Пятница, 23 февраля 2018 13:27

Не "причиняйте" добро: научились ли в Казахстане благотворительности Избранное

Автор

На этой неделе мир отметил важный и емкий праздник – день социальной справедливости. Понятие глобальное и вбирает в себя множество факторов, отражающих благополучие в национальном масштабе

Корреспондент Sputnik Казахстан обратился к Лиме Диас, эксперту в сфере корпоративной социальной ответственности и благотворительности с вопросами о том, насколько в условиях капитализма актуально говорить о равных возможностях, солидарности и уважении прав человека.

– Лима, однозначного понимания того, что такое социальная справедливость нет, каждый вносит в него что-то свое. При этом у нас в стране, у многих это словосочетание в лучшем случае вызывает усмешку… не веря в то, что оно есть. Как социальную справедливость понимаете вы?

– Желание справедливости, в том числе социальной справедливости, это глубинная потребность любого человека. Поэтому очень логично, когда в определенный этап жизни человек начинает задумываться о ней и требовать ее.

Социальная справедливость – это не статичное состояние, это принцип, по которому выстраиваются отношения между личностью и обществом. Если вернуться к тезису о потребности справедливости, то стоит добавить, что социальная справедливость – это запрос на соблюдение человеческих прав, на возможность быть свободным. Это запрос человека на уважение и уважительное отношение общества к нему как к личности, вне зависимости от сферы: социальной, экономической или политической.

– Но это ведь одна из любимых тем для обсуждения в нашей стране, когда затрагивают всю таблицу Менделеева и нефтяные запасы, а потом сравнивают эти богатства с размерами соцпособий и прожиточным минимумом…

– Разговоры типа "заберите деньги у богатых и отдайте бедным" я расцениваю, как простое перекладывание ответственности с себя на кого-бы то ни было. Когда люди не берут ответственность за свою жизнь, материальное благополучие и ситуацию, в которой они оказались, – это очень опасный путь. Он может привести к несправедливости.

В какой момент чужой руке в вашем кармане будет достаточно? Тем более, что разделение благ поровну среди всех мы уже проходили в своей истории, ничем хорошим это не обернулось. Поэтому каждому из нас нужно брать на себя ответственность за свою жизнь и благополучие и искать новые пути того, как жить лучше, да, возможно, обращаясь к поддержке других.

Когда мы говорим о социальной справедливости, очень большую роль здесь играет бизнес, потому что бизнес – это работодатель, игрок, который влияет на экономику страны в большей или меньшей степени, завися от его размера.

Очень широкое и важное понятие – корпоративная социальная ответственность, когда бизнес говорит: да, я понимаю свою значимость и роль обществе, я отдаю себе отчет в том, что влияю на то, будем ли мы жить приближено к принципам социальной справедливости, будет ли она торжествовать в обществе или нет. Однако, при всем желании небольшая группа предпринимателей, не сможет решить проблемы всего общества.

– А наши бизнесмены созрели до того, чтобы брать на себя социальную ответственность?

– Сейчас у нас наблюдается очень хорошая тенденция. Наш бизнес становится все более и более осознанным. Один из таких хороших показателей, что многие маркетинговые и пиар-бюджеты, бизнес начинает развивать какие-то социальные проекты.

А бизнес очень эффективен именно в социальной сфере, потому что в решении социальных проблем, иногда не хватает взвешенного, четкого бизнес-подхода.

Считаю, что развитие корпоративной социальной ответственности — один из хороших примеров стремления к социальной справедливости.

– Лима, в какой момент у предпринимателей приходит осознание, что то, чем он занимается, может не только приносить деньги, но и быть социально важным и полезным для общества? И как быть с устоявшимся мнением, что чем богаче, тем жаднее?

– У человека, если он достаточно успешен в бизнесе, появляется желание помогать другим. Предположу, что корни этого немного эгоистичные, желание быть хорошим, когда человек начинает вступать в сделку со своей совестью. Это, наверное, и есть такой первый сигнал, что владелец бизнеса готов заниматься социальной ответственностью.

Но помимо, таких эмоциональных, "трогательных" мотивов, которые движут бизнесменами, есть еще очень четкие бизнес-выгоды и эффекты, которые благотворительность и социальная ответственность приносит предпринимателю. Пиар-эффект, он, безусловно, неоспорим.

Но есть еще ряд положительных моментов. Например, если крупный работодатель оказывает достаточное внимание семьям своих сотрудников, это не может не сказать на производительности труда. Еще очень важен GR эффект: помощь в решении социальных проблем воспринимается положительно со стороны государственных органов. Эта практика очень развита на западе, когда ответственные компании получают преференции от государства.

Сейчас у нас благотворительность, социальная ответственность лежит в поле "хорошо-плохо", "добро-зло". На самом деле эффективная благотворительность лежит гораздо глубже, чем просто эмоция, это сложная и серьезная тема, на которую я настоятельно рекомендую обратить внимание представителям бизнеса.

– А как обстоят дела с социальным предпринимательством у нас в стране? Ведь это отличная возможность реализоваться в бизнесе и помочь тем, кто в этом нуждается.

– В Казахстане сейчас начинают появляться социальные предприниматели, но им еще очень сложно, потому что до сих пор не определен понятийный аппарат. Наше законодательство, пока не готово принять понятие "социальный предприниматель", но в перспективе трех-пяти лет у нас будет четкое разделение: что такое предприятие, которое занимается благотворительностью, и что такое социальное предпринимательство. Это две разные вещи.

К сожалению, очень часто, наши граждане, обращаясь к предпринимателям с просьбой решить их финансово-бытовые проблемы, оперируют – у вас денег много, вы должны мне помочь. При этом любой бизнес создается с целью коммерциализации, получения прибыли. А вот если создается предприятие или производство изначально с целью изменить общество, то это подпадает в понятие "социальное предпринимательство".

А социальный предприниматель, в первую очередь, нацелен на решение какой-либо социальной проблемы, помощи какой-то определенной категории людей и это является единственной миссией социального предпринимателя и все его усилия, в том числе по заработку они направлены на эту миссию. Поэтому очень важно разделять коммерческого и социального предпринимателей.

– Одной из составных частей социальной справедливости является благотворительность. Тема для вас близкая, можно сказать родная. Как часто в фонд Самрук –Казына Траст, в котором вы работаете, люди обращаются с просьбой помочь?

– В фонд Самрук-Казына Траст в неделю поступает порядка пяти писем, как от физических, так и от юридических лиц. Многие из этих запросов сводятся к решению бытовых проблем. Как бы нам не хотелось, на личном, эмоциональном уровне, помочь всем мы не можем, ресурсов фонда не хватит на то, чтобы решить индивидуальные проблемы всех людей.

Поэтому мы решаем проблемы системно. Например, на протяжении нескольких лет, мы видели динамику обращений для помощи в реабилитации детей с нейро-ортопедическими диагнозами. Реабилитация таким детям нужна постоянно. Как правило, родители таких детей хотят, чтобы реабилитация проходила за рубежом — в Китае, Израиле, Германии.

Какое-то время в партнерстве с благотворительным фондом мы помогали людям отправлять детей на реабилитацию за рубеж. Но мы понимали, что этот путь неустойчивый, неэффективный. Всех детей вылечить мы не сможем, а реабилитация – это непрерывный процесс.

Мы приняли волевое решение прекратить отправлять детей за рубеж, но развивать инфраструктуру реабилитационных центров в Казахстане, чтобы наши дети от безвыходности не уезжали, а могли получить помощь рядом со своим домом. Накал этой проблемы сейчас сокращается, мы открыли несколько центров, развиваем реабилитологов, и это системное решение проблемы.

Если сказать коротко, то мы в фонде ищем корень проблемы и пытаемся работать с ним, а не с последствиями.

Качественная благотворительность – это не порыв души, это не про эмоции, сострадание, жалость и слезы. Людям действительно нужно помогать, а не сопереживать и вместе плакать. Задача благотворительности в том, чтобы проникнуться проблемой, вовремя оставить эмоции и решить проблему.

– Вы говорите, что качественная благотворительность – это не порыв души, а обращались ли к вам меценаты, у которых были деньги и они хотели их пожертвовать. Вспомните самую крупную сумму, которую предлагали бизнесмены?

– Как правило, бизнесмены сотрудничают с известными благотворительными фондами и, не афишируя это, отдают средства в пользование фонда. Очень часто, люди, имеющие деньги анонимно поддерживают фонды, особо не заморачиваясь.

Но у многих бизнесменов, сейчас возникает вопрос о том, как правильно это делать, чтобы это была не одноразовая акция, а реальная помощь тем, кто в ней нуждается. Некоторые бизнесмены поначалу начинают "причинять" добро, порождая иждивенчество, "подсаживая" на финансовую зависимость благополучателей, помогая отдельным нуждающимся семьям. Очень часто такая помощь развращает людей. Бизнесменам нужно научиться объединяться, обмениваться опытом и обмениваться успешными или провальными историями, чтобы вместе становиться лучше в этом. Самая опасная вещь в благотворительности — порождение иждивенчества.

– Вы за то, чтобы о сделанном добре говорили или оно было тихим?

– Очень здорово, что многие частные меценаты, кто хочет помочь, не пиарясь помогают молча. История с корпорациями совершенно другая. Считаю, что крупный бизнес должен говорить о своей социальной работе, чтобы быть примером и выносить реальные социальные проблемы на более высокий уровень общественного внимания, не умалчивая их.

– Лима, насколько на ваш взгляд, благотворительность в Казахстане сейчас далека от отмывания денег, от желания замолить свои грехи?

– Насчет людских грехов я не знаю, думаю каждый остается наедине с ними сам. Что касается отмывания денег, то в благотворительности очень важно наличие доверительных партнеров, прозрачность и отчетность. Когда все эти факторы присутствуют, сомнения любые отпадают сами с собой. И не вызывать сомнений – это очень важный признак качественной благотворительности. Сама я в этой сфере с 2013 года и я вижу, как уровень благотворительности у нас значительно вырос. Сейчас пришло понимание, что нужно работать сообща – государству, бизнесу и гражданскому обществу.

– Озвучьте, пожалуйста, поэтапно, что нужно делать начинающим меценатам, желающим заниматься качественной благотворительностью?

– В первую очередь, нужно понять кто вы, понять свои сильные стороны, и где вы сможете произвести наибольший результат.

У меня есть хороший антипример, того как не нужно заниматься благотворительностью: не нужно юридической компании, адвокатам и юристам идти и красить забор в детском доме. Потому что, час работы юриста стоит куда дороже времени работы маляра. И лучше этой адвокатской фирме идти и дружно помочь этому детскому дому с документами, отчетностью, аудитом. Принести свою пользу тем, в чем они являются экспертами.

Нужно определить тех, кому вы намерены помогать, и действительно нужно ли им это. "Причинять" добро не нужно, прислушивайтесь к обратной стороне.

– Лима, как вы относитесь сами к сообщениям в социальных сетях, призывающим помочь детям. И что вы порекомендуете в качестве профессионала тем, кто распространяет подобные сообщения, в том числе отечественным звездам?

– Я против этого. Понимаю, что первая реакция – порыв помочь. Но нужно помнить, что сейчас орудует очень много мошенников, которые манипулируют жалостью людей. Во-вторых, в нашей стране достаточное количество благотворительных фондов, которые могут адекватно помочь каждому обращающемуся. Лучше выбрать какой-то фонд и системно помогать ему.

В поисках помощи отовсюду, люди теряют много драгоценного времени, если речь идет о спасении чьей-то жизни. Если человек сталкивается с проблемой, нужно идти в министерство здравоохранения и уважаемый благотворительный фонд.

На Западе, и уже в России, звезды, которые имеют большую аудиторию и платформу для объединения людей, присоединяются к каким-либо фондам и становятся бренд- амбассадорами. Они поддерживают какую-то тему или организацию, проводят флешмобы. Думаю, нашим селебрити нужно брать пример и не распылять внимание своей аудитории на частные случаи, а поддерживать профессиональные фонды, и, если хотят, освещать конкретные проблемы.

– Лима, в рамках нашего проекта "Персона" мы говорим не только о деятельности наших героев, но и затрагиваем вопросы личностного характера… И первое, что хочется уточнить Лима, это не псевдоним?

– Нет, меня зовут Лима Диас, моего отца зовут Диас и мое имя задокументировано.

– Вы отучились за рубежом, поработали там и приехали в Казахстан, через некоторое время вы устроились работать в национальную компанию, что для многих в жизни приравнивается к главному счастливому билету. Расскажите, как справились с завистью, слухами и легендами о том, как вы попали в национальную компанию.

– Начнем с того, что с завистью сталкиваются все, вне зависимости, где человек работает. Касательно нацкомпаний в народе слишком много стереотипов, которые сейчас потихоньку искореняются, конечно, времена меняются. Я не могу сказать, что в национальных компаниях концентрация завистников и злых языков выше. Они есть везде, также, как и везде есть хорошие люди. Мой ключ к успеху – находить хороших людей, в этом отношении мне повезло.

– Лима, вы же не будете отрицать, что для многих имеет значение то, где человек работает. Флер социального статуса ведь никто не отменял.

– С этим я согласна. Сама я сталкивалась с тем, что узнав мое место работы, люди меняли свое отношение, либо предвзято относятся, либо наоборот. Поэтому я предпочитаю не говорить при знакомствах место, где работаю. Признаюсь, наличие определенного социального статуса поначалу мне даже льстило, с этим сталкиваются многие. Я это пережила, переросла, если быть точнее.

Приехав в Казахстан учебы и работы за границей, мне пришлось доказывать, что я молода, но в это же время — профессионал. В казахстанской корпоративной сфере нужно доказывать свою компетентность, разрушая навешанные ярлыки, здесь нет аванса доверия, всего нужно добиваться своим трудом.

– Если я не ошибаюсь, вы поклонница русской литературы. Какая книга является вашей настольной? Чье творение оказало на вас наибольшее влияние?

– Мое самое любимое произведение – "Мастер и Маргарита" Михаила Булгакова. Сейчас оно стало настоящим клише, но именно эта книга является той, к которой мне хочется возвращаться вновь и вновь. В этой книге я всегда нахожу что-то новое, раз шесть я ее читала и нахожу в ней и бога, и любовь и мистику, и социальную сатиру.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 48 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика