Понедельник, 09 апреля 2018 12:30

Вузеры: почему обладатели грантов не могут найти работу в Казахстане Избранное

Автор

Только каждый четвертый-пятый выпускник вуза в Казахстане находит работу по специальности после окончания альма-матер. Даже если учился по государственному гранту, сообщает Caravan.kz

Это уже тенденция или что-то резко изменилось на рынке труда?

– Это просто факт, – директор образовательного центра “TMpressio” и эксперт ЮНЕСКО Василий ШАХГУЛАРИ недовольно морщится. – Все вузы обязаны предоставлять справки, что трудоустроили своих выпускников. Тем более грантников. Но чаще всего эти бумажки – липа.

Василий Вачикович знает, что говорит: многолетний опыт работы в КазНУ имени Аль-Фараби и МАБе это ему позволяет. Случайное признание министерства образования, что “доля безработного населения с высшим образованием в 2016 году составила 28 процентов”, только подтверждает слова эксперта.

Самая тяжелая работа – искать работу

– Откуда растут ноги этой проблемы?

– Отвечу вопросом на вопрос. А кто в Казахстане выдает диплом?

– Вуз.

– Не-е-е! (Недобро улыбается.) Министерство образования! А оно отвечает за качество подготовки специалиста? Ну (держит паузу)… Парадокс? Получается, что персональная ответственность с вузов за это снята. Почему бы не дать им автономию, как в США или странах Европы? Во многих государствах вообще нет министерств образования. Там просто котируются дипломы – не важно, кем ты вышел: бакалавром, магистром, доктором. Там главное – знания и мозги, а не корочки. У наших работодателей эти бумажки практически не котируются.

– А что и кто котируется?

– Есть официальный рейтинг вузов и есть неофициальный. Так вот, упал спрос на выпускников КИМЭПа. Там перепроизводство уже ненужных специалистов. В лидерах на востребованные специальности – Назарбаев университет, КБТУ, Алматинский энергетический – у него прямой договор с KEGOC. У политеха есть договоры с технопарками по трудоустройству. По остальным разная информация.

– Остальные “лепят липу”?

– Трудно верить официальной статистике, согласно которой трудоустраивается 80 процентов вчерашних студентов. Я участвовал во многих конференциях и “круглых столах”.

И на всех работодатели интересовались: по каким стандартам вы их учили – нам же всех ваших по-любому приходится переобучать.

А это тоже затраты! Все хотят взять самых умных, смотрят на компетенции, которые дает вуз.

– Василий Вачикович, есть же формула – “рынок все сам отрегулирует”?

– Неправда! Между рынком образования и рынком труда у нас всегда разрыв. Три года назад, условно говоря, стране нужно было 5 тысяч учителей английского, сегодня – 15 тысяч. Сколько потребуется через 3–4 года: 3–5–7 тысяч? Кто считал? Где аналитика, где прогностика? Или взять инженеров-технологов, на которых растет спрос, – где на них данные?

– В министерстве образования утверждают, что отслеживают путь выпускника после окончания вуза. Вы в курсе этих данных?

– Я не нашел. На сайте министерства ничего подобного нет.

Справка “КАРАВАНА”

Лучшие европейские и американские вузы проигрывают казахстанским “конкурентам” по официальному трудоустройству своих выпускников – там “всего” 55–65 процентов. Зато западные “неудачники” открывают “стартапы” в Силиконовой долине и становятся миллионерами. Наши – без практического опыта – проходят тяжкий путь познания профессии от низовых должностей с мизерными зарплатами. А работодатель требует знаний и навыков. Не случайно летом прошлого года глава Ассоциации вузов Казахстана Рахман Алшанов признался, что большинство выпускников казахстанских школ уезжает за высшим образованием за границу. Там легче потом найти работу.

Дипломированная безработица

Такой термин появился несколько лет назад не случайно. Во времена СССР вузов было мало, количество желающих поступить в институты и университеты – зашкаливало.

Но была железная гарантия трудоустройства. И увольнять вчерашних студиозов в течение трех лет работодатель права не имел.

Сейчас ситуация обратная: вузов полно, а применить знания на практике – проблема.

– Василий Вачикович, похоже, сегодня дальновидный работодатель должен бегать по вузам и пытать преподавателей: покажите мне своих лучших студентов, я хочу снять сливки!

– Хорошее замечание. Потому что, во-первых, главные оценки выпускнику ставит не преподаватель вуза, а работодатель. Во-вторых, и это главное, предпринимателя надо заинтересовать взять молодого специалиста на работу. А где ему преференции и налоговые стимулы от государства прописаны? Их нет.

– Может, потому что программа индустриального развития, которая предполагала создание промышленных предприятий, провалилась и создание новых рабочих мест вместе с ней?

– И это тоже. Я вел занятия в политехе. В начале 2000-х мы готовили специалистов по кремнию. Завод так и не построили. Студентов учили, а работу им не предоставили. Если человек не работает по специальности 2–3 года – он однозначно теряет квалификацию. А прогресс не стоит на месте, технологии меняются.

Справка “КАРАВАНА”

Два года назад тогдашний министр здравоохранения и социального развития Тамара Дуйсенова внесла на рассмотрение правительства предложение о призыве на воинскую службу нетрудоустроенных выпускников колледжей и вузов. Номер не прокатил.

Этих студентов придется переучивать, потому что они уже отстали от профессии, от новых технологий. При этом у нас слишком много теоретизированных дисциплин. Они тоже нужны. Но мало практических. Вот и приходится натаскивать молодых спецов там, где им удалось зацепиться.

– И за чей счет?

– Хороший вопрос. А кто в министерстве утверждал стандарты образования? Не работодатель, который знает, какие специалисты ему нужны! Все давно знают, что есть умирающие специальности и есть перспективные. В прошлом году по грантам обучались около 50 тысяч студентов. Месяц назад Президент сказал, что добавят еще 20 тысяч. Многие не согласны с этим предложением, а я считаю, что это правильно. Потому что это решение резко повышает ответственность министерства образования – выпускников же надо будет трудоустраивать!

Не бесконечные меморандумы подписывать с вероятными работодателями, а стимулировать встречные движения на этом поле.

Это еще и депутатам парламента намек: необходимы очень серьезные изменения в законы, регулирующие образовательный рынок, рынок труда, рынок вакансий. Через 3–4 года уже можно будет спрашивать с виновных: что вы сделали, чтобы хотя бы 7–8 молодых специалистов из десяти нашли работу?

У всех ответственных лиц есть фамилии-имена, должности. Как и у тех, кто сочинил Программу индустриально-инновационного развития.

Пока можно констатировать, что строгого спроса нет.

Сено за лошадью не ходит

– Василий Вачикович, государство выделяет из бюджета огромные деньги на гранты. Человек отучился, работу по специальности не нашел. Через год-два он уже не специалист. С кого спрашивать за деньги, которые улетели черт знает куда?

– Не со студента – это точно. Он их ни у кого не украл. Спрашивайте у министерства. Оно гранты распределяет. И якобы отслеживает, как грантники отрабатывают потраченные на них средства.

На самом деле министерство просто получает справки от акиматов по якобы трудоустроенным. Вот и всё “отслеживание”.

По данным портала HeadHunter.kz, только 15–16 процентов работодателей согласны принять выпускников без практического опыта. 50 процентов требуют, чтобы был хотя бы годовой практический стаж. Дальше тупик. Ярмарки вакансий положение дел не спасают.

– Еще одна проблема: выпускников не учат искать работу. Они не умеют “продать” себя в резюме, плохо ориентируются на рынке, в том числе и по своей специализации.

– Потому что их этому просто не учили! Повторяю: вузам “отработанный материал” не интересен – выдали корочку, и всё, до свидания. Кстати, многим вузам неинтересно обучать грантников. Они же на этом деньги теряют.

Высшее образование уже давно стало большим бизнесом для частных институтов, университетов и академий.

А за ними обычно стоят влиятельные люди.

– Ну и что делать?

– Необходим центр, комитет, агентство – структуру можно назвать как угодно – которая бы мониторила ситуацию и на основе глубокого анализа делала бы прогностику по рынкам образования и труда: где и какие специалисты требуются. И чтобы у этой конторы были прямые контакты с работодателями. С НПП “Атамекен” в том числе. Это первый шаг. Второй – нужна общая база данных по всем выпускникам всех вузов страны. И чтобы у нее была прямая связь с электронной биржей труда республики. Тогда, возможно, что-то можно будет исправить.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 33 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика