Пятница, 16 марта 2018 12:22

Итоги дела Бишимбаева: на чём строилось обвинение и какие ошибки допустили следствие и защита? Избранное

Автор

Журналист Informburo.kz внимательно следил за громким процессом над бывшим министром национальной экономики и подводит его итоги.

В Астане экс-министра национальной экономики РК Куандыка Бишимбаева признали виновным во взяточничестве, хищении и приговорили к 10 годам лишения свободы. Журналист Informburo.kz Бауыржан Муканов, внимательно следивший за делом экс-министра национальной экономики, рассказывает, из каких частей состоял процесс и как следствие пришло к тому, что Куандык Бишимбаев действительно виновен.

В чём обвиняли Бишимбаева

Бишимбаев после утверждения в 2014 году проекта стекольного завода по производству и обработке листового стекла в городе Кызылорде Правительством курировал строительство объекта. Ответственной за проект стала дочерняя организация холдинга АО "Инвестиционный фонд Казахстана". Бишимбаев поручил главе АО "ИФК" Ерлану Айталиеву и его заместителю Даурену Ибрашеву заняться поисками стратегического партнёра. Американская компания Stewart Engineers Inc вошла в проект, иностранцы и казахстанцы создали совместное ТОО Orda Glass LTD. Его возглавил Ибрашев. На строительство завода мощностью 197 100 тонн в год открыли кредитную линию в апреле 2015 года на 33,6 млрд тенге.

Первоначально в проекте приняло участие ТОО "Мұнайкұрылыссервис", однако компания не смогла заручиться банковской гарантией. Учредитель ТОО "Шымкентхиммонтаж" Жаксылык Исабек узнал, что может получить на строительно-монтажные работы 12,4 млрд тенге, и в апреле 2015 года вылетел в Астану. Бишимбаев и Исабек встретились в столичном ресторане "Арнау". Там присутствовали член совета директоров АО "Банк Астаны" Олжас Тохтаров, пообещавший банковскую гарантию, и Айталиев. Бишимбаев, покидая ресторан, намекнул Исабеку на взятку 2 млн долларов. Исабеку не нужно было повторять дважды, но он просил сначала аванс, а потом обещал откат.

Бишимбаев настоял, что деньги нужно передать до перечисления аванса от ТОО Orda Glass LTD. Выбора не было, и в мае заключили допсоглашение. После его подписания в Шымкент приехал Айталиев и в ресторане BarVilla интересовался у Исабека исполнением договорённости. Он сказал, что Исабеку позвонит человек, назовёт кодовое слово "От Сауле", и ему надо отдать деньги.

Исабек занял 2 млн долларов у предпринимателя, товарища со студенческой скамьи и экс-депутата маслихата Алматы Мухтара Кочкарова. На машине Исабек приехал из Шымкента в Алматы. Его с братом Бишимбаева свёл Олжас Тохтаров. Исабек с собой захватил сотрудника ТОО "Завод строительных металлоконструкций" Алихана Бекжанова для безопасности и сохранности средств.

9 июня 2015 года двоюродный брат Бишимбаева Султан Нурлыбек встретился с Исабеком около АО "Банк Астаны" в Алматы, назвал пароль. Исабек положил коробку и бумажный пакет с деньгами в багажник его такси. На следующий день, 10 июня, Нурлыбек вылетел в Астану и вечером вернулся в Алматы, в столице он заходил в ЖК "Версаль", где живёт Бишимбаев. Нурлыбек положил 2 млн долларов на депозит в АО "Народный банк Казахстана" в марте 2016 года. Взятку он не трогал, и только после задержания его супруга Карлыгаш Адилова вынесла в рюкзаке часть денег.

На следующий день после получения взятки на счёт ТОО "Шымкентхиммонтаж" Бишимбаев поручил перечислить аванс 2,8 млрд тенге. С октября у компании начались проблемы с темпами строительства, нехваткой рабочих, техники и стройматериалов. Ибрашев понимал, что дело нечисто, но не уволился с работы и предпочёл сделать вид, что ничего не происходит. В конце года после проверки Ибрашев выяснил, что нет подтверждающих бухгалтерских документов на 1,4 млрд тенге. Исабек в ответ на претензии посоветовал обратиться к Бишимбаеву. Ибрашев лишь в феврале 2016 года предложил Бишимбаеву расторгнуть контракт с ТОО. Но министр настоял на том, чтобы дать Исабеку второй шанс. Ибрашев был против, но Бишимбаев убедил его, что в марте надо перечислить 933 млн тенге.

Как оказалось, 373 млн тенге ушли на погашение кредита в АО "Банк Центр Кредит", ещё 106 млн тенге – на погашение задолженности ТОО "ШХМ". Чтобы скрыть растрату, Исабек поручил директору ТОО "Шымкентхиммонтаж" Марату Кожабаеву завысить услуги по питанию и проживанию рабочих на 857 млн тенге. Ещё 790 млн тенге Исабек обналичил, чтобы вернуть долг Кочкарову. В общей сложности Исабек более миллиарда тенге потратил на цели, не связанные со строительством завода.

Президент Нурсултан Назарбаев в апреле 2015 года утвердил госпрограмму инфраструктурного развития "Нұрлы жол" на 2015-2019 годы. Одна из её задач – обеспечение населения арендным и кредитным жильём и помощь частным застройщикам. Оператором строительства определили дочернюю организацию "Байтерека" АО "Байтерек Девелопмент". Финансирование шло за счёт средств Нацфонда РК. Бишимбаев лично контролировал ход и результаты госпрограммы. Он знал, что будет много желающих получить дешёвые деньги.

Бишимбаев хотел построить загородный дом на земельном участке, зарегистрированном на его тёщу Акдан Бабагуль в посёлке Косшы. Главе АО "Байтерек Девелопмент" и своему другу Бахыту Жаксыбаеву он поручил организовать строительство сруба. Тот стал теневым кассиром и привлёк управляющего директора компании Дильруха Анарбая, а также своего помощника – главного менеджера дирекции инвестиционных проектов Саду Сапарымбетова. Им помогали директор дирекции технического контроля и анализа Газиз Сариев и директор дирекции инвестиционных проектов Бауржан Айтимбетов.

Таким образом, Жаксыбаев исполнял волю Бишимбаева, с которым оговаривал как подбор кадров, так и суммы взяток. Анарбай встречался с бизнесменами, обсуждал условия и размеры взяток, контролировал строительство дома Бишимбаева. Сапарымбетов передавал взятки и следил за благоустройством загородного дома. Сариев мониторил качество строительно-монтажных работ. Айтимбетов проверял проекты жилищного строительства на соответствие правилам.

Бизнесмены Сабит Утебалиев, Данияр Олжабеков, Уалихан Джумабаев, Бауржан Есмуханов, Канат Смагулов, Кайдар Кощанов и Руслан Мухтаров были заинтересованы в даче взяток, так как хотели заключить выгодные контракты. Родственники Анарбая братья Акрамовы, предприниматель Арман Комаров стали посредниками при передаче откатов от 5 до 10% от суммы договоров, а бизнесмен Ернар Жуманазар пособничал в одном из эпизодов дачи взятки.

Далее Жаксыбаев поручил Анарбаю искать подрядчика для строительства загородного дома Бишимбаеву, а после согласовывал проект с ним. Руководитель ИП "Мистер Сруб" Алибек Абдрахманов и администратор ресторана "Prяник" (принадлежит родственникам Бишимбаева) Галымжан Тлеулиев заключили договор на 293 500 долларов на строительство дома площадью 530 квадратных метров. Бишимбаев контролировал строительство через Жаксыбаева, он присылал ему фото и согласовывал материалы, цвета, интерьер. Анарбай потратил полученные от Утебалиева 2 млн тенге на подводку отопления, 1,5 млн тенге на подсыпку пути, 2 млн на бетонирование двора и 2,5 млн тенге на приобретение жилого вагончика для охранника.

Представители ТОО "Project City Group" Канат Смагулов и Бауржан Есмуханов, начиная с августа 2015 года, передали в общей сложности 224 млн тенге, из них 250 тысяч долларов ушли на строительство коттеджа.

Аслана Джакупова в марте 2016 года Бишимбаев назначил заместителем Жаксыбаева. В августе Жаксыбаев в ванной комнате своего служебного кабинета посвятил Джакупова в действующую схему. Джакупова посвятили в планы, потому что Бишимбаева в мае назначили министром национальной экономики, и он забрал Жаксыбаева председателем правления АО "Казахстанский центр модернизации и развития ЖКХ". После его ухода в июле Джакупов, Сариев и Айтимбетов переключили денежные потоки на себя.

С июля по октябрь 2016 года Сапарымбетов с дизайнером обставлял дом по согласованию с Бишимбаевым. Он звонил Жаксыбаеву и давал указания обустроить его в охотничьем стиле. На это указали телефонные переговоры, бухгалтерские документы и прослушка. На обустройство дома Сапарымбетов потратил 18 млн тенге, оставшиеся 26 млн тенге поделили Джакупов, Сариев и Айтимбетов. Последний по поручению Джакупова хранил деньги у себя дома, пока взятка не увеличится до 100 млн тенге. Из полученных 224 млн тенге с ТОО "Project City Group" 62,3 млн тенге ушли на строительство загородного дома для Бишимбаева, а остальные деньги соучастники распределили между собой.

Доказательства вины Бишимбаева

Центральная фигура по эпизоду стекольного завода – Исабек. Именно после его признания раскрутился маховик правосудия. На его словах и держалось всё обвинение. Первоначально он отрицал вину и защитники Бишимбаева назвали это видео на допросе у следователя главным доказательством невиновности экс-министра.

Почему он вдруг дал признательные показания? Беседы с оперативниками быстро показали, что перспектива отсидки отнюдь не призрачная, а признание вины смягчает следователей. Исповедь Исабека оказалась настолько впечатляющей и важной, что гособвинение простило ему дачу взятки 2 млн долларов. Айталиев, Ибрашев и Исабек рассказали "всю правду и ничего, кроме правды", сделали львиную долю работы за Нацбюро, указав на места, встречи, время переговоров, а следователям лишь осталось правильно закрепить собранные доказательства.

Разумеется, Бишимбаев не получал 2 млн долларов напрямую от Исабека. Его брат легализовал точно такую же сумму. Так почему обвинение предъявило Бишимбаеву, а не родственнику получение многомиллионной взятки? Ответ на этот вопрос кроется в юридических тонкостях.

Согласно постановлению Верховного суда от 27 ноября 2015 года, взятку следует считать полученной, если два или более человек договорились о ней. При этом она считается принятой, если кто-то один получил её независимо от числа участников в схеме. Таким образом, суд посчитал доказанной вину Бишимбаева в получении взятки, так как её получил Нурлыбек и налицо прямая родственная связь с Бишимбаевым.

Что касается хищения миллиарда тенге: его совершил Исабек при попустительстве Бишимбаева, так как передача 2 млн долларов гарантировала лояльность покровителя. Несмотря на отсутствие прямых доказательств вины Бишимбаева, все косвенные улики указывали на него. После получения взятки он не расторг контракт с Исабеком, а тот тратил деньги по своему усмотрению. Показания Айталиева, Ибрашева и Исабека стали главным доказательством вины Бишимбаева.

В эпизоде по АО "Байтерек Девелопмент" ключевая фигура – Жаксыбаев. Он единственный, кто напрямую контактировал с Бишимбаевым и держал кассу. В ней накопилось 350 млн тенге от предпринимателей. Первоначально Жаксыбаев, желая помочь другу, утверждал, что дом принадлежит ему.

Пока он сидел, за него внесли деньги, в том числе и Бишимбаев через своего личного помощника дал 160 млн тенге. Ущерб погасили, но Жаксыбаев очень быстро понял, что собрано много неопровержимых доказательств, ему грозит длительный срок, и поэтому признал вину. В ситуации, когда надо было спасать шефа или отсидеть много лет, благородству и преданности не нашлось места. На прениях в суде супруга Назым Бишимбаева заявила, что Жаксыбаеву теперь слышатся голоса "умирающей совести".

Защита Бишимбаева неоднократно указывала на путаницу в показаниях. Признавшие вину с трудом вспоминали даты встреч, уточняли суммы взяток. Но и сам Бишимбаев не избежал этой участи. Минимум два раза он менял тактику защиты. История о том, что дом принадлежит Жаксыбаеву, оборвалась и версия о непричастности Бишимбаева к дому тоже развалилась. Отрицать посещение сруба уже было бессмысленно, поэтому Бишимбаев придумал версию о строительстве дома в складчину на свои деньги. Сначала он заявлял, что внёс деньги из полученных в 2016 году 420 тысяч долларов бонусов от АО "Самрук-Казына". Однако даты не сходились, и он изменил показания. После экс-министр утверждал, что дал первый взнос в августе 2015 года, и предоставил в суде фиктивный чек на 16,6 млн тенге.

В записях негласных следственных действий Жаксыбаев называет Бишимбаева шефом, а предприниматели Смагулов и Есмуханов по WhatsApp Косматым. Они обсуждали совещание в холдинге "Байтерек" после девальвации 2015 года. Есмуханов сообщил Смагулову, что Бишимбаев в курсе откатов и контролирует процесс. Все основные участники схемы знали, для кого собирали деньги. На тот момент они не подозревали, что их прослушивают, и разговоры о том, что Бишимбаева оговорили, выглядят неубедительно.

Анарбай отправлял по WhatsApp фото лестницы Жаксыбаеву. Тот отвечал, что шеф поручил ускориться со строительством и приедет проверять баню и бассейн. Другие данные прослушки опровергают версию о строительстве дома в складчину. Бишимбаев утверждал, что дом строили он, Жаксыбаев, Нурлыбек, его родственник Арыстан Бабагулов, бывший зампред АО "Банк развития Казахстана" Аскар Достияров и экс-председатель правления АО "Инвестиционный фонд Казахстана" Ринат Сисембаев. Бабагулов трижды менял показания, Сисембаев до суда поддерживал Бишимбаева, но потом дал другие показания. Достиярова вообще никто не допрашивал ни в ходе расследования, ни в суде. Он не заявил свои права на строение. Таким образом, в версию о строительстве в складчину верят только Бишимбаев и его родственники.

В переговорах с подчинёнными Бишимбаев даёт Жаксыбаеву начальственным тоном указания обустроить дом в охотничьем стиле. Бишимбаев хотел шкуру медведя и чтобы привезли из ресторана "Prяник" голову архара, подстреленного им лично. Он поручил повесить её в гостиной. Подчинённые знают, что шеф – заядлый меломан и покупка караоке за 3,1 млн тенге лишь дополняет штрихи к портрету.

Бишимбаев не хотел оформлять договор на себя и афишировать это обстоятельство, поэтому ему нужен был свой человек. Для этой роли прекрасно подошёл администратор ресторана "Prяник" Галымжан Тлеулиев. Он выполнял роль формального хозяина сруба.

Брат Бишимбаева Нурлыбек нанял разнорабочего, присматривающего за домом, и платил ему зарплату. Это также свидетельствует о том, что дом принадлежит семье Бишимбаевых.

20 подсудимых по делу признали вину, и подавляющее большинство свидетелей подтвердили их слова. Отрицали взятки и хищения Бишимбаев, Нурлыбек и Кожабаев. Показания экс-министра в суде подтвердили его помощник Айдар Тыналиев, двоюродный брат Нурлыбек, в ходе расследования администратор ресторана "Prяник" Галымжан Тлеулиев (в суде он так и не появился) и брат жены Арыстан Бабагулов. Все они либо его родственники, либо работающие на семью Бишимбаева люди, поэтому к их показаниям отнеслись критически.

В суде всплыли и другие детали. Бишимбаеву на совещании в АО НУХ "Байтерек" жаловались на вымогательство взяток со стороны сотрудников АО "БД" акимы Алматинской, Павлодарской, Актюбинской и Карагандинской областей и депутаты Парламента. Но Бишимбаев не принял никаких мер.

Позиция защиты

Весь процесс у обвинения наблюдались проблемы с донесением до общества своей позиции. Адвокат Бишимбаева Салимжан Мусин оказался на две головы выше прокуроров. Команда адвокатов активно контактировала с прессой, комментировала обстоятельства, указывающие на невиновность подзащитных, и умалчивала о неприятных для разговора вещах. В результате обществу доносились не суть хищения или схемы получения взяток, а процессуальные нарушения.

Адвокаты критиковали вещдоки, экспертизы, пытались исключить протоколы допросов, очные ставки, санкции на прослушку, рассматривали под увеличительным стеклом штампы и подписи. Учитывая, что в деле тысячи документов, составляющие сотни томов, некоторые из них, надо признать, оформлены с нарушениями процессуального законодательства. В таких случаях доказательства, если мы действительно равняемся на Запад, следует исключать из дела. У нас это всегда "незначительные нарушения".

Обвинительный уклон

Сам Бишимбаев неоднократно заявлял, что экс-заместитель руководителя следственного департамента Национального бюро по противодействию коррупции Олеся Кексель неофициально приглашала, уговаривала покаяться и признать вину.

Следствие работало как всегда, грубо и топорно, стараясь по максимуму давить на подсудимых. Из-за таких перекосов Комаров первоначально фигурировал как взяткодатель, и лишь в суде разобрались, выпустили из-под стражи и определили ему роль посредника. При этом, несмотря на всю очевидность перегибов следствия, прокуроры не хотели менять ему меру пресечения.

Некоторым фигурантам дела вменили лишние эпизоды взяток, и только к концу судебного следствия гособвинение признало излишнюю усердность Нацбюро, составив новый обвинительный акт. Предприниматель Утебалиев вначале не признавал всю сумму взятки и жаловался на давление со стороны Нацбюро. Бизнесмену Кожабаеву в начале расследования вменяли хищение, а потом переквалифицировали на пособничество в растрате.

Ещё показательный факт: свидетелей в суд доставляли сотрудники Нацбюро, что позволяло вести с ними беседы и влиять на показания. Только после того как защитник Мусин обратил на это внимание, их заменили судебные приставы и полицейские.

Признание вины – царица доказательств?

Дела о коррупции всегда относились к сложным преступлениям. Подозреваемые зачастую обозначают взятки кодированными словами. Многие подсудимые использовали по 4-5 телефонов. Предприниматели в целях конспирации Анарбая называли Димоном, а братья Акрамовы деньги обозначали как "плов" и "мясо".

Не будь признательных показаний ключевых подсудимых – Жаксыбаева, Анарбая, Исабека, Айталиева и Ибрашева, следствию вряд ли удалось бы доказать причастность Бишимбаева к взяткам и хищению и восстановить полную картину преступления.

Институт сделок о признании вины заработал в Казахстане с 2015 года. Этот опыт переняли у США, где уже более 150 лет активно действует такой механизм. Применима ли крылатая фраза "признание вины – царица доказательств" к делу Бишимбаева?

Риск, что подсудимый оговорит другого взамен на смягчение наказания, всегда есть. Очевидно, что приговор не должен выноситься только на основании признания вины другими подсудимыми, а должен оцениваться в совокупности всех представленных доказательств. Суд посчитал, что улик против Бишимбаева собрано достаточно.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 37 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика