Среда, 06 июня 2018 16:12

В Казахстане запрещают водить автомобиль людям с депрессией или шизофренией. Является ли это дискриминацией? Избранное

Автор

В Казахстане система запретов на вождение автомобилей для людей с ментальными расстройствами мягче, чем в России, но её всё равно считают дискриминационной.

Зайнагуль Салтаева работает в алматинском кафе, в котором большинство сотрудников – люди с ментальными расстройствами. Социальный проект помогает им реализовать себя. Зайнагуль работает уже три года и доросла до должности помощника администратора, пишет informburo.kz.

Теперь у девушки другая мечта – научиться водить автомобиль. Но в её случае это может быть проблематично. В Казахстане людям с ментальными особенностями отказывают в выдаче водительских удостоверений не только в случаях, когда речь идёт о серьёзных расстройствах, наподобие шизофрении, но и при некоторых видах хронической депрессии.

"Я хотела бы обучиться вождению. Мне кажется, в моём случае это возможно. Любой человек – в первую очередь человек. Я нормально ориентируюсь в пространстве, у меня не такой страшный диагноз", – рассказывает Зайнагуль.

Советское наследие

Во времена СССР водить личный и общественный транспорт нельзя было просто при наличии самого факта постановки на учёт. В приказе Министерства здравоохранения СССР №555 от 1989 года сказано, что противопоказаниями являются:

"Хронические психические заболевания и приравненные к ним состояния, подлежащие обязательному диспансерному динамическому наблюдению. Вопрос о допуске лиц с выраженными формами пограничных нервно-психических расстройств, пограничной умственной отсталостью и задержками умственного развития решается в индивидуальном порядке (переосвидетельствование через 3 года)".

"Любой человек, который состоял на учёте, а на учёт ставили всякого, кто хоть один раз обратился с жалобами на бессонницу или плохое настроение в связи со смертью близкого человека, например, ставили на учёт в психоневрологический диспансер, – рассказала директор Российской независимой психиатрической ассоциации Любовь Виноградова. – А дальше – множество ограничений. Нельзя водить машину, нельзя выезжать за границу и так далее".

После распада Союза в независимом Казахстане стали появляться новые законы, которые определяли порядок выдачи водительских прав. 18 июня 2002 года в РК вышло постановление Правительства № 668 "Об утверждении перечня медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности, а также работ, связанных с источником повышенной опасности"

В нём лаконично сказано, что общие психиатрические противопоказания применяются для всех видов работ, связанных с источником повышенной опасности. В перечень входит вождение автомототранспорта, общественного транспорта.

В Законе РК "О безопасности дорожного движения" от 1996 года сказано, что удостоверение на право управления транспортными средствами выдаётся лицам, не имеющим медицинских противопоказаний.

Ситуация в России и Казахстане

В России в 2015 году правительство утвердило новый список заболеваний, с которыми нельзя водить автомобиль. В него вошли практически все психиатрические диагнозы.

Вот их список:

органические, включая симптоматические, психические расстройства (F00 — F09)*;

шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства (F20 — F29);

расстройства настроения (аффективные расстройства) F30 — F39 ;

невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства (F40 — F48);

расстройства личности и поведения в зрелом возрасте (F60 — F69)

умственная отсталость (F70 — F79).

психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ (F10-F16, F18, F19);

эпилепсия (G40).

В Казахстане такой список утвердили в 2016 году. Он во многом схож с российским, но в нём есть существенные исключения. К примеру, в РФ в списке противопоказаний – все органические, включая симптоматические, психические расстройства. Если свериться по кодам Международной классификации болезней, то это коды с F00 по F09. В Казахстане же некоторые коды по этому типу заболеваний исключены.

Такая же ситуация с расстройствами настроения. Например, в Казахстане при биполярном расстройстве в стадии текущей ремиссии (код F31.7) вождение автомобиля допускается. В России на любой стадии этого расстройства вам откажу в выдаче водительского удостоверения.

Скандал вызвал тот факт, что в РФ в графу противопоказаний "Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте" включили коды F64 "Расстройства половой идентификации" и F65 "Расстройства сексуального предпочтения". Российские медиа цитировали недружелюбные заявлениями о том, что трансгендерным людям и другим "извращенцам" запретят водить машины. Минздрав РФ опроверг это, уточнив, что запрет распространяется лишь на тех, кто страдает хроническими и затяжными психическими расстройствами, которые проявляются часто и болезненно.

В Казахстане же коды "Расстройства половой идентификации" и "Расстройства сексуального предпочтения" не были включены в список противопоказаний.

"Любая болезнь в стадии ремиссии, если человек адаптирован, может работать, может не быть препятствием для выдачи прав. Но это формально, по закону. А фактически мы действительно сталкиваемся с тем, что у наших пациентов, практически у всех сейчас отбирают право вождения, – прокомментировала ситуацию в России директор Российской независимой психиатрической ассоциации Любовь Виноградова. – Прокуратура получает информацию о том, что они наблюдаются или наблюдались когда-то в психоневрологическом диспансере, подаёт в суд, и суд отбирает у них права. Это очень репрессивно в отношении наших больных. Это отражает нашу общую дискриминационную политику. Это началось после того, как Медведев сказал, что у нас очень много душевнобольных за рулём".

Кому и почему нельзя водить машину в Казахстане сегодня?

Старший врач РГП на ПХВ "Республиканский научно-практический центр психического здоровья" МЗ РК Наталья Логачёва объяснила журналисту Informburo.kz, почему те или иные диагнозы могут сделать человека опасным на дороге.

Людей с различными ментальными расстройствами ограничивают в праве вождения, потому что при ряде диагнозов нарушаются объективное восприятие реальности, внимание, когнитивные способности. Учитывается и эмоционально-волевая сфера: склонность к перепадам настроения, самоповреждению, вспыльчивость и так далее.

Шизофрения и шизотипические расстройства в Казахстане полностью включены в список противопоказаний для вождения, исключений здесь нет.

"Потому что заболевание подразумевает нарушение мышления, эмоционально-волевой сферы и нарушение критики. Это те базовые вещи, которые не позволяют быть адекватным на дороге", – объяснила Наталья Логачёва.

В случае стойкой ремиссии в течение трёх лет и снятия диагноза человек может получить водительские права. Но сняться с учёта не так-то просто и доступной статистики по тому, сколько людей получили права из-за ремиссии, нет.

"Шизофрения – это такое заболевание, при котором в любой момент может быть рецидив. К нам сейчас многие приезжают из регионов, потому что на местах врачи не снимают диагноз. Не хотят брать на себя ответственность и отправляют к нам в Республиканский центр, – говорит заместитель генерального директора Республиканского научно-практического центра психического здоровья Куаныш Алтынбеков. – Мы полностью обследуем у профессоров кафедры. Если мы видим, что человек три года не попадал в больницу, не принимает сейчас лекарства, то мы пересматриваем диагноз и отправляем с выпиской по месту жительства. Там уже комиссия ВКК решает, снимать его с учёта или нет".

В казахстанском списке ментальных расстройств, при которых не выдают водительские права, есть такие диагнозы, как, например, расстройства настроения. Это, к примеру, "рекуррентное депрессивное расстройство", при котором человек периодически впадает в депрессию на протяжении жизни. В списке много заболеваний, связанных с расстройством настроения, включая биполярное аффективное расстройство.

Психиатры объясняют это тем, что человек с перепадами настроения может бессознательно стремиться навредить себе, у него также могут быть суицидальные мысли. Кроме того, такие люди часто принимают медицинские препараты, которые могут сказаться на концентрации внимания.

"Здесь включены только маниакальные, депрессивные и смешанные фазы, хронические состояния. А в ремиссии, в принципе, вождение позволительно", – говорит Наталья Логачёва.

Интересны также противопоказания, связанные с расстройствами личности и поведения в зрелом возрасте. В список запретов включены только два кода – F60.2 и F60.3. Это диссоциальное расстройство личности и эмоционально неустойчивое расстройство личности.

При диссоциальном расстройстве запрет связан с тем, что психиатры характеризуют человека как бессердечного и равнодушного к чувствам других со стойкой позицией безответственности. Например, в Казахстане подобный образ ассоциируется с явлением "усеновщина".

"Ему наплевать, что происходит на дороге. Должны его пропускать или нет. Неспособность поддерживать взаимоотношения. Если какой-то конфликт, то сразу драка. Низкая толерантность к фрустрациям, низкий порог разряда агрессии, человек всё время готов к насилию. Он не способен испытывать чувство вины, – объяснила Наталья Логачёва. – Эмоционально неустойчивый тип личности, как правило, импульсивный. Он характеризуется взрывчатостью, брутальностью. Невозможно, чтобы такой человек находился за рулём".

Все коды, касающиеся когнитивных нарушений, в Казахстане безапелляционно включены в список противопоказаний.

"Вся умственная отсталость включена, – говорит Наталья Логачёва. – Нехватка умственного потенциала, чтобы сообразить, что происходит на дороге, замедленная реакция всё-таки не позволяет этим людям быть за рулём. Тем более есть два варианта – торпидный, который нескоро сообразит, что происходит, либо, наоборот, возбудимый, который неадекватно будет реагировать".

Наталья Логачёва уверена, что казахстанский список заболеваний, при которых нельзя садиться за руль, не нуждается в гуманизации и пересмотре.

"Этот список уже гуманный, над ним же работала группа специалистов. Если даже есть диагноз, но идёт ремиссия, то пожалуйста. В список включены заболевания, которые являются хроническими. Достаточно серьёзная психиатрия. Не все шифры включены в этот перечень, а только некоторые", – уточнила психиатр.

Борьба с дискриминацией водителей с ментальными расстройствами

В разных странах подход к тому, допускать людей с теми или иными диагнозами к вождению или нет, разный. Это говорит о том, что норма – довольно гибкая вещь. В странах с более либеральным подходом во главу угла ставятся инклюзивность и создание возможностей для человека вне зависимости от возможностей его здоровья. На Западе система допуска к вождению для людей с ментальными расстройствами более гибкая.

По сведениям Driver and Vehicle Licensing Agency (Британское агентство по лицензированию водителей и транспортных средств), если у человека, к примеру, шизофрения, то выдача ему прав может быть рассмотрена, если он оставался стабильным в течение как минимум 3 месяцев, придерживается плана лечения, не принимает медикаментов, которые могут помешать вождению, и в данный период объективно воспринимает реальность. При деменции и когнитивных нарушениях вопрос о доступе к рулю решается индивидуально.

Гульжан Амангельдинова, социальный работник проекта Training cafe Ale Pub и "Жизнь под защитой": "Это проект, который спонсируется Фондами Трафигура, Сорос-Казахстан, ПРООН Казахстан и поддерживается управлением занятости и социальных программ города Алматы. Суть проекта – дать людям с ментальными особенностями возможность полноценно участвовать в социальной жизни, снизить дискриминацию таких граждан, которая распространена в Казахстане".

Гульжан Амангельдинова считает, что казахстанские нормы дискриминируют людей с ментальными расстройствами в области вождения автомобилей.

"Вот возьмём западный опыт: человек не допускается к вождению, если у него нет дееспособности. Но если у нас всех подряд могут лишить дееспособности в своих интересах, то там, чтобы получить такой статус, люди должны пройти несколько обследований. Им могут в течение года не выдавать права, но по истечении года они могут ещё раз пройти обследование и обновить права или сдать на на них, – говорит Гульжан Амангельдинова. – Там попроще с этим. В штата такое точно практикуют. У человека может не быть ни рук, ни ног, но он всё равно водит машину, потому что для него её приспосабливают. Это вопрос прав человека, там они намного более защищены, чем у нас".

По словам Гульжан, вопрос постановки диагноза также может быть субъективен. К примеру, в некоторых случаях, когда человеку ставят диагноз "умственная отсталость", вполне может оказаться, что с когнитивными возможностями у него всё в порядке, но есть проблемы с социализацией и воспитанием.

Гульжан считает, что в Казахстане ещё много стигматизации людей с ментальными расстройствами, которая досталась нам в наследство с советских времён.

"Если вдаваться в это, то это полная дискриминация, – говорит Гульжан Амангельдинова. – Это ещё советский подход: рулят те, кто находится в большинстве. И они же создают нормы. Но норма на самом деле – сложнейшее понятие, на самом деле никто не знает, где эта норма. Вообще человеческая природа очень сложна. Когда прежде пытались объяснить поведение людей, которые страдают депрессией или биполярным расстройством, легче было сказать, что их надо изолировать, потому что это пугает, в первую очередь. И, во-вторых, думать о чём-то лишний раз не хотелось. Но наша психиатрия меняется. Есть очень хорошие специалисты, которые понимают, что сейчас слово "норма" мы должны рассматривать по-иному".

В казахстанских условиях лишены возможности водить не только люди с ментальными расстройствами, но и с другими ограничениями возможностей здоровья. К примеру, если у человека отсутствуют определённые фаланги пальцев, он также не допускается к вождению.

Йоханне Акбергеновой 27 лет. Ей отказали в получении водительских прав. У девушки с рождения нет левой кисти. При этом она легко управляется с вождением велосипеда и плаванием. Она уверена, что могла бы водить и автомобиль.

"Отсутствие кисти левой руки в моём случае – это врождённая патология, те есть мне 27 лет, и все эти годы я живу с этим. В первый раз я пыталась получить информацию в 18-19 лет. В моём родном городе мне сообщили, что я должна пройти медкомиссию и экзамен нужно будет сдавать только на механике. Я отправилась в поликлинику, у меня не было мысли, что я могу получить отказ. Мне казалось, что права не выдают только слепым, совсем безруким, безногим. Я была уверена в своих силах, ведь, несмотря на свой дефект, я умела кататься на велике и плавать без всяких протезов. Это был шок, что мне отказали на медкомиссии. Мне говорили друзья и знакомые, что существуют специальные машины, напомнили про автомат-машины – всячески поощряли и поддерживали в моём стремлении сесть за руль, будучи женщиной и инвалидом. Всё это время меня не покидало желание получить права, потому что машина – это необходимость, это безопасность, сколько приходится слышать о том, что девушка села в такси, а её увезли в неизвестном направлении, изнасиловали или убили".

И Гульжан Амангельдинова, и её российская коллега, директор Российской независимой психиатрической ассоциации Любовь Виноградова, считают, что система ограничений для водителей с ментальными расстройствами должна быть более гибкой, учитывать текущее состояние человека, а не категорично лишать его возможности передвижения на личном транспорте.

"У нас были люди с достаточно серьёзными заболеваниями, которые всё-таки водили машины. И, кстати, наши пациенты часто делают это очень аккуратно, у них не бывает каких-то правонарушений, – прокомментировала Любовь Виноградова. – Они гораздо аккуратнее, чем наша золотая молодёжь. Основанием должен быть не диагноз, а состояние человека. Сейчас индивидуализация сведена к нулю. Очень мало психиатров, которые действуют в соответствии с законом и дают разрешение на управление автотранспортом, если человек долгое время не обращался".

Удостоверения всё равно выдают

До сдачи экзамена на права в Казахстане необходимо получить справку о состоянии здоровья формы 083-у. Чтобы получить её, помимо всего прочего нужно посетить психиатра. От его заключения зависит, получите ли вы права. Дорожная полиция и ЦОНы не должны иметь доступ к информации о вашем психиатрическом диагнозе, так как нарушение врачебной тайны уголовно наказуемо.

В официальном ответе МВД РК на запрос Informburo.kz говорится, что дорожная полиция получает лишь сведения о годности или негодности к управлению автомобилем.

"При этом сведения о диагнозах, наличии психических расстройств и т. п. медицинскими учреждениями в ОВД не предоставляются", – говорится в официальном ответе.

Периодически в СМИ появляется информация о том, что люди с противопоказаниями и такими диагнозами, как "шизофрения", всё же получают водительские удостоверения. После этого, как правило, ведётся расследование в отношении тех, кто подделал медицинскую справку для предоставления в органы ОВД, или в отношении должностных лиц, которые могли допустить коррупцию и закрыть глаза на диагноз обратившегося.

В ответе МВД на запрос Informburo.kz говорится, что официальной статистики о том, сколько водительских удостоверений, выданных незаконно, было аннулировано, не ведётся.

Вопрос о том, сколько должностных лиц, замешанных в выдаче водительских удостоверений людям с противопоказаниями, были привлечены к ответственности в прошлом году, МВД оставило без ответа.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 22 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика