Четверг, 15 февраля 2018 10:48

Новый протестный слой в Казахстане вычислил экономист Рахим Ошакбаев Избранное

Автор

Проценты по кредитам разоряют казахстанцев. Речь идет об онлайн кредитах, проценты по которым достигают 730% в год, сообщает портал 365 Info

Набравшая силу модель онлайн-микрокредитования отличается грабительскими процентами, что позже может привести к серьезным социальным потрясениям. Об этом написал экономист Рахим Ошакбаев в своем аккаунте Facebook. Натолкнула его на эти размышления расплодившаяся реклама «Деньги с доставкой до зарплаты за 15 минут без лишних вопросов».

Ростовщики процветают в кризис

— Берешь 30 тыс. тенге, через 10 дней возвращаешь 36 тыс. тенге.

2% в день, 730% в год никого не смущают

Тогда как максимально допустимая ставка по кредитам установлена в пределах 56% годовых, — написал Ошакбаев.

По его мнению, онлайн кредиты под 730% годовых процветают при полном попустительстве надзорных органов и регуляторов

Но дело даже не столько в этих процентах. По мнению экономиста, рост таких предложений — «один из признаков обеднения населения».

— Как правило, в кризис процветают ростовщики, ломбарды, букмекерские конторы, — считает он.

Привел экономист и цифры:

в 2017 году подобными кредитами под грабительские проценты воспользовалось более полумиллиона сограждан, ещё больше ухудшив свое финансовое состояние.

Все это потенциальный протестный слой населения в будущем

Бедных и некредитоспособных делают ещё беднее. Этически абсолютно токсичный бизнес, — считает экономист.

Как защититься от грабительских процентов?

На суд публики Ошакбаев предложил три предложения «по защите от злоупотреблений со стороны ростовщиков, которые выдают займы под кабальные 730% годовых».

  1. Определить в Гражданском кодексе в качестве основания для недействительности сделок займа, если годовая эффективная ставка по любым выплатам по займу (включая проценты, комиссии и т. п.) превышает более чем 5-кратный размер базовой ставки (~50%), установленный уполномоченным органом на момент выдачи займа.

— Таким образом, заёмщики, которые были вынуждены брать онлайн-кредиты по безумным ставкам, смогут признавать такие сделки через суд недействительными. Далее, по принципу реституции (возврат сторон в первоначальное положение) заёмщики должны будут вернуть только «тело» займа без каких-либо процентов,— прокомментировал Ошакбаев.

Заодно он предсказал большой спрос на «народных» адвокатов, которые начнут специализироваться как раз на помощи бедолагам-заёмщикам признавать такие сделки недействительными.

— Мне кажется, это относительно изящное решение, которое не требует никаких усилий со стороны Нацбанка или миннацэкономики, разработки новых законов, регулирующих мер, лицензирования, надзора и т. п, — считает он.

Одновременно потеряет всякий смысл и сама бизнес-модель по выдаче займов под 2% в день

Потому что возникнет большой риск, что заёмщики будут охотно брать кредиты как раз для того, чтобы потом признать эти сделки недействительными.

  1. Ускорить принятие «Закона о банкротстве физических лиц».

— После признания физического лица банкротом все его имущественные обязательства прекращаются. В последнем послании президента это поручение правительству уже прозвучало, — уточнил Ошакбаев.

  1. Ужесточить защиту от злоупотреблений со стороны кредиторов и коллекторов. В том числе ответственность за психологическое давление на заёмщика через родственников и близких, шантаж, бомбардировка SMS и прочие грязные приемы выбивания долгов.

— Пусть кредиторы взыскивают через суд и судебных исполнителей, там хватает легальных инструментов. А также это наконец вернёт кредиторов к необходимости оценки кредитоспособности заёмщиков,— сказал Ошакбаев.

Почему бы не вмешаться Нацбанку?

Политолог Замир Каражанов к мнению об онлайн кредитовании, как показателю бедности населения, отнесся осторожно. Для начала, считает Каражанов, нужно точно знать, кто именно берет деньги и на какие цели.

Какая-то часть тех, кому не хватает зарплаты, безусловно имеется. Но могут попадаться и такие, кому просто срочно понадобилась такая сумма для мелкого бизнеса. Пока нет строгой разбивки, утверждать что-либо с уверенностью нельзя.

Зато Каражанов согласился, что у какой-то части сограждан в будущем могут возникнуть проблемы из-за невозможности рассчитаться с этими кредитами. Но до выхода на улицы, считает политолог, дойти не должно

— Нужно понимать, что речь идет о небольших суммах. Это не тот случай, когда люди брали по несколько десятков тысяч долларов, а потом курс тенге рушился. И то какой-то выход находился, проводили рефинансирование и тому подобное. Проблемы могут появиться, но вполне решаемые, — сказал он.

Мнение Ошакбаева о «грабительских процентах» политолог полностью разделяет

— Есть понятие «кредиты», а есть «ростовщичество». Последнего у нас быть не должно. Ростовщичество ни к чему хорошему не приводит — мы знаем это из уроков истории. А поскольку

бороться нужно не с протестными настроениями, а с тем, что их порождает, то и эти проценты нужно как-то обуздать и поставить под контроль, — сказал он.

Каражанов даже выдвинул предложение, что в таких случаях должен вмешиваться уже финансовый регулятор — также, как при валютных операциях обменники «вылезают» за пределы определенного коридора разницы между покупкой-продажей.

Грабь ограбленных!

Социолог Тимур Айсаутов назвал потребителей последним форпостом в кредитном бизнесе. На них то и наживаются кредиторы, когда занимать бизнесменам становится слишком рискованным.

В мировой практике бывало, что из-за кризиса банки перестают кредитовать сначала крупный и средний бизнес, потом мелкий, но потребительское кредитование «проседало» в самую последнюю очередь

— Когда доходы падают, люди просто вынуждены брать взаймы. Кому-то не хватает на медицину, кому-то отправить ребенка в школу. И когда спрос на кредиты повышается — растут и ставки вознаграждения, — сказал он.

Нередко бывало, что в эту политику вмешивалось уже государство, ограничивая выдачу потребительских кредитов. Конечно, если оно не уверено, что в ближайшие год-другой ситуация наладится.

— Если прогноз на падение долгосрочный — 5-10 лет, нужно рассматривать возможность ограничения потребкредитования. Это мера вынужденная — слишком много людей не смогут потом рассчитаться, — сказал Айсаутов.

По словам социолога, начать можно с кредитования отдельных видов товаров. Например, дорогой бытовой техники, мобильных телефонов и тому подобного. Мера непопулярная, зато снижает риски социального кризиса.

Если сограждане не смогут платить по кредитам — они выйдут на улицу

Что подтверждает и международная практика.

— Любые кредиты вообще должны получать только те, кто может реально их обслуживать, — резюмировал социолог.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Просмотрено: 378 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика

Please publish modules in offcanvas position.