просто по нашей инициативе. Мы принесли проекты в акимат, показали. Сказали: нравится, но как бы не всё непонятно, дайте время подумать. Мы забыли про это, потом пошли делать конкурс без них, просто проявили инициативу. Из 60 работ, которые нам предложили, 37 мы показали в акимате. Они из этих 37 выбрали 4, и вот эти 11 они уже приняли решение, что будут устанавливать. Получается, 11 + 4 – это 15 работ, и 16-я белка. Ринслер пошёл вне конкурса, просто изначально хотели сделать животное большое и пригласили его просто как художника и параллельно возглавлять конкурс, быть куратором. Но белка не была конкурсной работой, она отдельно идёт".

"Конь с седлом – какие проблемы?"

Проект "Алматы – тёплый город" предусматривает установку ещё 15 объектов помимо белки. Вызовут ли они такой же хайп, как работа Алекса Ринслера, не известно. Но существует вероятность, что такой шанс есть у работы Ербосына Мельдибекова "Рождение седла". Это концептуальная работа, вдохновлённая идеей художника и философа Рустама Хальфина. На деревянной лошадке – седло из слепка, сделанного обнажённым мужчиной.

"Работа повествует об истории одного проекта: взаимоотношениях художника и философа. Иногда суровая реальность жизни делает коррективы, – рассказал Ербосын Мельдибеков. – Сначала это был камерный, не публичный проект в память о художнике Рустаме Хальфине. Создать его мне помогал философ Жанат Баймухамбетов. После трагической смерти Жаната этот проект не вмещался в прежнее маленькое пространство и набрал другой контекст. Я сделал эту работу из большого алматинского карагача – это памятник из дерева. Мне нравится, что белка из соломы и камыша, а мой памятник из дерева".

Майра Измайлова предполагает, что работу Мельдибекова горожане могут воспринять не сразу, хотя это не факт. Она считает, что даже если сегодня наши люди не совсем готовы воспринимать современные арт-объекты, которые появляются на улицах города, в котором они живут, то это не значит, что их не должно быть. Ведь с чего-то нужно начинать.

"Это слепок, это работа Хальфина, который делал эксперимент в 90-х годах это был тренд, – объясняет Майра Измайлова, – Голые мужики садились на коня, на кусок глины и делали слепок. Седло должно было быть очень удобным для мужчин, чтобы очертания его органов были повторены. Да, может, и не все поймут. А когда обучаться, когда? Это же паблик-арт. Если по всему миру посмотреть, очень смелые вещи стоят в больших размерах на улицах. А когда быть готовыми? Можно в стагнации умереть, если бояться чьего-то мнения. Тогда давайте делать вообще одни орнаменты, асыки и коней. Ну, у нас тут конь. Чем вам не конь? С седлом. Конь с седлом – какие проблемы? А седло бронзовое. Оно эстетически нормально будет выглядеть. Если люди прочитают концепцию, могут понять. Но у нас люди не хотят вчитываться, поверхностно понимают. А тот, кто прочитает, тот поймёт".

"Белка отпущения"

Гигантская белка актуализировала многие вопросы по поводу того, как принимаются решения, о том, каким будет облик города, а также о коммуникациях между властью, художниками и горожанами. Точнее, налицо, мягко говоря, некоторое отсутствие взаимопонимания.

Изначальной целью проекта "Алматы – тёплый город" было наладить диалог между городскими властями и креативным классом. Горожане, среди которых далеко не все специалисты по актуальному искусству, из этой идеи как-то выпали. В итоге они разделились на два фронта. Одни считают, что белка – это пустая трата денег на объект, который простоит всего девять месяцев. А после в силу недолговечности материала его демонтируют (сжечь белку по предложению автора не разрешили). Вторые считают, что белка – это смелый проект и свежий взгляд на городскую культуру.

Под хэштегом Art energy Almaty в социальных сетях начали выкладывать видеоролики под названием "Кто за белку?" в поддержку проекта.

"Многие говорят, что это не может считаться искусством, это не арт-объект, потому что это, видите ли, сделано не художником, – говорит арт-галерист и арт-менеджер Данияр Шабдукаримов. – Во-первых, понятие "художник" растяжимо, художником сегодня может стать каждый, потому что современное искусство подразумевает какую-то долю самовыражения, и не всегда красиво с эстетической точки зрения. Возмущение по поводу траты денег, знаете, я считаю, что лучше пусть эти деньги будут тратиться на интересные арт-объекты: пусть они будут временные или постоянные, неважно, чем менять бордюры каждые полгода. У алматинцев уже появилась шутка о сезонной смене бордюров: зимние меняют на летние. На это тратится дикое количество денег, так же, как и на всякие Азиады или ЭКСПО. Народ это проглатывает, молчит, но при этом все взъелись на белку. Такая вот белка отпущения – все грехи повесили на неё. С одной стороны это радует, потому что такую гражданскую активность я впервые наблюдаю. Я надеюсь, что после белки люди начнут уже задавать вопросы и акимату, и правительству, о том, куда идут наши деньги, на что их тратят".

Белку можно по-разному оценивать с эстетической точки зрения. В данном случае она скорее стала огромным триггером, показавшим, что у нас есть проблемы с системным подходом к культуре. Отсюда может возникать и непонимание, и недовольство.

"Мы любим всякое такое искусство"

Художник Мурат Дильманов видит причины шума вокруг белки в том, что ни в сознании чиновников, ни в сознании горожан нет навыков понимания того, что есть актуальное, современное искусство. И взяться этому самому пониманию неоткуда, так как нет соответствующих институций, которые бы создавали некую базу для этого.

"У нас, если есть какие-то начинания, это сразу всё должно быть, у нас всё работает на показатели, на помпезность и на освоение бюджета. У нас нет институтов, которые изучают современное искусство, тенденции, тренды, у нас это всё на уровне "а давайте сделаем". Это уже есть в мире – "а давайте тоже будем", – говорит Мурат Дильманов. – В истории был такой хороший пример, когда было восстание Стеньки Разина. Когда его воеводы и военачальники захватывали очередных генералов, там же все были выходцы из крестьян, и вот они нацепляли на себя генеральские мундиры поверх тулупов и надевали ордена. Они даже не знали, за что этот орден. Но в глазах друг друга они выглядели более важными. Это у нуворишей часто бывает – показать свою причастность к образованности, как элитарности определённой. Всё в таком духе. Это такие комплексы: "Вот, видите, мы тоже современные, мы любим всякое такое искусство".

Чтобы в городе появлялись интересные арт-объекты, и это адекватно воспринималось публикой и выглядело бы достойно, по мнению Дильманова, нужен некий культурный фундамент, который может появиться только, как результат развития общества и создания соответствующих институтов.

"Нужна система, нужен институт, нужны хорошие представители искусствоведов, художников. Это должен быть диалог между властью и творческими людьми, и не теми, у которых только кони да горы, да юрты, потому что они не развивают искусство, они делают, они пишут, ваяют, рисуют то, что по душе чиновникам, – говорит Мурат Дильманов. – То есть они создали себе такой ханско-батырский образ казахского героя и следуют ему. То есть там свежей крови просто нету. И, соответственно, они это всё не развивают, даже молодые ребята, которые отучились и хотят что-то новое, они приходят к тому, чтобы выжить, им нужно писать вот этих вот батыров, ханов или тех, кто хотят себя так видеть. Почему, например, в свое время у Никаса Сафронова было очень много клиентов, которых он рисовал в виде герцогов? Это то же самое. Это абсолютно то же самое. Только это всё вуалируется современном искусством или пониманием современного искусства у чиновников".

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 53 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика