Понедельник, 26 февраля 2018 10:13

Почему порой в Костанае борьба с коррупцией не вызывает удовлетворения и чувство торжества справедливости? Избранное

Автор

Или о том, что не всегда закрытые глаза весы Фемиды правильно расставляют точки над"i"

В результате рассмотрения только одного коррупционного  уголовного дела без родителей остались 10 несовершеннолетних детей. Причем на скамье подсудимых были не руководители, а простые клерки, которые сегодня работают повсеместно в госорганах. Они ответили за все то, что не ими, поверьте, придумано. Кто-то спросит, зачем они подписались под  условия грязной игры? Вопрос резонный.

Речь идет о сотрудниках департамента госдоходов, более известного в народе как таможня. ЦТО при департаменте госдоходов был создан в конце 2015 года, туда набирали женщин, типа они меньше подвержены коррупции.

12 декабря 2016 года восемь человек были задержаны. Полгода шли следственные мероприятия. В орбите уголовного преследования оказались мелкие клерки - женщины, которые должны сверять документы от брокеров на достоверность и передавать деньги от них руководству. Так как это были маленькие суммы, то деньги скапливались у брокеров, а потом  отдавались оптом, при котором, скорей всего, и происходил дележ.  Словом, при обысках у кого-то было 60000 тенге, у кого-то – 200 тысяч и т.д. Суммы небольшие.  Судебные разбирательства по нему длились больше года и закончились тюремным заключением для 8 подсудимых.

Шесть женщин и двое мужчин проходили по статьям «Взяточничество», а также участие и руководство организованной преступной группировкой. По материалам дела, с середины октября по декабрь 2016 года специалисты таможенного оформления во главе с руководителями Нургазиной и Жаксалыковым  разработали схему, по которой, якобы получали вознаграждение за ускоренное оформление деклараций на вагоны. По версии обвинения, была установлена такса — 1000 тенге за вагон. Сами подсудимые вину не признавали до последнего. Мол, о деньгах ничего не знали и уж тем более сговора с руководителем никакого не было. Таможенников взяли в их профессиональный праздник,  12 декабря 2016 года, сотрудники антикоррупционной службы, и вовсе были в полнейшем недоумении.

Вначале дело рассматривалось в городском суде №2, затем в составе преступления рассмотрели признаки ОПГ, переквалифицировали его в разряд особо тяжких и передали в следующую инстанцию. Здесь после долгого рассмотрения прокурор запросил по 10 лет лишения свободы для каждого участника и по 12 — для руководителей группировки. Судья после продолжительных разбирательств вынес решение наказать бывших сотрудников ЦТО на 5,5 лет, а Нургазину и Жаксалыкова на 10 и 11 лет соответственно с пожизненным лишением права занимать должности на госслужбе.

Приговор жесткий. И только один вопрос не дает покоя: почему именно в отношении этих женщин закон заработал на полную катушку? Вспомнила дело, по которому проходили аким города Ахмедбек  Ахметжанов и его заместитель Максут Калиев. Там звучали более солидные суммы. И при этом Калиев - передатчик денег - получил лишь 4 года лишения свободы.

 Или недавно все СМИ рассказали о том, что прокуроры по делу экс-министра Бишимбаева заключили процессуальное соглашение с пятью подсудимыми в виде признания вины и сделки со следствием. Теперь их правонарушения будут рассматривать в выделенных уголовных делах. В отдельное производство выделены эпизоды с участием Азиза и Одылжона Акрамовых (родственники экс-управляющего директора АО «Байтерек DEVELOPMENT» Дельруха Анарбая), Даурена Ибрашева (бывший председатель правления ТОО «Orda Glass»), Жаксылыка Исабека (бывший генеральный директор ТОО «Завод строительных металлоконструкций» и учредитель ТОО «ШХМ») и Армана Комарова (друг директора ТОО «Project city Group»). А ведь в этих делах фигурируют гораздо более  солидные сделки и солидные суммы.

Подвергать сомнению приговор костанайского  суда - не журналистское дело. Но вот рассказать о том, что в обществе это вызывает мало одобрения, думаю, журналист имеет право.

Мы посмотрели обсуждения в социальных сетях после публикации материала по тому уголовному делу. Представьте, ни одного одобряющего комментария. Это о чем-то говорит?

Осужденные — матери-одиночки. Есть среди них и отец, самостоятельно воспитывающий двух маленьких сыновей. Сейчас, после вынесения приговора, все несовершеннолетние  дети остались на попечении родственников, среди которых, кстати, в основном пенсионеры. В общей сложности без одного из родителей остались 10 детей. Как поделились с нами их опекуны, для сыновей и дочерей, осужденных случившееся, не говоря уже о затянувшемся разбирательстве, стало большим ударом. Дети стали менее общительными, не выходят их дома… Детский психолог Людмила Должикова уверяет — это еще не самое страшное, ведь дети очень остро воспринимают потерю родителя, пусть даже временную.

- Потеря родителя для ребенка гораздо страшнее, чем для взрослого, - поясняет она. - Родитель – это часть жизни, а порой и вся жизнь для ребенка. Для детей до 10 лет нет принципиальной разницы, умер родитель или его забрали, в любом случае это не нормативное переживание. Ребенок воспринимает потерю родителя, как переживает горе взрослый человек, но переживания ребенка отличаются внешне. Взрослые люди имеют достаточно сил, чтобы справиться с тяжелыми переживаниями, путем ухода в работу или переезда в другой город. Ребенок же не имеет такой возможности, он просто зависим. Зависим от чужих людей, от новых обстоятельств.

Кроме того, ребенок, вынужденно оставшийся без мамы, может стать более замкнутым, молчаливым, в зависимости от индивидуальных особенностей он может начать заикаться или перестать говорить. Не в состоянии что-то изменить, ребенок как бы «замирает» в своих переживаниях. Также дети могут быть агрессивны, раздражительны и, как правило, этот гнев обращен на покинувшего его родителя, в чем признаться ребенку сложно. Дети подросткового возраста и вовсе могут замкнуться в себе надолго.

- Дети постарше агрессию могут направить на себя, нанося себе порезы, рисунки в виде тату, - рассказывает психолог.

 - Агрессия детей, как правило, немотивированна, они не могут объяснить, почему, например, накричали или хлопнули дверью. Для ребенка все, что происходит вокруг него, происходит из-за него. Вывод из всех этих ситуаций ребенок делает один: «Маме плохо, ее обижают, а я тут, это я виноват». Это особенно сильно переживают дети, которые с малых лет выполняли родительские функции (опека младших) и считают себя в ответе за взрослых.

Такие дети нуждаются в длительной реабилитации и профессиональной психологической помощи, но даже после нее последствия травмы долго дают о себе знать. В среднем переживания такого характера при поддержке специалистов длятся год-два, в отдельных случаях ребенок может переживать несколько лет. Нужно время, чтобы восстановить мир таких детей. Ребенку, потерявшему мать, от окружающих нужны, прежде всего, забота, терпение и поддержка.

Смотря на это дело, когда сиротами при живых матерях стало десять детей, задаешься вопросом: куда мы идем и что порождаем? Озлобленность, неверие в справедливость. Может быть, все-таки у Фемиды должны быть чуть открыты глаза, чтобы видеть боль и страдания и отличать матерого преступника от того, кто оказался им волею судьбы.

Я видела этих женщин. У каждого из них несчастливая женская судьба. Кто-то неудачно вышел замуж и теперь растит детей одна. Кто-то родил ребенка «для себя», потому что годы уходят. Только у одной из шести женщин имеется собственное жилье, остальные живут  кто с престарелыми родителями, кто-то платит кредит. После известных событий, считай, квартира потеряна. И если судить по одежде, то все они одеты с местной барахолки. А в квартирах самый простой быт… И это коррупционеры? Может быть, правильно утверждение: кто берет мелочи - тот сразу за решеткой, а кто ворует вагонами -  тот живет за бугром…

 В обществе  часто обсуждается вопрос: должны ли коррупционеры сидеть за решеткой? Однозначного ответа  пока нет. Нововведение о штрафах последнего нового УК РК было положительно воспринято обществом. К примеру, «первооткрывателем» выплаты государству штрафа взамен на свободу в нашей области стал бывший директор костанайского похоронного бюро «Стикс» Берик Курамысов. Тогда, в 2015 году, он был осужден за взятку в 200 тысяч тенге и суд назначил ему выплатить в республиканский бюджет 60-кратную сумму — 12 млн тенге. Штраф экс-директор выплатил в короткие сроки, более того, при задержании в его кабинете было изъято около 3 миллионов тенге.

В сентябре прошлого года область потрясла новость о том, что экс-чиновника Маукулова, уличенного во взяточничестве за покровительство по службе, освободили из зала суда. Тогда бывший руководитель ГУ «Управление природных ресурсов и регулирования природопользования акимата Костанайской области» подписал процессуальное соглашение и после непродолжительных прений суд вынес решение о взыскании с него штрафа в размере 70-кратной суммы взятки — 24,5 млн тенге с конфискацией имущества, добытого преступным путем либо приобретенного на незаконно полученные деньги. Также суд постановил о пожизненном лишении Маукулова права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных учреждениях. К слову, штраф Маукулов выплатил в течение трех дней, а сейчас, по неофициальным данным, трудится директором птицефабрики в Алматинской области.

Почему данный принцип не заработал в отношении этих женщин? Да, они не признали вину и т.д. Но не надо снимать ответственность и с тех, кто борется с коррупцией. Не сотрудник ли прокуратуры Танат Тасов пообещал им свободу, если заключат процессуальное соглашение? Напомним, при первом заходе дела в суд обвиняемые подписали протоколы с признательными показаниями.  А прокурор Танат Тасов, который вел дело в первой инстанции, обещал свободу. И когда дело зашло в суд второй раз, Танат Тасов  отказался от участия в процессе в межрайонном суде по морально-этическим соображениям. Кому верить этим женщинам, не очень хорошо разбирающимся в составах преступлений? Свидетели, проходившие до этого как подозреваемые, повторяли, будто заученный текст: Жаксалыков сказал брокерам передавать деньги ему, а специалисты по таможенному оформлению все знали и передавали вознаграждение. Более того, некоторые из свидетелей обвинения не могли скрыть волнения и после каждого ответа на вопрос судьи добавляли: «Так нормально? Так пойдет?».

Одна из них — специалист по таможенному оформлению ТОО «Акцепт Customs» Галина Пинигина. Сейчас женщина жалеет тех, кого еще несколько месяцев назад обвиняла в особо тяжком преступлении.

 - По-человечески мне их очень жалко, и девчонок, и мужчин, - признается она. - Мне кажется, их очень строго наказали.

Специалист этого же предприятия брокер Дина Дембаева, которая выступала перед судом одной из первых, высказать личное отношение отказалась, сославшись на то, что она не судья и не может никак комментировать сложившуюся ситуацию.

 Конечно, преступление есть преступление, но соизмеримо ли в данном случае с ним наказание? Восемь человек, которые и раньше не жили богато, десять покалеченных маленьких судеб — эффективный метод борьбы с системой?

Так или иначе, а родственники осужденных уже второй месяц обивают пороги учреждений, в которых хоть как-то могут помочь и дать надежду. Матери уже написали коллективное письмо Президенту, обратились в областную прокуратуру и собираются дойти до Верховного суда. Остается только надеяться, что это принесет какие-то результаты и дети увидят своих родителей раньше окончания срока…

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 286 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика