Пятница, 09 марта 2018 13:01

"Оделся чуть по-другому – тебя уже не воспринимают всерьёз". Монологи казахстанских предпринимательниц Избранное

Автор

Казахстан далёк от полноценного полового равенства. К примеру, в среднем женщины зарабатывают на 33% меньше, чем мужчины. Чтобы узнать о том, как женщины ведут бизнес в Казахстане, Informburo.kz обратилось к предпринимательницам, чтобы они рассказали о том, как создавали свой продукт, с какими сложностями сталкиваются в работе и как на них отражается неравенство.

"Хорошо быть девушкой в сфере технологий, тебя проще запомнить"

Директор и сооснователь Nommi Алёна Ткаченко

О продукте

У нас проект называется Nommi – это роутер для путешественников. Он позволяет всегда быть на связи и не переплачивать за роуминг. Это hardwear-продукт – девайс, который мы сами производим, сами его разработали. Компания у нас в Штатах, производство в Китае, продаём роутеры мы глобально. Команда находится в Алматы и сама разработка и дизайн в Алматы.

Вы можете думать об этом как о модемчике, но он у вас будет работать не только в Казахстане, а по всему миру. И когда вы, например, во Франции, он будет подключаться к локальному оператору связи и тарифицировать вас фактически по локальному тарифу. Так он работает в 150 странах.

Стоимость модема в рознице 120 и 150 долларов. У нас есть две модельки: одна с пауэрбанком, другая без. Сейчас, поскольку у нас период предзаказов, они продаются с 40%-ной скидкой. Когда вы его берёте, вместе с модемом идёт база паролей глобальная от Wi-Fi точек. Грубо говоря, если вы едете в страну, где "вай-фая" достаточно много, то можете, в принципе, особенно не заморачиваться на тему покупки тарифа, если вы такой экономный путешественник. В противном случае, вы можете взять пакеты: 500 мегабайт в сутки или 1 гигабайт в сутки, и это будет стоить от 2,5-3 долларов и выше.

Сама идея у нас появилась где-то 2,5 года назад. В команде два сооснователя: я и мой партнёр Кайрат Ахметов. Примерно полтора года назад начали активно над продуктом работать. Но мы начали не с производства продукта, а с аренды уже существующих роутеров. Мы решили посмотреть, что на рынке есть, что из этого работает плохо, что – хорошо. Выбрали лучшие модели и попробовали отработать бизнес на аренде уже существующих моделей. Где-то полгода назад мы поняли, что готовы делать своё собственное устройство, и начали им заниматься. Нас двое – это постоянная дискуссия между нами, что нужно, что не нужно.

Есть большая концептуальная сложность, даже две. Первый момент – то, что это железо, с ним всегда работать сложнее, у вас всегда большой расход, потому что, если вы заказываете, грубо говоря, партию 5 тысяч штук на заводе, и, допустим, себестоимость (это я с потолка беру) 50 долларов. 50 умножаем на 5 – получится, 250 тыс долларов вы должны заплатить заводу сразу. Даже если в рассрочку – всё равно дорого. Второй момент – у нас бизнес на стыке телекома, туризма и железа, и нужно хорошо разбираться сразу в трёх сферах, это тоже не так просто. И есть специфическая сложность – то, что мы из Казахстана. Будучи в Казахстане, мы работаем с международным рынком, и тебе важно хорошо понимать не только то, что вокруг тебя в Алматы происходит. Тебе нужно хорошо глобальные тренды понимать, включая законодательство, интеллектуальную собственность, юридические аспекты.

У нас ещё много чего впереди, мы ещё не поставили первую партию. Мы собрали около 100 тыс долларов США. Основная клиентура у нас – США и Сингапур, но поставка у нас только в июне. Нам ещё 3 месяца до неё работать, потом получать отзывы, потом искать финансирование на очередную поставку.

У нас уже есть три ангельских инвестора. На второй раунд финансирования мы будем скорее всего привлекать в основном как ключевых инвесторов из Сингапура и Юго-Восточной Азии, ну, и дополнительно, возможно, возьмём несколько инвесторов из Казахстана.

Сложности с поиском инвесторов, мне кажется, всегда есть – это не просто ты пошёл, и тебе дали деньги. Но сейчас, думаю, будет проще, потому что у нас уже есть результаты. Мы знаем, что людям это нужно. Мы знаем, где наш рынок находится.

Об отношении к работе и жизни

С одной стороны, есть люди, у которых определённые представления – они могут думать, что скорее всего ты не понимаешь, о чём они говорят, хотя у тебя есть компетенции. Или нужно быть осторожным с тем, как ты одеваешься, потому что оделся чуть-чуть по-другому – тебя уже не воспринимают всерьёз. С другой стороны, может быть, даже хорошо быть девушкой в сфере технологий, потому что тебя проще запомнить. Это даёт свои бонусы, просто нужно уметь с этим обращаться.

У меня есть фраза любимая:"У тебя не должно быть world life – у тебя есть только life". И этот life из разных составляющих: работы и того, что не связано с работой. Поэтому я не делю – это работа, а это не работа, это всё жизнь. Что точно могу сказать: новый проект – это 6 спокойных часов в офисе, а потом ты идёшь домой.

"Я сама выбираю, с кем работать"

Со-основатель и директор по развитию образовательного интернет-портала neupusti.net Айжан Кул-Мухаммед

О продукте

Наш проект www.neupusti.net – образовательная платформа, на которой выкладываются абсолютно все возможности, существующие для казахстанской молодёжи: гранты, стипендии, стажировки, конкурсы и различные программы развития. Целевой аудиторией www.neupusti.net является молодёжь в возрасте от 15 до 35 лет.

Наше главное отличие от аналогичных проектов в России, Европе и США заключается в том что мы не просто перепечатываем существующие возможности, мы их ещё и создаем. Например, за последние полгода мы запустили несколько образовательных конкурсов совместно с казахстанскими компаниями специально для наших читателей. У читателей neupusti.net была возможность выиграть грант в школу программирования, получить стипендию для обучения в Италии и т.д. Организуя и администрируя новые возможности, мы стали больше чем просто онлайн-доской объявлений. В этом году мы планируем увеличить количество эксклюзивных конкурсов от neupusti.net и запустить мобильное приложение.

На данный момент 100 тысяч уникальных пользователей посещают наш сайт ежемесячно. В социальных сетях нас читают более 65 тыс человек. Данные цифры впечатляют, учитывая, что мы практически не тратимся на платное продвижение.

Сайт монетизируется за счёт платной подписки. 70% контента на нашем сайте доступно любому посетителю, но для полного доступа нужно приобрести ежемесячную или годовую премиум-подписку. Подписка предоставляет доступ к самым "вкусным" возможностям. Данный вид монетизации является инновационным для Казахстана – большинство медиа зарабатывают в основном на рекламе.

Наша команда не просто анонсирует, организует и администрирует образовательные возможности, но также и активно участвует в них. В феврале я прошла тренинг для социальных предпринимателей в Берлине в рамках конкурса SAP Up, где наш проект занял 3-е место. В апреле мы едем в Узбекистан в рамках международного конкурса ПРООН #Youth4South, задачей которого является продвижение целей устойчивого развития ООН. У моих коллег еще более богатый опыт участия в престижных международных конкурсах. Я по сравнению с ними новичок.

Мы базируемся в Алматы в креативном и предпринимательском хабе SmArt Point. В нашей команде трудятся пятеро человек, трое из которых являются сооснователями проекта.

Портал www.neupusti.net запустил Ардак Бердибеков. Идея пришла к нему. когда он искал различные гранты для своего проекта. У него очень часто случалось так, что, когда он находил, казалось бы, идеальный грант, выяснялась, что он не подходил по гражданству, возрасту или другим факторам. Происходило это из-за того, что дизайн сайтов и оформление текста анонсов были запутанными (не учитывали нужды пользователя/читателя).

К нему пришла идея создать сайт, где бы он собрал все возможности для казахстанской молодёжи. Дизайн сайта Ардак специально разрабатывал так, чтобы он был удобен пользователю.

Как и у любого начинающего предпринимателя, у Ардака был момент, когда он зашел в тупик и не знал, как дальше развивать проект. В этот момент к нему присоединилась Фарангиза Шукашева, а через несколько месяцев уже и я. Так мы стали сооснователями проекта.

У каждого из нас разные роли. Я отвечаю за развитие, а именно работаю над реализацией новых проектов, партнёрства и т.д. У меня достаточно публичная роль. я постоянно должна общаться с людьми, выступать на мероприятиях и общаться с прессой. Но и долгие нудные вечера за экраном никто не отменял.

О проблемах в работе

Я не являюсь залётной птицей в сфере образования. В университете Джорджа Вашингтона в США я 4 года изучала вопросы образования в различных странах. Прошла стажировки в престижных образовательных институтах, запустила и участвовала во множествах проектах в сфере образования и, несмотря на мой опыт, я не осмеливалась величать себя экспертом в сфере образования. Для этого мне нужна была докторская степень PhD или минимум 10-15 лет опыта работы в этой сфере.

Я была неприятно удивлена, когда, вернувшись в Казахстан, увидела, что каждый второй студент, побывавший пару раз в англоязычных странах и набравший 7.0 на IELTS, представлял себя экспертом по образованию. Гуляя по Алматы, я заметила, что образовательные центры встречаются с той же частотой, что и салоны красоты и аптеки. В данных центрах работают люди, у которых нет ни опыта, ни желания развивать сферу образования или помогать детям – только коммерческие цели. Дети месяцами, а порой годами ходят на занятия по английскому языку или по подготовке к тесту, а результатов нет. Клиентов, имеющих желание и возможности учиться за рубежом, отправляют в никому неизвестные университеты, от которых центры получают комиссию. В результате родители тратят деньги на образование своих детей, но не получают качественных услуг.

Вопросами образования, так же, как и медициной, должны заниматься специалисты, а не залётные птицы, преследующие только коммерческие цели.

О сексизме

Когда я нахожусь в SmArt Point, никаких гендерных проблем не испытываю. Нам удалось построить небольшой оазис инклюзивности и поддержки, но стоит мне покинуть его пределы, как у меня поднимается давление.

Сексизму меня подвергают как мужчины, так и женщины. Как молодые, так и не очень. У меня очень прямолинейный стиль общения. Я задаю много вопросов, прошу привести доказательства сказанному и прерываю людей, когда они уходят в монолог, никак не связанный с темой разговора. За это мне часто говорят: "Айжан, ну вы же девушка. Нужно быть помягче". Казахское воспитание не позволяет мне им ответить: "Ну вы же профессионал. Нужно орудовать фактами и говорить по делу".

Женщины имеют бестактную привычку спрашивать о наличии семьи. Узнав, что я не замужем, начинают обесценивать мою работу. Мол, они как матери и жёны работают 24/7, а я всего лишь с 9 до 6 и то только по будням. На любой контраргумент – один ответ: "Вот будут свои дети – поймешь".

Абсолютно неприемлемым я также нахожу тот факт, что мужчины часто используют рабочие встречи как возможность начать романтические отношения. Многие из них считают, что работа для девушки – это способ времяпровождения до появления мужа и детей.

Сейчас я все реже и реже встречаюсь с сексизмом на работе. Во-первых, я научилась ставить людей на место, а во-вторых, я сама выбираю, с кем работать.

"Мы понимаем, что рынок только строится"

Генеральный директор ТОО "Казахстанский бренд одежды "Heybaby.kz " – Инна Филипович

Об особенностях казахстанской моды

Наш бизнес Heybaby.kz строится на целой команде. Идея шла изначально от Алии Ахметовой. В 2014 году она в декретном отпуске начала нас убеждать, что для деловой женщины в Астане нет хорошего выбора одежды. Существующий массмаркет не соответствует её потребностям и всё такое скучное, давайте шить стильные юбки. Мы все из корпоративной сферы – сами сталкивались с этой проблемой, поэтому понимаем её. К сожалению, мы на тот момент очень сильно были заняты корпоративным миром – получали очень хорошие заработные платы и отмахивались. Она отшила первую партию юбок, продала их, а нас, своих подруг, пригласила в качестве моделей. Прямо у себя дома вместо циклорамы использовали простыню. Это был 2014 год.

Потом Алия занималась ребёнком, но идею эту не оставляла. А в середине 2015 года наш партнёр из Москвы Наталья – она занимается СММ, другой наш партнёр, который занимается дизайном, Марина и я оставляем свои прежние места работы и включаемся в проект. Все вместе такой командой из 4 человек начинаем работать с осени 2015 года и создаём первую осеннюю капсульную коллекцию.

Мы всегда отмечаем, что мы не дизайнеры и не дизайнерская марка одежды – мы коммерческий казахстанский бренд одежды. Мы пришли в этот бизнес не потому, что хотим самовыражения через создание волшебных образов, а потому что видим проблему делового гардероба и пытаемся её решить!

Проблема в том, что наш рынок не ёмкий, соответственно, все масс-маркет- бренды, которые представлены у нас на рынке, к сожалению, не ориентируются на казахстанскую женщину, а ориентируются на макрорегион – на страны СНГ, но украинка и россиянка в корне отличаются от казахстанской женщины по типу фигуры, по цветотипу, поэтому всё то, что отшивается на Россию и Украину, не совсем подходит для нас: в плане ростовки, фасона, соответственно, цвета. В связи с этим, очень часто у женщин возникают проблемы – ходят и укорачивают, подшивают, ушивают, но а тот факт, что она не очень правильно выбирает цвет, тут ей уже никто помочь не может. Когда мы делаем свои коллекции, мы все эти факторы учитываем, поэтому к нам женщины, в принципе, любят приходить из-за того, что им нравятся цвета, которые мы используем. Несколько раз на региональных фешн-выставках мы получали комплименты от грузинских дизайнеров, которые очень консервативны и почти ничего, кроме чёрного цвета, не воспринимают относительно нашей палитры в коллекциях.

Когда мы начали заниматься этим бизнесом, мы пришли к пониманию, что женщине нашей важно не просто купить, но и получить кукую-то полезную информацию, поэтому наша Марина-стилист обучает, работает с нашими менеджерами по продажам. Мы не называем их продавцами, потому что в большей степени это консультанты. Когда к нам женщины приходят в шоурумы в Астане и Алматы, мы обязательно их проконсультируем, посоветуем, подберём.

Бывают женщины, которые совершенно в советах не нуждаются, но таких не очень много, в основном прислушиваются к советам стилиста и даже потом звонят и спрашивают, с чем можно надеть, комбинировать. Поэтому, когда мы создаём коллекцию, то пытаемся её сделать такой, чтобы, придя в магазин, покупательница могла собрать несколько образов на целый сезон и потом в них ходить. При этом мы советуем, как эти вещи можно совмещать с вещами, уже имеющимися в гардеробе женщины. Мы говорим, что мы не скучная элегантность. Мы создаём повседневный и деловой женский гардероб – юбки, пальто, платья, костюмы . Костюмы наши женщины очень любят. Мы пытаемся сделать вещи таким образом, чтобы женщина при смене аксессуаров могла надеть и на вечеринку, и на деловой обед. Мы за некую универсальность, но не спортивность.

О сложностях в работе

Сложностей много – можно целый трактат написать. Начнём с самых общих – мы ресурсная экономика, у нас исторически добывающий сектор был более развит в отличие от обрабатывающего. Соответственно, все смежные отрасли – производство тканей, фурнитура тоже не развиты в Казахстане, к сожалению. Мы очень зависимы от импорта, и как только у нас начинает скакать курс тенге, это очень сильно бьёт по нашим издержкам – ткани, их доставка, фурнитура. Второй момент – отсутствие релевантного опыта в лёгкой промышленности. Придя в этот бизнес, мы имели только желание работать, энтузиазм и фантазию. Но профессиональных знаний кроя, шитья, контактов с компаниями, которые этим занимаются, у нас не было. Мы их нарабатывали позднее.

Третье – у нас не очень сильно развита коллаборация в творческой сфере. Мы пытаемся работать с художниками, иллюстраторами, но выбор их не большой. У нас зачастую возникает проблема выбора фотографа, моделей – их не так много, особенно талантливых. А что касается моделей – их настолько мало, что каждый бренд их использует и лица получаются заезженными. Одна и та же девушка может встречаться в разных лукбуках, разных брендов.

Я не к тому, что это какие-то проблемы неодолимые. Мы понимаем, что рынок только строится и ещё всё впереди. Мы никогда не были модной столицей, как Париж или Милан.

У нас корпоративный опыт работы, я в частности имела опыт работы с государственными органами и, в принципе, я морально готова к тому, что они будут выполнять свою работу и порой форма выполнения этой работы очень бюрократична. Я к этому отношусь даже с большим пониманием – у меня это негатив дикий не вызывает. И мы никогда напрямую не сталкивались со взяточничеством со стороны проверяющих государственных органов, к счастью, и я надеюсь, что мы с этим никогда не столкнёмся.

Мы начинали с собственного капитала. Но в 2017 году, когда мы поняли, что нам нужно открывать своё конструкторское бюро, мы привлекли кредитные средства под большой процент. В связи с этим подали в фонд "Даму" и в акимат заявку о субсидировании процентной ставки, и мы её получили. В конце 2017 года мы привлекли первые средства от инвесторов. Эти деньги были не очень большие, но тем не менее инвестор в нас поверил.

О дискриминации

Я считаю, что это всё зависит от личности самого человека. Я никогда в своей жизни не сталкивалась с гендерной проблемой, поэтому, когда женщины о них очень громко кричат, я не всегда это поддерживаю и понимаю, но это личный мой опыт. Он у меня позитивный.

Порой бывает немного сложно, когда ты доносишь свою идею до инвесторов или друзей предпринимателей, которые занимаются сугубо мужской сферой бизнеса, но это, опять же, связано только с тем, что фешн-индустрию они не очень хорошо понимают. Например, когда объясняешь им, что женщина в Алматы и женщина в Астане – это разные женщины, что их разделят всего 1200 километров, но подход к выбору гардероба и жизненная позиция у этих женщин разные, тогда мужчины начинают фыркать и говорить: да о чём это вы, но я это всё в шутку превращаю и не считаю это гендерной проблемой.

"Я продолжатель своего отца"

Коммерческий директор ТОО "Келесгидрострой" Кызжибек Рысжанова

У нас семейная компания, созданная в 1998 году, её основал мой отец. Он по образованию инженер-строитель. Потом в 2001 году мы запустили самую первую малую гидроэлектростанцию мощностью 1,3 мегаватт – в Казахстане это было впервые. Получается, мой отец – 90-е годы же помните, был сложный период – первую стацию построил, потом в 2013 году мы построили вторую станцию Кжем. Мы там везде установили российское оборудование.

Мы строим малые гидроэлектростанции, они производят выработку электроэнергии за счёт возобновляемых источников энергии, то есть воды. Вы знаете, что сегодня уделяют большое внимание и оказывают поддержку именно на развитие возобновляемой энергетики – мы получаем очень хорошую поддержку от государства, в том числе кредиты, субсидии, гарантии

К бизнесу я подключилась в 2011 году после окончания магистратуры в сфере экономики в Англии по программе "Болашак". После окончания я приняла решение, что необходимо развивать семейный бизнес, так как отец очень выкладывается – он трудоголик советского мышления и не любит работать с бумагами. Финансовую часть, сопровождение проекта банками, работу с государством – весь этот блок я на себя взяла, такой административный блок. Моя мама ведёт финансовый учёт.

До 2011 года я работала на госслужбе и к бизнесу никакого отношения не имела. Просто набиралась опыта, знаний – работала в Министерстве по инвестициям и развитию. Потом я переехала в Шымкент и последние 7 лет непосредственно занимаюсь семейным бизнесом. С тех пор мы построили нашу вторую электростанцию мощностью 2 мегаватта, плюс мы строим третью электростанцию на 4,5 мегаватта. Идём на повышение.

Для строительства третьей станции я непосредственно занималась вопросами финансирования. Я искала источники финансирования и плюс я активным поиском оборудования для нашей станции, поскольку у нас были проблемы с предыдущими станциями – там у нас российское оборудование, и моя задача была привлечь новые технологии. Потому что мы на месте не стоим, мир развивается.

Буквально в прошлом году по программе "Деловые связи" – это тоже господдержка – "Дорожная карта" бизнеса я съездила в Германию на месяц, там прошла стажировку. Посетила практически всех немецких производителей оборудования для малых ГЭС. С некоторыми поставщиками мы ведём переговоры уже более года. Потом мы остановились на одном поставщике – это самое современное инновационное оборудование для малых гидроэлектростанций – его немцы изобрели в 2009 году и только в 2012 году пустили в производство. Такое оборудование впервые завозят в Казахстан, его не было на территории СНГ.

Я наладила с немцами очень хорошие связи, и они нам предложили стать официальными партнёрами по Центральной Азии, то есть это три страны: Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан. Буквально в январе текущего года они нам присвоили официальный статус партнёров. Мы, как их представители, активно продвигаем их оборудование в трёх странах. Я уже веду активно переговоры с Узбекистаном и с нашими казахстанцами, кто хочет строить гидроэлектростанции.

О проблемах в работе

Эта отрасль мужская, все удивляются. Я им объясняю, что мой отец основал компанию. Ему сейчас 64 года, но он больше в технической части строительства занят. В первую очередь сложности были связаны с финансовыми средствами. Сейчас государство потихоньку поддерживает, банки повернулись в нашу сторону, начали выдавать займы. Основную проблему мы, можно сказать, преодолели. Вторая проблема – это нехватка наших кадров. В основном кадры мы привлекаем из Узбекстана – у них гидропотенциал очень развит.

Вы же знаете, как в Казахстане – девушка такая молодая, особенно технические вопросы... Но, когда я даю глубокий расклад, люди начинают уважать, советоваться, мужчины особенно. А на первый взгляд, конечно, страх, как можно доверять девушке ещё и такие суммы инвестиций, но после того, как переговоры начинаются, это всё сглаживается.

С немецкими представителями вообще никаких проблем не было, поскольку позиционировали нас как семейную компанию – они очень уважают семейную иерархию, то, что я продолжатель своего отца. Потом они посетили нас, лично убедились в том, что у нас такая стабильная компания, и только после это они предложили официальное партнёрство. Но в Казахстане девушка в бизнесе совсем по-другому воспринимается, нежели в Европе.

Сейчас я решаю ключевые стратегические вопросы. Отец меня очень поддерживает, в этом плане дал мне все полномочия для принятия решений, вести переговоры от компании.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 48 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика