Пятница, 02 марта 2018 11:37

«Судебная система нуждается в реформировании». Избранное

Автор

Интервью - Габдуалиев Мереке Тлекович, кандидат юридических наук, конституционалист

- Мереке Тлекович, добрый день. Недавно разгорелся скандал, связанный с жалобой судей Актюбинского областного суда председателю Верховного Суда, в соцсетях «гуляет» анонимное обращение судей другого региона. Как Вы могли прокомментировать такую тенденцию после ухода Кайрата Мами в Конституционный Совет ?

- Добрый день. Начнем с того, что Кайрат Мами является одним из тех людей, который дважды побывал в кресле председателя Верховного Суда: с сентября 2000 г. по апрель 2009 г. – почти девять лет и с октября 2013 г. по 11 декабря 2017 г. – чуть более четырех лет.

Как известно, заменивший после первого срока Кайрата Мами, бывший председатель Верховного Суда Мусабек Алимбеков пробыл в кресле главного судьи страны недолго. Это было связано с коррупционным скандалом, когда шестерых судей Верховного Суда освободили от занимаемых должностей, а двое из них были осуждены. Это событие стало беспрецедентным ЧП в истории независимого Казахстана. Мусабека Алимбекова сменил Бектас Бекназаров, после чего состоялось второе «пришествие Кайрата Мами».

Безусловно, тогда коррупционный скандал вокруг судей Верховного Суда стал реальным показателем уязвимости кадровой политики по подбору кандидатур на столь ответственные должности в стране.

Не нужно забывать, что Верховный Суд не только осуществляет правосудие, а еще и является важным институтом в механизме досрочного прекращения президентом своих полномочий в соответствии со статьей 47 Конституции. Поэтому нужно понимать какие конституционные и политические риски представляет коррумпированный судья Верховного Суда.  

Так вот, существующие проблемы или, наоборот, успехи в реформировании судебной системы (например, цифровизация правосудия) были заложены в период почти тринадцатилетнего пребывания в должности председателя Верховного Суда К. Мами.

Председатели региональных судов, выпускники Института правосудия прошлых лет – ныне действующие судьи (вместе с бывшим директором этого Института Бейбитовым М.) – это кадры «периода Мами».

В своем выступлении после назначения новый председатель Верховного Суда Жакип Асанов отметил успехи своего предшественника, но в то же время дипломатично показал все провалы в судебной системе нашей страны.

- Мереке Тлекович, что бы Вы отметили важное в выступлении Жакипа Асанова ?

- Как для конституционалиста, мне было важно, что Жакип Асанов напомнил присутствующим положение статьи 1 Конституции, что высшими ценностями государства являются человек, его жизнь, права и свободы.

Полагаю, что этот посыл был не только судьям страны. Это был посыл и для других ветвей власти – законодательной и исполнительной. Именно по тем законам, которые принимает парламент, и подзаконным актам, которые издаются исполнительными органами власти (должностными лицами), осуществляется правосудие в стране.

Зачастую именно некачественно разработанный нормативно-правовой акт и неоднозначно определенная правовая норма ставятся причиной вовлечения в орбиту правосудия спорящих сторон. Поэтому качество правосудия – это очень сложная материя, которая зависит от совокупности факторов, в том числе от эффективной правотворческой деятельности в стране. Это первое.

Второе. Жакип Асанов обратил внимание на существующую проблему, когда судебное решение по формально-юридическим основаниям является законным, однако, по содержанию – несправедливым.

Например, я веду более десяти лет (с перерывами) судебную тяжбу с чиновниками от министерства образования и науки по вопросу нострификации моего диплома кандидата юридических наук ВАК России. Суд основывает свои решения на подзаконных актах МОН и отказывает мне в удовлетворении исковых требований. А то, что такое решение является прецедентом для неопределенного круга лиц – кандидатов и докторов наук, защитивших диссертации в России, и работающих в казахстанских вузах, никому нет дела. Никому нет дела, что вот такие судебные решения способствует «утечке мозгов» из страны и искусственно формируют протестную группу. И таких примеров предостаточно.

Третье. Новый председатель Верховного Суда особо обратил внимание на проблему некомпетентности судей, привел пример с судьями суда города Астаны, часть из которых была уволена по отрицательным причинам. Конечно, хорошо, что они больше не будут вершить правосудие. Но страшно то, что они выносили судебные решения и вершили судьбы людей.

Среди судей немало тех, кто имеет заочное юридическое образование и в силу чрезмерной нагрузки не занимаются повышением профессионального уровня, практически ничего не читают (кроме нормативных постановлений Верховного Суда, часть из которых не учитывает, что некоторые законы давно утратили силу).  

- Мереке Тлекович, все-таки что нам делать со «слоном посреди комнаты» ? Я имею ввиду коррупцию в судебной системе.

- Среди судей есть немало независимых и порядочных людей, профессионалов своего дела. Часть таких профессионалов вышла на пенсию и трудится на ниве адвокатской деятельности.

К сожалению, коррупция в судебном корпусе имеет место быть, а профессия судьи привлекает выпускников юридических факультетов также и по причине желания обогатиться на «доходном месте». Иначе, как объяснить существующую тенденцию, когда судья городского суда готов с утра до вечера работать в чрезмерной нагрузке за небольшую зарплату. Даже, если молодой судья не берет взяток, то, скорее всего, он рисует себе радужные перспективы кресла судьи облсуда, дающего «указания» подчиненным в рамках «наставничества». Вот эту «пуповину» между городскими (районными) и областными судами нужно как-то разорвать. Это первое.

Второе. Как известно, новшества в конституционном законе «О судебной системе и статусе судей» предусматривают прохождение полиграфа для кандидатов в судьи. Я бы предложил через полиграф провести еще и действующих судей (на всякий случай).  

Кстати, последний скандал среди судей Актюбинской области подтверждает, что чрезмерная нагрузка рядовых судей, нездоровая атмосфера в коллективе создают почву для коррупции, а независимость судей нарушается возможностью «санкций» со стороны руководства суда.

Думаю, что от результатов рассмотрения коллективного письма актюбинских судей зависит многое в деле постепенного «оздоровления» судебной системы и чистки в рядах председателей облсудов. Не исключено, что коллеги актюбинских судей из других регионов страны держат свои «заготовки» аналогичных писем Жакипу Асанову. Нужно «выкорчевывать» неэффективных председателей местных судов.

- Сегодня Кайрат Мами председатель Конституционного Совета. Последние назначения в Конституционный Совет свидетельствуют, что его членами стали и бывшие генеральные прокуроры. Как вы можете прокомментировать подобные кадровые назначения, да и в целом, состав Конституционного Совета ?

- Да, я понимаю, на что вы намекаете. Конечно, огромный опыт работы в карательно-обвинительной системе налагает определенную «установку» в профессиональной деятельности человека. Очень сложно усмотреть в уголовных и уголовно-процессуальных кодексах нормы, ущемляющие конституционные права граждан, если по долгу службы применял все законодательные акты как должное.

Хотя, например, считаю, что у Даулбаева А.К., выпускника Свердловского юридического института, достаточно основательная юридическая база. Его выступления позволяют сформулировать вывод, что он пишет сам себе доклады и понимает, о чем говорит. А тема его диссертации посвящена официальному нормативному толкованию законов.

Интересная докторская диссертация у члена Конституционного Совета Шапак У., посвященная политической и правовой системе Калмыкского ханства (1664-1771 гг.), а кандидатская – Закону Монгол-Ойратов 1640 года. У двух других членов Конституционного Совета темы диссертации связаны с уголовно-правовой тематикой и организацией правоохранительных органов (системы ОВД).

Таким образом, получается, что в Конституционном Совете единственный конституционалист – это известный профессор, доктор юридических наук В.А. Малиновский.

Как известно, голос председателя Конституционного Совета является решающим в случае разделения голосов его членов поровну. Поэтому Кайрат Мами по долгу службы должен глубже вникать в теорию Конституции. Видимо, по этой причине было инициировано создание Научно-консультативного совета при Конституционном Совете в январе текущего года.

Возможность создания такого «совета при Совете» появилась недавно, 24 января 2018 года, когда был включен новый пункт 39 в Регламент Конституционного Совета. Научно-консультативный совет создан в целях оказания научного содействия Конституционному Совету, а его полномочия значительно облегчают работу данного государственного органа.

В любом случае, необходимо иметь ввиду, что с приближением «политического транзита» роль и значение Конституционного Совета значительно повышается, а от его решений зависит конституционная легитимизация этого процесса.

- Мереке Тлекович, спасибо за интервью.

- Спасибо, обращайтесь.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 163 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика