Понедельник, 26 февраля 2018 18:00

Олжас Байканов, директор Фонда имени Батырхана Шукенова: Люди стали забывать Батыра Избранное

Автор

Впервые директор Фонда Олжас Байканов рассказал о "копеечных" авторских отчислениях певца и жизни Максута Шукенова в Америке.

Спустя почти три года после кончины певца Батырхана Шукенова стало известно о закрытии одноимённого Фонда его памяти. Официальная формулировка: "Сложная экономическая ситуация". И только близкие знали, как на самом деле обстоят дела и почему даже при жизни Батыр получал всего 18 тысяч тенге в качестве авторских отчислений.

Впервые близкий друг певца и директор Фонда Олжас Байканов в эксклюзивном интервью Informburo.kz рассказал, как продавали музыкальные инструменты Батыра, а также что обещал его близким министр культуры Арыстанбек Мухамедиулы.

– Олжас, вы назначили интервью в музыкальной студии. После ухода Батыра вас что-то по-прежнему связывает с шоу-бизнесом?

– В данный момент мы работаем в студии, которую любезно предоставили мои друзья, они помогают выпустить посмертный альбом Батыра. Параллельно здесь также идёт запись песен для моего нового проекта – это талантливая молодая певица Аджера. Её голосом ко всему зазвучит бэк-вокал в некоторых песнях Батыра. Над альбомом Батырхана Шукенова работает много известных музыкантов Казахстана, России и многих стран зарубежья. Поэты и композиторы, которые сотрудничали с Батыром, сейчас пишут песни и для Аджеры, вот такая творческая коллаборация.

– Расскажите о проекте "Аджера" более подробно. Где вы познакомились с этой девушкой? Не опасаетесь, что её композиции будут перекликаться с хитами Батыра, ведь в обоих проектах задействованы одни и те же люди?

– Начну по порядку: как я узнал об Аджере. После ухода Батыра его поклонники всё время присылали мне разные ссылки с каверами на его хиты, архивы концертов и так далее. И одно видео мне понравилось особенно: девушка по имени Аджера вместе со своими друзьями исполнила песню Батырхана "Қайран көңіл-ай". Они собственными силами сняли ролик и выложили его в YouTube. Потом так получилось, что судьба нас пару раз сводила на разных мероприятиях, там я имел возможность услышать её вживую.

– Мне очень понравилось, как она поёт, договорились о сотрудничестве. К тому же у нас много общих друзей-композиторов, музыкантов, которые были готовы поддержать нас, помочь в начинании. На данный момент мы записали практически целый альбом. Авторы песен у неё действительно те же, что работали с Батыром. Это и Илья Зудин, и Андрей Евстафьев, и Али Шер Сулеймен, и наш замечательный композитор Алим Заиров.

– К планам на будущее мы ещё вернемся, сейчас хотела вас спросить вот о чём: в октябре 2017 года в СМИ прошла информация о закрытии Фонда имени Батырхана Шукенова. Тогда основной причиной вы назвали сложную экономическую ситуацию. Влиятельные друзья Батыра перестали помогать деньгами?

– Как бы вам сказать… У влиятельных друзей Батыра тоже есть свои проблемы, когда могли – помогали, всё-таки за два с лишним года очень много было сделано Фондом. Мы выпустили альбом на казахском языке, провели первый концерт после его смерти в 2015 году – везде насколько могли, помогали друзья Батыра. Затем мы сделали фотовыставку очень хорошую, много народу пришло. То есть конкретные бизнесмены нам помогали, но всё время к ним обращаться неудобно. А других желающих не нашлось, особым желанием никто не горит. Последний проект до приостановления работы Фонда – это тот самый новый альбом, о котором я упомянул вначале. Но отмечаю: если вдруг найдутся спонсоры или улучшится экономическая ситуация, если эти моменты всё-таки сойдутся когда-нибудь, мы вполне можем возобновить работу Фонда. Но пока очень тяжело, все проекты очень дорогостоящие.

– Фонд имени Батырхана Шукенова – это серьёзная организация со своими планами, сотрудниками. Интересует, что произойдёт со штатом, они все уволились? О каком количестве людей идёт речь?

– У меня в штате работали две сотрудницы – Женис и Айгерим. Айгерим до сих пор закрывает все бухгалтерские вопросы, к тому же идёт работа над альбомом: кому-то мы должны по этому делу деньги заплатить, от кого-то получить. Как только все нюансы будут решены, девчонки подадут документы, чтобы завершить нашу деятельность. Все свои банковские счета мы уже закрыли, осталось только выпустить альбом, и всё. Мы старались, чтобы у них всё это время был оклад, это было возможно, когда работали над проектами. Но были и такие времена, когда не было проектов, пока мы искали спонсоров, им ничего не платили. Девушки просто сидели и ждали. Мы надеялись, что работа в Фонде встанет на серьёзную основу, но, к сожалению, эта деятельность подразумевает ежемесячные расходы. Это и аренда офиса, и зарплата, и оплата прочих счетов. На это у нас попросту нет денег.

– Если говорить о доходах Фонда, какие цифры можете привести в пример?

– Дохода как такового у нас не было, люди присылали деньги. Речь шла о таких суммах, как 50-60 тысяч тенге в месяц. Я сейчас говорю не об инвестициях от одного какого-то человека, это в целом всё, что нам удавалось получить. 60 тысяч тенге не хватит ни на какие зарплаты, этого даже не хватало на аренду офиса. И так продолжалось на протяжении всей работы Фонда. Люди по большей части пассивно относились, иногда был какой-то всплеск, приходил перевод в 100 тысяч тенге. Но такое было всего 2-3 раза за всё время существования Фонда.

– То есть доходы Фонда в месяц, как я поняла, не превышали никогда миллионы и десятки миллионов тенге, а как ваши дела обстояли во время больших концертов памяти Батырхана в алматинском Дворце Республики? На них ведь продавались билеты.

– О суммах, которые вы озвучили, мы могли только мечтать. Объясню: допустим, у нас планировался концерт или выставка. Мы идём к спонсору, и спонсор нам даёт деньги только на этот концерт или выставку. Но спонсоры не делали инвестиций, чтобы содержать Фонд, чтобы мы могли получать зарплаты, чтобы мы могли оплачивать в Фонде свет, интернет и так далее. Давались деньги только на разовое мероприятие, всю прибыль с которого мы тратили на выпуск альбома. Мы пытались выкручиваться, делали майки, продавали, но это тоже не пошло. Ну, купили поклонники Батыра 100-150 маек с его изображением, за все минувшие три года вот такие печальные цифры. Мы даже отдалённо не покрывали свою деятельность. Не поверите, но иногда у девчонок зарплата в месяц была, например, 25 тысяч тенге, у меня, соответственно, то же самое. Когда были проекты, мы на протяжении 3-4 месяцев имели возможность платить им по 150 тысяч тенге.

– В комментариях журналистам вы сказали, цитирую: "Ходить с протянутой рукой – это очень сложно". Олжас, были ли люди, которые поручились, а потом отреклись от Фонда? Тут имею в виду каких-либо влиятельных или богатых людей.

– Нет, таких людей, которые бы пообещали и бросили, не было. Бизнесмены, которые обещали помочь, помогли раз. Но постоянно сидеть у них на шее было просто неудобно.

– Отсюда такой вопрос: обращались ли вы за помощью в Министерство культуры Казахстана, быть может, просили аудиенции у министра Арыстанбека Мухамедиулы, чтобы получить государственную помощь и сохранить Фонд?

– Разговор был, некоторое время назад я видел интервью с министром культуры, где он сказал, что да, якобы, Минкульт поможет, выпустит альбом Батырхана Шукенова. Это была его инициатива, но ничем это не закончилось. Был такой момент: после смерти Батыра мы хотели снимать кино, российская сторона была готова финансово поддержать съёмки фильма о Батырхане Шукенове. Я ездил в Москву, разговаривал с режиссёром, который заверил, что российская сторона готова инвестировать в картину и начать съёмки. А я говорил: давайте подождём, потому что фильм о Батыре не должен быть только российским, надо, чтобы он был казахстанско-российским. Потому что то, что творилось у вас там, и что творилось с Батыром здесь, в Казахстане, – это две большие разницы. После этого я прилетел в Алматы, стал искать людей, которые причастны к кино. Мы разговаривали с режиссёром Алишером Сулейменовым на эту тему, он был готов поддержать. Далее мы выходили на Министерство культуры Казахстана, которое сначала сказало: "Да, мы готовы поддержать", но потом они потихонечку сослались на какие-то проблемы, перенесли проект сначала на год, потом на два, на этом тема так и закрылась.

– Среди прочих проектов вы планировали открыть музей, где были бы выставлены личные вещи Батыра, его саксофоны, микрофоны, которые он коллекционировал. Где сейчас эти предметы?

– Все инструменты Батыра проданы в частные руки. Один из его друзей, крупный бизнесмен, вышел с предложением на родных Батыра, чтобы выкупить его инструменты. В итоге он их выкупил – там микрофоны, саксофоны и так далее.

– Сколько саксофонов было в коллекции Батыра? Это именно те, с которыми он выходил на сцену?

– Да, это инструменты, с которыми он работал на сцене. Всего у Батыра было три саксофона. Плюс он покупал по всему миру микрофоны, собирал их.

– Известны ли сумма сделки, имя покупателя? Кому достались средства от продажи инструментов?

– Сумму я не знаю, они сами между собой решали всё. Саксофоны находились у родных Батырхана, имени бизнесмена, по понятным причинам, я раскрыть не могу.

– Зачем этому бизнесмену музыкальные инструменты Батыра? Он будет их использовать или хранить как память, быть может, он захотел таким образом инвестировать и подождать, пока они подорожают в цене?

– Была такая идея, чтобы сделать студию и музей Батыра. И этот человек, чтобы инструменты не разошлись в разные руки, купил их для себя, чтобы всё хранилось у него и чтобы потом всё это можно было использовать в музее, выставлять. Но пока с проектом студии и музея тишина. Продажа инструментов, отмечу, к Фонду не имеет никакого отношения. Эти средства пошли родным Батыра, его мама сейчас живёт в Алматы.

– Мы возвращаемся к тому моменту, когда вы сказали, что работа над Фондом может быть возобновлена. Сколько средств нужно, чтобы продолжить эту деятельность? Давайте назовём нашим читателям конкретную цифру.

– Все проекты Фонда памяти Батырхана Шукенова можно сделать и за 500 тысяч долларов, но это будет совсем позорно выглядеть. Чтобы делать ту же самую музыкальную студию – это очень дорогостоящее мероприятие. Студия, концертный зал, чтобы это всё достойно оборудовать, там цифры серьёзные должны быть, несколько миллионов долларов. А делать это номинально, чтобы это было в каком-то подвале, и назвать проектом памяти Батыра не хотелось бы. Батыр по своей сути был перфекционистом, всё, что он делал, он делал в идеальном качестве.

– Олжас, как давно вы общались с Екатериной Шеляковой, вдовой Батыра? Она приезжала в Алматы к нему на могилу?

– Нет, не приезжала. Последний раз я с ней общался на телепередаче в Москве, это было давно. После этого мы ещё пару раз созванивались по нашим делам, и всё, особо близких отношений у нас нет.

– Но вы наверняка слышали, что Екатерине удалось купить жильё в Америке, сын Батыра Максут теперь живёт в своём доме. Что по этому поводу вы можете сказать?

– Мы провели в Алматы первый концерт памяти Батыра, все средства тогда были переведены на имя Максута, его сына. Затем они купили в Америке жильё, и у меня успокоилась душа: сын Батыра пристроен, с крышей над головой. Валерий Меладзе оплатил Максуту год учёбы, а теперь наш казахстанский бизнесмен, друг Батырхана Маргулан Сейсембаев оплатил остальное обучение. Спасибо ему за это. Была интересная история: четыре года назад моя жена забеременела, я с испугом рассказал об этом Батыру. Мол, как же так, мне уже 43 года, и тут вдруг ребёнок. Я уже тогда, честно говоря, надежду потерял. И Батыр мне ответил: "Олжас, не переживай, выкормим, вырастим, на ноги поставим". И как-то так уверенно он мне это сказал, проник в мою душу его голос, весь испуг сразу прошёл, позже я стал счастливым отцом маленького мальчика. Эти слова я до сих пор помню, а когда Батыр ушёл, просто так оставить Максута на произвол судьбы мы не могли. Всё, что в моих силах, я сделал и до сих пор пытаюсь как-то помочь.

– Следующий вопрос касается авторских отчислений от творчества Батырхана Шукенова в Казахстане. Кто получает эти деньги?

– Наследники – мама Батыра и его сын Максут. Все песни Батырхана я отдал Максуту, чтобы он мог зарабатывать, например, на iTunes, но они до сих пор так и не выложили музыку на этот ресурс. Скачать одну песню с iTunes стоит около одного доллара. Собранные с интернета ранее авторские средства, что-то порядка 300 долларов, я отправил им в Америку. Объясню, чтобы не думали, что там крутятся миллионы: Батырхан не является правообладателем всех песен, а только малого их количества. Так, основные авторские права принадлежат поэтам и композиторам, которые их писали. Батырхан Шукенов значится в качестве соавтора только в 5-6 песнях. Те хиты, которые он пел много лет назад, сейчас и всегда принадлежали группе A'Studio, а именно её основателю Байгали Серкебаеву. В целом речь идёт о таких несущественных деньгах, как 15-18 тысяч тенге, когда Батыр был жив, именно столько он получал.

– У Батыра в определённое время были непростые отношения с Байгали Серкебаевым и участниками группы A'Studiо. А вам удалось сохранить отношения с музыкальными товарищами Шукенова? С тем же Валерием Меладзе?

– С Борей (Байгали Серкебаев. – Авт.) мы всегда общались, всегда с ним на связи. Видимся, когда он приезжает в Казахстан, вместе решаем какие-то производственные вопросы на концертах. А Валера давно дружил с Батыром, и сейчас эта дружба перешла ко мне по наследству. Мы с ним близки ещё в том, что и он, и я молодые отцы, у него маленький сын, у меня маленький сын. Иногда советуемся друг с другом, рассказываем, что происходит с нашими детьми. Он всегда готов нас поддержать, до сих пор в телефоне его письма, sms, он говорит: "Если нужна моя помощь, поддержка, всегда обращайся, не стесняйся". Когда в прошлом году был концерт памяти Батыра, он без разговоров сказал: "Я прилечу, гонорара не надо. Как мне прилететь – одному или с музыкантами, ты только скажи, я всё сделаю". Человек большой широкой души, огромного доброго сердца, Я очень рад, что эта дружба между нами сложилась.

– В завершение беседы принято интересоваться планами на будущее. Расскажите о том, что планируете, например, этой весной.

– Планы на будущее – это закончить новый альбом Батыра и попытаться сделать презентацию, если найдём средства и спонсоров. План №2 – это развивать проект с Аджерой, потому что, прежде всего, там красивая и достойная музыка. Сама Аджера очень талантлива и поёт очень хорошо. Мы так увлеклись, что записали с ней песен на два альбома, сейчас сводим их, всё время проходит в студии. Думаю, скоро люди их услышат. Что касается сроков, то презентацию альбома Батыра и презентацию дебютного альбома Аджеры планируем провести одновременно. К дню рождения Батыра должно быть всё готово.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 43 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика