Понедельник, 04 июня 2018 13:44

Почему депутаты защищают хищнический бизнес в Казахстане? Избранное

Автор

Иностранные инвесторы и участники Международного финансового центра Астаны, до официального открытия которого остался месяц, наверняка сильно удивятся, что в казахстанском парламенте в XXI веке всерьез обсуждаются перспективы сохранения либерального режима для так называемых «акульих займов» («shark loan»), запрещенных в развитых странах, сообщает портал 365 Info

«Дырка» в ГК на руку ростовщикам

Шекспировский Шейлок, бальзаковский Гобсек, старушка-процентщица Достоевского Алена Ивановна и другие известные персонажи ростовщического бизнеса вовсе не остались в прошлом. Они успешно перекочевали в финансовое настоящее независимого Казахстана.

Легальной нишей для их современных последователей стал Гражданский кодекс РК. Он допускает договор займа денег с заемщиком-физлицом без ограничения по нему предельной ставки вознаграждения. А это, если следовать международной терминологии, автоматически превращает подобные кредиты в «акульи»

При этом для банков и микрофинансовых организаций (МФО) такое ограничение есть. По выдаваемым ими займам предельная годовая эффективная ставка вознаграждения не может превышать 56%. В реальности же из статистических выкладок следует, что средняя годовая ставка вознаграждения по займам физлицам у БВУ сложилась к началу весны на уровне 21%, у МФО – 30-46% (по данным за 2016-2017 годы).

У организаций, занимающихся онлайн-кредитованием путем «акульих займов», показатель зашкаливает за 700% годовых!

Примечательно, что на этом фоне запросы ломбардов выглядят «скромными», ибо там отсчет ставке ведется от 146% годовых. При подсчетах на ежедневной основе у банков и МФР ставка вознаграждения по займам для физлиц не превышает 0,15%, в то время как у онлайн-кредиторов ее значение начинается с 2%, а в ломбардах – от 0,3-0,4%.

Число жертв старухи-процентщицы растет

Согласно договору по таким займам, кредитор не является финансовой организацией. То есть заведомо признает, что не подпадает под контроль и регулирование государства, в отличие от банков и МФО, а заемщик констатирует, что не является потребителем финансовых услуг!

Однако когда по «акульему займу» включается процентный счетчик и начинают начисляться бешеные проценты вместе со штрафами, загоняя заемщика в долговую кабалу, последнему приходится обращаться в Нацбанк. Ведь именно на него возложена миссия защиты потребителей финуслуг от имени государства. И число жертв современных «шейлоков» быстро растет

По данным регулятора, в 2017 году на действия онлайн-кредиторов было получено 52 жалобы, а за 5 месяцев 2018 – почти 70. Ситуацию усугубляет и то, что законодательство о коллекторских компаниях не распространяется на займы, выдаваемые онлайн-компаниями.

Поэтому с их должниками ведется весьма агрессивная работа по взысканию долгов

Нацбанк и правительство: «Давайте жить дружно!»

Вполне логично созрело предложение финрегулятора внести поправки в Гражданский кодекс РК. Нацбанк предложил новую статью, определяющей особенности договора займа, заключаемого с заемщиком-физлицом.

Ключевые положения статьи следующие:

Предметом договора займа являются деньги или вещи, определенные родовыми признаками, в том числе, предоставленные с отсрочкой или рассрочкой платежа.

В качестве заемщика выступает физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем.

Заем выдается в национальной валюте РК.

Договор займа в обязательном порядке должен содержать годовую эффективную ставку вознаграждения (ГЭСВ), рассчитанную в соответствии с правилами.

ГЭСВ по договору займа не может превышать 100% от суммы выданного займа, в том числе в случае изменения срока возврата займа.

Размер неустойки (штрафа, пени) за нарушение обязательства по возврату суммы займа и (или) уплате вознаграждения по договору займа не может превышать 0,5% от суммы неисполненного обязательства за каждый день просрочки, но не более 10% от суммы выданного займа в год.

Все платежи заемщика по договору займа, включая сумму вознаграждения, неустойки (штрафа, пени), комиссий и иных платежей, предусмотренных договором займа, за исключением предмета займа, в совокупности не могут превышать сумму выданного займа за весь период действия договора займа.

Индексация обязательства и платежей по договору займа с привязкой к любому валютному эквиваленту не допускается.

Условия договора займа о размерах вознаграждения, неустойки (штрафа, пени), комиссий и иных платежей не могут быть изменены в сторону их увеличения.

Таким образом, в данном случае государство в лице Нацбанка и правительства ни в коей мере не вмешивается в кредитный бизнес. Оно просто устанавливает здесь единые правила для его участников, в том числе и не подлежащих финнадзору и регулированию.

Цель законодательных поправок в конечном итоге — усилить защиту заемщиков-физлиц и покончить с легально бытующим в нашем стране ростовщичеством

При этом речь вовсе не идет об отказе от услуг онлайн-кредитования или их ограничении. Но, конечно же, допускать ситуации, когда по онлайн-займу в 60 тыс. тенге в итоге набегает более 1,2 млн тенге задолженности, о чем сообщалось в СМИ, для государства и общества недопустимо.

Ведь это ведет к ухудшению финансового положения не самых обеспеченных казахстанцев, а значит, и к росту социальной напряженности

Между тем, по оценкам аналитиков Нацбанка, к 2020 году число потребителей онлайн-кредитов может достигнуть 1 млн человек, из них проблемными должниками с просрочкой платежей более 90 дней окажутся 600 тыс. человек.

Аналитика – сила, а классики все давно сказали!

Показательно, что к участию в парламентских обсуждениях этой темы были привлечены независимые эксперты из ОФ «Центра прикладных исследований «TALAP». Его возглавляет экономист Рахим Ошакбаев. Сами дебаты широко освещались в СМИ и соцсетях.

Из презентаций экспертов следует, что ключевые игроки рынка онлайн-кредитования пришли к нам из оффшорных зон Кипра и Латвии,

предварительно наработав в соседней России опыт формирования клиентской базы и рекламного продвижения займов. Специалисты ТALAP также аргументированно доказывают, что финансовая модель отрасли онлайн-кредитования основана на банальном ростовщичестве, а годовая процентная ставка рассчитывается и указывается в обязательном порядке по всему миру.

Настораживает их и то обстоятельство, что в бизнес-модели онлайн-кредиторов закладывается весьма высокая доля расходов на формирование резервов (при отсутствии соответствующих пруденциальных требований Нацбанка!), маркетинг и привлечение клиентов – более 60%.

К примеру, МФО, деятельность которых регулируется Нацбанком, вполне укладываются в 5,2% от общей суммы расходов. А эксперты ТОО «Первое кредитное бюро» в свою очередь указывают на очень высокую долю «плохих» займов в общем объеме выданных кредитов, выданных онлайн-компаниями, — 84,5%!

Чьи уши торчат из-под кабальных процентов?

Отметим также, что предлагаемые Нацбанком законодательные поправки поддержала и влиятельная НПП «Атамекен». Там подчеркивают, что услугами онлайн-кредитования активно пользуются сегодня не только физлица, но и субъекты малого бизнеса, а отечественные банки и МФО быстро развивают свои платформы и продукты в этой сфере.

Получить небольшой займ в банке сегодня можно довольно быстро. Об этом вполне справедливо заявили на парламентских слушаниях представители Ассоциации финансистов Казахстана и профучастников банковского рынка.

При этом предлагаются кредитные программы с рассрочкой, когда клиент может не платить комиссии и вознаграждение по займу от 3 месяцев до 2 лет. А выпуск платежных карт занимает сейчас от 15 до 30 минут.

И все, казалось бы, ясно в этой важной для казахстанцев теме.

Непонятен повышенный интерес некоторых парламентариев к защите кабальных предельных ставок по онлайн-займам

После того, как в СМИ и соцсетях прошла бурная дискуссия вокруг обсуждения предлагаемых законодательных поправок в этой сфере мажилисом, где в итоге поправки в интересах «акульих» онлайн-кредиторов были сняты, наступила очередь сенаторов ломать никому не нужные копья и блуждать в трех соснах. Как стало известно, в ходе обсуждения темы в сенатском Комитете по финансам и бюджету (головному по рассмотрению этого законопроекта) некоторые его члены предлагали ввести предельную ГЭСВ на уровне 300% вместо 100%-ной планки, вносимой на рассмотрение Нацбанком и правительством. При этом звучали уже отвергнутые ранее экспертами аргументы о том, что рынок онлайн-кредитования будет убит 100%-ым ограничением из-за особенностей бизнес-модели работающих компаний в то время, когда значительная часть населения якобы предпочитает занимать «акульи» займы, поскольку не охвачена услугами банков и МФО. Как принято говорить в таких случаях в народе, за деревьями лоббисты интересов современных ростовщиков не видят леса современного сервиса финуслуг

К тому же, похоже, они забывают или вовсе не читали классиков, давно распознавших гибельную суть ростовщичества для общества. Помнится, у Достоевского в «Преступлении и наказании» ясно было сказано об этом в описании образа старушки-процентщицы:

«Она чужую жизнь заедает: она намедни Лизавете палец со зла укусила; чуть-чуть не отрезали!»

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 69 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика