Вторник, 17 июля 2018 11:16

Дархан Калетаев: Я не являюсь сторонником искусственных мер Избранное

Автор

Министр общественного развития РК Дархан Калетаев в очередной раз подтвердил реноме одного из самых медийных и открытых представителей казахстанского истеблишмента, согласившись ответить на вопросы Информационно-аналитического центра МГУ, связанные с реструктуризацией министерства, концентрацией полномочий в сфере идеологии, роли ведомства в реализации программы модернизации общественного сознания и оценкой концепции национального лидерства, у истоков которой он стоял десять лет назад, пишет пресс клуб "Содружество"

Концентрации полномочий в сфере идеологии у нашего министерства нет

- Дархан Аманович, буквально недавно возглавляемое Вами ведомство было преобразовано в Министерство общественного развития. Таким образом, из его заголовка «выбыла» религия, хотя Министерство по делам религии и гражданского общества было создано именно на волне требований «навести порядок» в религиозной сфере. С чем связана эта смена приоритетов?

- Это не смена приоритетов, а вполне гармоничный и последовательный процесс совершенствования системы госуправления. Религия была и остается одним из важных сфер жизни нашего общества. Просто название стало более емким, более полно отражающим направления нашей работы.

- Помимо этого, в связи с реорганизацией Вашему ведомству были переданы полномочия по реализации государственной политики в сфере общественного согласия, ранее находившиеся в ведение Министерства культуры и спорта. Таким образом, под зонтиком Министерства общественного развития мобилизована значительная часть госполитики в сфере идеологии. Может быть, вопрос прозвучит тривиально, но каковы планы Вашего ведомства в связи с такой концентрацией полномочий? Какую «сверхзадачу» Вы ставите перед министерством?

- Передача функций в сфере общественного согласия абсолютно логичное решение, по сути это близко соседствует с религиозными вопросами. Что касается сверхзадач, то они обозначены главой государства в модернизации общественного сознания. Сама логика сегодняшнего этапа развития страны и общества подчинена данному тренду, поэтому очевидно, что одной из задач общественного развития будет сопровождение модернизации.

Что касается полномочий, то их концентрации нет, функции поделены между различными госорганами и каждый оператор занимается порученным ему блоком вопросов.

Елбасы – это не просто звание Нурсултана Назарбаева

- В третьем вопросе мы хотели бы обратиться к недавнему прошлому. Известно, что Вы стояли у истоков концепции Лидера нации – Елбасы. Какую оценку этой концепции Вы бы дали сегодня, спустя восемь лет после ее законодательного закрепления? Какую роль сыграл институт «Лидера нации» в современной казахстанской истории, политике и идеологии?

- Я бы не стал называть это концепцией, все это стало отражением настроений большей части казахстанцев. Заметьте, сегодня во всех уголках страны население называет Главу государства Елбасы, искусственная концепция не получила бы за столь короткий срок такого мощного распространения.

По сути, это признание возникшего в стране уникального общественно-политического института. Ведь Елбасы это не просто звание Нурсултана Назарбаева, это, по сути, главный фактор национального модернизационного проекта.

Если все же рассматривать с точки зрения концепции, то она еще содержит мощный потенциал для содержательного, институционального развития. Позволяющего укрепить достижения казахстанской государственности и обеспечить их преемственность, стабильность и неразрывность стратегических целей развития в долгосрочной перспективе. С этой позиции осмысление концепции национального лидерства в Казахстане еще предстоит пройти через детальные научные исследования.

- Как известно, осенью планируется проведение Гражданского форума Казахстана. В своем выступлении на Астанинском экономическом форуме Вы отметили, что традиционным институтам гражданского общества, а именно общественным организациям, в настоящее время приходится конкурировать с новыми форматами гражданской активности, в частности, социальными сетями. Каким Вам видится будущее неправительственного сектора и общественных организаций в связи с этим вызовом? Удержат ли они за собой «преимущественное право» на выражение мнения населения и как им следует, на Ваш взгляд, трансформироваться для сохранения своего влияния?

- Я не являюсь сторонником искусственных мер. Наш гражданский сектор живет не на отдельной планете, его представители достаточно активны в социальных сетях, вполне закономерно пользуются всем богатым инструментарием, который сегодняшние коммуникационные форматы предоставляют. Гражданское общество взрослеет и эволюционирует, неизбежно происходит и процесс кадрового омоложения данного сектора. А молодежь еще более активна в социальных сетях и интернет-пространстве.

Другой вопрос в популярности гражданских активистов, в их способности эффективно конкурировать с другими лидерами общественного мнения, в привлекательности предлагаемых ими повесток. Здесь, возможно, имеет смысл повышения качества работы, в мониторинге проблем населения, расстановки приоритетов с целью соответствия деятельности неправительственного сектора ожиданиям населения.

Ответьте сами, видите ли Вы в стране зрелую оппозицию?

- На панельной сессии в рамках АЭФ Вы также отметили, что «долгое время гражданская активность в обществе ассоциировалась с участием в митингах и демонстрациях, в основном протестных. Сегодня мы говорим о том, что гражданская активность – это проявление сознательности каждого гражданина». В связи с этим хотелось бы задать вопрос: как Вы оцениваете протестную и оппозиционную активность в казахстанском обществе? Имеет ли она системный или спорадический характер? Кто, на Ваш взгляд, является ее носителем? Намерены ли Вы и Ваше ведомство налаживать диалог с этими общественными движениями и группами населения?

- Протестное - это так называемое движение «несогласных», в котором каждый не согласен по-своему. Подобные движения не имеют единого вектора, поэтому обречены топтаться на месте, попросту из-за отсутствия конкретной цели.

Классическая оппозиция должна иметь собственную внятную политическую платформу, планомерно разъяснять ее населению, завоевывать сторонников. Оппозиция агитирует за себя и свою программу, а не против действующей власти и ее программы. Критикуя власть, нужно ведь предлагать альтернативный реалистичный план действий. Ответьте сами, видите ли Вы в стране зрелую оппозицию?

Что касается налаживания диалога с общественными движениями и группами, то однозначно мы намерены тесно сотрудничать со всеми группами нашего общества, оказывать любую зависящую от нас поддержку всем, кто работает в правовом поле, чья деятельность не запрещена законодательством. Вне зависимости от их политических взглядов.

- В противоположность «протестной активности» Вы выдвигаете тезис о «позитивной гражданской активности». Не могли бы Вы раскрыть содержание этого понятия и его значимость для процесса формирования гражданского общества в Казахстане.

- Протестная активность и гражданская абсолютно не идентичные и даже не близкие по смыслу понятия. О протестной я уже высказался. Гражданская активность имеет четкие векторы приложения сил и направлена на последовательное и поступательное решение проблем, улучшение уровня благосостояния населения и, в целом, жизни в стране, на преодоление болезней государства и общества. Таких как, коррупция, правовой нигилизм, несовершенство законов и многого другого.

Гражданское общество должно быть способно принимать на себя ответственность за происходящие в стране процессы, принимать на себя часть функций государства, осуществлять контроль за эффективностью работы госорганов. Вне зависимости от политических пристрастий, личных симпатий и антипатий. Когда мы говорим о конструктивном гражданском обществе, никто не имеет в виду лояльное или воздерживающееся от критики. Но в моем понимании зрелое гражданское общество умеет отличать популизм от реальных задач, критическое мышление от тупикового протеста. Более того, критическое мышление и критические оценки гражданского сектора нужны для самой власти, поскольку позволяют ей сохранять тонус, повышать свою эффективность, избегать ошибок.

- Сегодня в Казахстане реализуется программа модернизации общественного сознания «Рухани жаңғыру». Некоторые проекты, заявленные в программе, («100 новых лиц», «Сакральный Казахстан», «Новое гуманитарное знание») уже находятся на стадии реализации. Однако складывается впечатление, что в настоящий момент программа имеет рамочный характер, что необходима конкретизация ее содержания. Какие проекты и направления деятельности, на Ваш взгляд, могли бы придать дополнительный импульс процессу модернизации общественного сознания? И что могло бы предложить Ваше министерство?

- Модернизация общественного сознания – это не краткосрочная программа, а длительный процесс. Запущенные спецпроекты имеют целью лишь запустить модернизационные импульсы в обществе. И считать, что модернизация ограничивается этими спецпроектами глубоко ошибочно. И в будущем также не следует ожидать конкретных рецептов. Разумеется, будут проекты, будут различные инициативы, но цель их – вовлекать все более широкие слои населения в модернизационный процесс, задавать ориентиры и направления, генерировать импульсы. Разумеется, наше министерство, наряду с другими, будет принимать в этом активное участие.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 19 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика