Суббота, 26 мая 2018 10:50

Арти Отс, глава Kcell: Если тарифы не будут меняться, через два-три года пострадает качество связи Избранное

Автор

Informburo.kz поговорил с директором Kcell Арти Отсом о том, в каком положении сейчас находится компания и каким он видит рынок связи в ближайшем будущем.

– Какие проблемы вы видите на рынке телекоммуникаций Казахстана?

– В Казахстане достаточно здоровый рынок телекоммуникаций в настоящее время. И я вижу очень правильные изменения. Все операторы инвестируют в развитие сетей 4G и фокусируются на новых цифровых сервисах, таких как, например, MFS (мобильные финансовые услуги), музыка, кино и так далее. Ценовая война, которая была пару лет назад, закончилась. И сейчас всё, что происходит, ведёт к развитию рынка в правильном направлении.

Я считаю, что на казахстанском рынке сильная конкуренция, и все операторы действительно предлагают самые хорошие услуги. Поэтому мне сложно отметить какие-то проблемные моменты, которые бы говорили, что с рынком происходит что-то не то. Есть одно опасение. Те пакетные предложения с интернет-сервисами, которые операторы предлагают сейчас, слишком большие, а цена на них очень низкая, чтобы позволить в долгосрочной перспективе всем операторам инвестировать. Поэтому если тарифная политика не будет меняться, то уже через 2-3 года мы увидим, насколько сильно пострадает качество.

– Сегодня многие говорят, что операторы больше не просто поставщики связи, они трансформируются во что-то новое. Во что?

– У нас очень хорошо развиваются все новые сервисы под линейкой Mobi. Особенно популярна музыка, у нас даже есть свой продукт, он называется mobi music. У нас есть мобильное телевидение, сервис по просмотру видео-контента mobi kino. Все они действительно удобны для пользователей, когда можно использовать музыку, как сервис, а не искать треки и скачивать их в интернете. Это создаёт совершенно новый пользовательский опыт и изменяет потребительское поведение.

– Ожидается развитие всех этих сервисов? Будете менять рынок, менять себя?

– Сейчас мы очень активно развиваем наши финансовые услуги. Конечно, время покажет, но я думаю, что именно они станут ключевым фактором, оказывающим влияние на рынок. Вместе с нами в этом направлении сейчас также активно двигается Beeline. И постепенно вместе мы изменим этот рынок, на котором будут очень интересные предложения для клиентов в части мобильных финансов.

– Это услуга по продаже контрактных телефонов в кредит или ещё что-то?

– Контрактные телефоны – это только совсем небольшая часть этих услуг. Уже сейчас наши абоненты Activ через портал mobi money могут снимать деньги со своего мобильного баланса в отделениях АО "Казпочта", делать платежи с балансов их мобильных номеров за коммунальные услуги, покупать билеты, оплачивать проезд в общественном транспорте, платить за общественную парковку, осуществлять оплаты внутри онлайн-игр и др. Всего в нашей экосистеме сейчас уже более 150 поставщиков товаров и услуг.

В дальнейшем этот сервис может развиться в предоставление микрокредитов. Это направление имеет очень большой потенциал. И, конечно, мы активно развиваемся в корпоративном сегменте, где у нас есть очень интересные предложения, связанные с Интернетом вещей и большими данными. Это те направления, где мы видим хороший потенциал роста в течение нескольких следующих лет.

– А что вы предлагаете по услугам big data? Вы нашли применение своим большим данным?

– Конечно, и уже с прошлого года мы начали с удовольствием рассказывать о наших успешных кейсах. Например, у нас есть продукт "Коммерческий отчёт по геолокации". Его покупают крупные банки, торговые центры. В них мы анализируем трафик посещаемости людей и помогаем нашим клиентам понять, какие изменения с учётом этих потоков они могут внести в свою маркетинговую политику. У всех мобильных операторов есть услуга, которая работает уже очень давно, она называется Bulk SMS. Мы объединили эту известную и понятную всем рассылку с обобщёнными большими данными. И теперь она позволяет нашим клиентам таргетировать её таким образом, что информация очень точно попадает в аудиторию нужного им возраста, пола, уровня дохода, и даже проживающую в квадрате определённых улиц. То есть рекламную рассылку получают именно те, кому это действительно нужно и интересно.

О big data говорят много, но реального практического опыта по применению больших данных мало. Поэтому мы решили подойти к этому вопросу так, чтобы можно было получить реальный продукт, который помогает нашим бизнес-клиентам развиваться. Например, мы создали продукт, который помогает банкам определить, где лучше всего открывать отделения определённого формата. Конечно, мы применяем big data и для себя в аналитике. Все наши новые сервисы, такие как музыка, видео уже работают с применением аналитики на основе big data.

– Beeline на основе big data устанавливает антенны, а как с этим обстоят дела у вас?

– Скажем так: в планировании сетей 4G мы работаем вместе с Beeline. Так что некоторые вещи мы делаем совместно.

– Вы говорили про IOT – интернет вещей. Какую роль вы отводите в развитии этой сферы операторам?

– Насколько я вижу, решения на основе интернета вещей для "Умного дома" (smart home и т.д.) пока ещё ни один оператор не нашёл, как лучше всего это использовать. Что касается "интернета вещей", наиболее перспективно, где операторы могут зарабатывать, – это строить сеть на основе NBIoT (NarrowBand Internet of Things – стандарт сотовой связи для устройств c телеметрией с низкими объёмами обмена данными. – Авт.). Применение достаточно практичное – различные счётчики воды, электроэнергии и так далее. Сейчас те решения по интернету вещей, которые реализованы, используют Wi-Fi. Я видел некоторые промышленные кейсы, в них подключение оборудования обеспечено через Wi-Fi, то есть операторская сеть просто не нужна. А вот в "умных машинах" (smart cars), в датчиках различных для операторов есть возможность зарабатывать. То же самое относится к сфере услуг для населения. Если проработать это направление совместно с акиматами, с государством, то можно реализовать достаточно интересные бизнес-кейсы.

– Вернёмся к финансам. Насколько маржинален рынок Казахстана? В последние несколько лет говорят, что в эту сферу снизилось инвестирование, снижаются доходы. Как это отражается на развитии индустрии?

– Стратегический подход Kcell состоит в том, что там, где это будет возможно, мы будем всё делать совместно с другими операторами – Beeline, с Tele2.Там, где возможно, мы будем инвестировать вместе – например, в оптику, потому что мы все инвестируем в долларах, а получаем доходы в тенге, кроме того, нельзя сбрасывать со счетов девальвацию.

Нет смысла работать операторам раздельно. На примере нашего кейса с Beeline видно, что нет смысла строить две параллельные дороги, ведущие в одном направлении. Мы видим смысл в том, чтобы развивать инфраструктуру совместно. Думаю, в долгосрочной перспективе это единственная возможность покрыть качественной связью такую большую страну, как Казахстан.

Нет смысла конкурировать в том, куда ставить вышки или станции. Потому что там бизнес-модели нет, слишком большие расходы. Для клиента важно качество и покрытие. И когда рынок уже достаточно зрелый, насыщенный, достаточно хорошее покрытие у всех, – есть смысл экономить в этой части и инвестировать больше в то, чтобы предлагать потребителям более высокое качество услуг и сервиса.

– Насколько интересно инвестировать в сам Казахстан? У нас маленькая плотность населения. Да и сам рынок телекоммуникационных услуг во всём мире уменьшился.

– Это правда, но смысл инвестировать есть всегда. Как я уже сказал выше, сейчас у нас здоровый рынок. Мы видим, что городское население в Казахстане растёт. Общая сумма инвестиций нашей компании только с 2009 года составляет почти 242 млрд тенге, включая 5 млрд тенге, выплаченных за лицензию на предоставление услуг 3G в 2010 году, и 26 млрд тенге, которые мы выплатили за лицензию на предоставление услуг 4G в 2016 году.

Если говорить про данные на конец декабря 2017 года, то у нас был небольшой рост по доходности и прибыли, EBITDA (аббревиатура от англ. "Earnings before interest, taxes, depreciation and amortization" — аналитический показатель, равный объёму прибыли до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации, также известная как "доналоговая прибыль". – Авт.) находилась почти на таком уровне, что и год назад. Мы закончили год почти с тем же количеством клиентов – 10 млн, что и в 2016 году, и даже показали небольшой прирост абонентской базы. Период стагнации рынка мы прошли. Убеждён, что есть ключевые направления развития бизнеса, такие как новые сервисы, услуги для корпоративных клиентов, которые росли в прошлом году более чем на 25%, контрактные телефоны – помогут нам в этом году улучшить результаты.

– Потеряла или приобрела ваша компания, когда стало возможным перейти со своим старым номером к другому оператору?

– Скажу так: на нашем рынке это не изменило результатов игры. Достаточно активное движение происходило только первые месяцы. В Казахстане естественный поток клиентов – это где-то 5 миллионов SIM-карт в год. И если 50-100 тысяч из этих миллионов, которые органично меняются каждый год, для этого воспользовались переносом номера, то это ни на что не повлияло. С января 2016 года, когда услуга переноса номера была запущена в Казахстане между всеми операторами, общее число номеров, переведённых в нашу сеть, составило около 80 тысяч. Общее число номеров, переведённых из нашей сети к другим операторам, составило около 146 тысяч. Конечно, каждый клиент для нас важен. Но в глобальном масштабе это не изменило рынок. Перенос номера открыл больше возможностей для корпоративных клиентов. Потому что для них это значительно упростило процесс смены оператора, который по той или иной причине их не устраивает. Для них это очень важный вопрос.

– Как вы оцениваете свою компанию в сравнении с конкурентами? Глава "Beeline" не раз говорил, что рынок у нас остаётся доходным. "Теле 2" довольно агрессивно инвестирует – им пришлось инвестировать на 10% больше.

– У нас в Kcell всегда были самые высокие инвестиции по рынку. Мы следим за тем, кто сколько инвестирует. Наши инвестиции находятся на уровне 20 млрд тенге в год. Этого достаточно, чтобы удерживать позицию лидера по качеству сетей и услуг. Рост инвестиций на 10% - это хорошо, но для качественного роста мало, это пойдёт на сеть, но есть ещё IT и так далее.

Трафик растёт за год примерно в два раза. Причём это происходит, в основном, в больших городах. Поэтому нам необходимо соответствовать растущим потребностям клиентов. Все начали чуть больше тратить, но делают это осторожно. Если говорить о 5G, мы готовы к модернизации нашей сети. Например, в Алматы половина нашей сети готова к модернизации до 5G. Достаточно будет добавить новый софт и новые антенны для новых частот, и мы будем готовы к 5G.

Мы усиленно работаем с внутренней цифровизацией. Вот мой любимый пример: в нашем call-центре в половине случаев звонки на себя берёт робот. И, например, в такие направления мы тоже инвестируем, мониторим и видим, что люди довольны. Цифровизация касается всех уровней – от бухгалтерии до складов.

– А инвестиции "Теле 2"? Они агрессивны.

– У "Теле2" бизнес-модель немного другая. Они работают через бренд Altel для замещения фиксированной сети. Фактически они использую сеть 4G для домашнего интернета. Для нас это не является бизнес-моделью.

Я думаю, что есть смысл инвестировать в домашнюю оптику, потому что всё равно на ближайшие 5-6 лет частот и сетей не хватит. Это не долгосрочный подход, но они это делают. У них, наверное, есть модель. Мы анализировали, но эту модель не видим.

– Сами не планируете развиваться в направлении домашнего интернета?

– Я думаю, что у этого направления есть потенциал, но нужны огромные инвестиции. Этим уже занимаются и "Билайн", и "Казахтелеком", у них есть бизнес-модель. Мы решили, что пока фокусируемся на корпоративном сегменте, где у нас уже есть действительно хорошие кейсы.

– Вы упомянули 5G. В последнее время в медиа постоянно появляется информация о том, что Казахстан ожидает внедрение 5G. Сейчас какой-то один отдельно взятый оператор связи в РК может справиться с этой задачей? Насколько это реально? Какой объём инвестиций требуется для внедрения? Есть ли смысл в этой технологии на небольшом казахстанском рынке? Конечно, с оговоркой, что 5G стандарта ещё не существует, конечно.

– Это правда. Huawei, Ericsson и другие производители имеют пока только тестовое оборудование на 5G. Я думаю, что у всех операторов есть опыт инвестирования в 5G, и это не будет какой-то новой фантастической технологией. Скорость будет более-менее одинаковой.

У нас есть возможность инвестировать. Мы начнём делать тесты в этом году. Как раз в прошлом году в декабре мы для этого подписали Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве с Ericsson. И как я уже говорил, сейчас мы строим и модернизируем сеть так, чтобы 5G можно было очень легко добавить.

– Думаете, что 5G – это не про скорость, а просто более сильная, мощная сеть?

– Да, будет более ёмкая сеть, чем на 4G, но и на 4G мы уже видим пинг ниже 5-10 миллисекунд. Не скорость, а стабильность и ёмкость – это самые важные моменты, когда нужен удалённый контроль сложного механизма, например, беспилотного автомобиля.

– А каковы примерные цифры?

– Для запуска 5G должны использоваться все частоты. На 4G мы используем 800 и 1800 МГц вместе, и это уже даёт хорошую скорость. Для 5G необходимо использовать много частот вместе. При этом уже существуют технологии, чтобы поднять скорость в сетях 4G до 1 Гбит. Но я не знаю, для чего сейчас может понадобиться скорость выше 1 Гбит.

– Как будет выглядеть 5G у нас или в мире?

– Я думаю, что сеть 5G, особенно в городах, будет выглядеть более-менее, как Wi-Fi. Будут датчики внутри домов. Потому, что 75% потребления сети происходит внутри помещений – на работе или дома. Пока я не вижу сильного бизнес-кейса для 5G. Потому что есть очень много открытых вопросов.

– К 2019 году ожидается внедрение единой базы IMEI-кодов устройств. На каком этапе находится создание базы? Каждый оператор работает отдельно или проект будет реализован совместно? Какие сложности в реализации проекта, насколько он ресурсоёмкий и не отразится ли это на качестве связи? Что-то понадобится от абонентов? Какие плюсы и минусы ждать от базы IMEI абонентам?

– Все операторы будут реализовывать этот процесс практически одинаково. Мы отработали это с регулятором, чтобы сделать удобным для клиентов. Это больше государственный проект. Для операторов здесь не открывается никаких новых возможностей.

– Найти телефон, например?

– Конечно, но уже сегодня можно при потере телефона занести его в "чёрный список". Это помогает увеличить рынок белых телефонов.

– Вы говорили, что комментировать потенциальную сделку по покупке вашей компании "Казахтелекомом" не можете. Но вокруг неё много спекуляций в соцсетях. Вы можете рассказать, как сейчас работает Kcell? Вы просто поддерживаете операционную деятельность в ожидании сделки? Компанию ведь ждёт трансформация. Как изменится бизнес?

– Мы активно проводим трансформацию по разным направлениям. В первую очередь, развиваем все цифровые каналы для обслуживания клиентов. Уже сегодня вы можете с нами общаться через whatsapp, telegram-бота, звонить в call-центр и получать обслуживание роботом. Второе направление касается нашей сети, где ведётся огромная работа по развитию 4G. Параллельно с этим мы также модернизируемся, чтобы быть готовыми к 5G. Третье направление – это развитие digital-решений для наших корпоративных клиентов.

– Но бытует мнение, что у вашей компании проблемы с финансами, и когда понадобится развивать 5G, денег на это просто не хватит.

– Я такой проблемы не вижу. Я работаю в этой сфере уже 17 лет и знаю, что всегда все операторы находят возможности для инвестирования в новые направления. У нас уже есть базовые станции, которые работают, как небольшие серверы, которые можно программировать под новую технологию. Конечно, 5G потребует определённых затрат, например, в антенны, так как они зависят от частот.

– А что скажете про убыточность?

– По результатам 4 квартала 2017 года показатель EBITDA, без учёта единовременных расходов, вырос на 11,2 процента, составив более 16 млрд тенге. Маржа по EBITDA составила 42,2 процента. Чистая прибыль, причитающаяся собственникам материнской компании, превысила 5 млрд тенге, при этом доход на одну акцию вырос до 25,9 тенге.

У нас есть очень чёткий показатель – это коэффициент долга к EBITDA (показатель долговой нагрузки на организации, её способности погасить имеющиеся обязательства. – Авт.). Он используется как менеджментом, так и инвесторами при оценке листингованных на бирже публичных компаний. Соотношение чистой задолженности к EBITDA составило по результатам 12 месяцев 2017 года около 1. И это очень низкий показатель: во всём мире средний показатель составляет 2,5-3. В прошлом году мы также выплатили дивиденды.

– В 2013 году на вашу компанию наложили штраф в размере 16 млрд тенге за нарушение антимонопольного законодательства. На тарифе "Дневной безлимит" абоненты уходили в минус по балансу. Сумму штрафа уменьшили до 10% от прибыли на этом нарушении, она составила почти 326 млн. Ну и сама прибыль - 3,26 миллиарда. Получается, компания осталась в плюсе?

– Действительно, в 2013 году Агентством по защите конкуренции Республики Казахстан ("АЗК") было начато расследование. Оно касалось услуги "Дневной безлимит", оказываемой под брендом Activ, а также того обстоятельства, что клиентам бренда Kcell услуги оказывались даже при достижении нулевого баланса. АЗК вынесло предписание, в соответствии с которым нашей компании предписывалось до 21 апреля 2014 года: прекратить взимание с абонентов абонентской платы по тарифному плану "Дневной безлимит" в случае недостаточности денежных средств на их лицевых счетах; обеспечить прерывание соединения (радиотелефонный разговор или услуги доступа к сети Интернет) на момент окончания денег на лицевых счетах абонентов; обеспечить возврат абонентам денежных средств, полученных в результате непрерывания соединения на момент окончания денежных средств на их лицевых счетах. Компания исполнила пункт 1 этого предписания в 2014 году. По состоянию на 24 октября 2016 года Kcell произвёл возврат средств своим абонентам на сумму более 2,5 млн тенге. Процесс перехода (миграции) на конвергентную биллинговую систему Amdocs был начат в июле 2016 года. Перевод абонентов с кредитной формой расчётов был завершён в декабре 2016 года.

– В 2015 году была конфронтация с "Казахтелекомом" и тоже в антимонопольной сфере, когда в ваших сетях ограничивались звонки. Кстати, за это был выписан штраф чуть более 250 млн тенге. В чем смысл того ограничения или это была просто системная ошибка?

– На тот момент я не работал в компании, поэтому прокомментировать не могу. Это было бизнес-решение бывшего руководства. Сейчас мы работаем со всеми, и с "Казахтелекомом" в том числе.

– Есть и недавняя история. В прошлом году Налоговый комитет завершил ревизию компании, по результатам которой за 2012-2015 годы вам доначислили налогов на 5,8 млрд тенге и пени на 3,2 млрд. Говорилось, что эти налоги связаны с проведением IPO, но в 2012 году компания получила награду "Лучшее IPO в Центральной и Восточной Европе". Откуда такая невероятная сумма долга и пени? Что ваша компания будет с этим делать?

– Сейчас наша компания оспаривает суммы доначислений, поэтому до завершения судебного разбирательства преждевременно их озвучивать. У нас очень сильные аргументы. Я думаю, это очень важный спор для всех IPO, которые будут в Казахстане. Инвесторам важно видеть, что правила одинаковы для всех.

При этом хочу отметить, что Kcell уже несколько раз входил в рэнкинг крупнейших налогоплательщиков экономики Казахстана. По итогам 2016 года компания вошла в топ-10 крупнейших налогоплательщиков с суммой 55,92 млрд тенге, выплаченной в бюджет страны, в 2017 году мы были на 9-м месте в этом рэнкинге. При этом только две компании из телекомсектора вошли в число 30 крупнейших налогоплательщиков страны, заняв 14 и 17 места. Это "Билайн" и "Казахтелеком" соответственно. В 2014 году Kcell также стал крупнейшим налогоплательщиком несырьевого сектора экономики страны с более чем 34 млрд тенге налогов, выплаченных по итогам 2013 года.

– Огромная сумма. Эти 6 миллиардов никак не повлияли на долгосрочные решения? Некоторые эксперты считают, что ваша компания из-за этого упала в цене. Как бы вы оценили компанию?

– Да, 6 миллиардов – это огромная сумма, но в компаниях нашего уровня это не влияет на решения по инвестициям и т.д. В телекомсекторе есть очень чёткие показатели. Сколько компания стоит? Если сравнивать, то телекоммуникационные компании стоят от 4,5 до 6 EBITDA. Если смотреть нашу стоимость, то мы где-то в середине этого рейтинга. Мы – публичная компания, наши акции листингованы на двух биржах – LSE (Лондон) и KASE (Казахстан). И наша текущая капитализация на лондонской бирже составляет 960 млн долларов.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 13 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика