Понедельник, 05 февраля 2018 14:53

Архитектор прокомментировал критику блогера Варламова об улице Панфилова Избранное

Автор

Ландшафтный архитектор, проектировщик главной пешеходной улицы Алматы Роман Шнайдерман считает, что критика известного российского блогера в адрес проекта по улице Панфилова не объективна, пишет Kursiv.kz

Разработчик и архитектор проекта алматинских общественных пространств Роман Шнайдерман ответил на "разнос" блогером Ильей Варламовым улицы Панфилова. И покритиковал критикующего.

На днях г-н Варламов прошелся по главной алматинской пешеходной улице, и остался недоволен расположением лавочек и деревьев, установленных и высаженных, по его словам, случайно.

К выбору самих деревьев блогер также отнесся критично: зачем купили маленькие саженцы, когда посадили бы взрослые деревья и не пришлось бы ждать 10 лет. Да и в целом Варламов не поверил, что знаменитый датский архитектор Ян Гейл мог активно участвовать в разработке проекта.

"Скорее всего, он так и сказал: "Вам нужно проводить какие-то меры в городе", он мог дать какие-то консультации, и, скорее всего, он их дал. Но он не мог это спроектировать", — высказался Варламов о пешеходной улице, которой гордятся алматинцы. Роман Шнайдерман, в целом положительно оценив деятельность Варламова, с мнением россиянина не согласен.

- Илья Варламов раскритиковал улицу Панфилова. Так проектировал ли Ян Гейл пешеходную улицу Панфилова или только давал общие рекомендации?

— Он давал общие рекомендации. Но потом, когда мы все это проектировали, он смотрел, давал какие-то рецензии. Что-то одобрял, что-то предлагал изменить. Все происходило с его непосредственным участием. Да, он приезжал, когда улица была открыта — ходил, смотрел, говорил, что все нормально. "Этот нюанс сделан не так, этот…".

- То есть, итоговый проект он одобрил?

— Да.

- Также Варламову не понравились молодые деревья на улице Панфилова, "почему бы не купить уже большие деревья", сказал он. Вы согласны с этим замечанием?

— Абсолютно не согласен. Во-первых, там большие деревья, практически такие же, как в московских проектах. Липы семиметровые стоят. Я не знаю, на что он смотрел и где. Там стоят вдоль улицы и небольшие деревья, вторым планом. Это, в основном, декоративные яблони, и они не должны быть большими. Это маленькие деревца шаровидные, роль которых красиво цвести и дарить ощущение, что ты находишься в Алматы.

- Гость также сказал, что на постсоветском пространстве существует общая проблема – очень слабое архитектурное образование, и, соответственно, практически нет разбирающихся в современном городском благоустройстве профессионалов. Вы согласны с этим мнением?

— Согласен, конечно: именно в ландшафтной архитектуре и организации общественных пространств у нас вообще не было такого отделения. Но я получал образование за рубежом, и если это камень в мой огород – мой опыт работы в основном заграничный.

- Можно узнать, где вы получали образование?

— Я в Израиле учился и там работал.

- Какими проектами занимались?

— Занимался разработкой общественных пространств, реализовал несколько крупных проектов, парков. Работал в крупнейшей и старейшей израильской компании.

- Вообще, мнение блогера, даже такого "узкопрофильного" как Варламов, имеет ценность для вас?

— Он вызывает какую-то реакцию у общества, заставляет власти как-то меняться, обнажает проблемные вещи, которых, действительно, у нас хватает. Поэтому, в целом, это хорошо, когда приезжает человек и высказывает мнение. Но по поводу новых архитектурных объектов говорить, что "за эти деньги я бы сделал лучше"… Он что, знает, сколько там денег? Он все посчитал?

- Это огульная критика, на ваш взгляд?

— Кинозвезды, чтобы быть популярными, надевают какие-то сеточки вместо одежды, обнаженные выходят. А блогеру, чтобы стать знаменитым, надо прийти и обхаять что-то новое. В этом плане у него есть перегиб. У нас давно потеряна объективность оценки. Блогеры должны пользоваться приемами популяризации, чтобы привлечь к себе внимание. Это не Гейл, профессор, который приехал, ему заплатили, он дал объективную оценку в отсутствие каких-то других интересов. И я исхожу из того, что в своей оценке Гейл был объективен. А объективность Варламова вызывает сомнения.

Даже если исходить из его критики, где конкретные вещи: "здесь я бы сделал по-другому". Ян Гейл, например, посмотрел мой проект улицы Панфилова… Кстати, Варламов говорит: "Я по Панфилова не увидел велосипедной дорожки". А, между прочим, у меня велосипедные дорожки были изначально в проекте. Но когда Ян Гейл приехал, он сказал: "Знаешь, очень интенсивное будет движение, пусть здесь главенствует пешеход". И мы исключили из проекта вдоль Панфилова велосипедную дорожку как выделенную полосу. Я мнению Гейла больше доверяю. Потом, когда импрессионисты начинали свою работу, классические художники говорили: что это за чушь, никаких эмоций не вызывает, как бильярдный шар. Потом, через некоторое время, переосмысление происходит. Архитектура — это не математика, и многие решения можно ругать, но все равно здесь есть большая доля искусства, видения автора.

- То есть в какой-то мере это вкусовщина?

— Да, кому и кобыла невеста. Потом, смотрите, мы же видим реакцию общества. Летом, видели, сколько там народу гуляло? Варламов говорит: "Не системно расположены скамейки". Но люди, которые на них сидят, а на Панфилова они образуют такие раздельные "уголки", горожане могут сидеть на них обособленно, "своими компаниями"… Не думаю, что эти люди говорили: "Что-то скамейки несистемные, случайные". Люди сидят в свое удовольствие, им абсолютно все равно.

- В целом ваш проект пешеходной зоны, в том числе улицы Панфилова, передовой, по мировым меркам?

— Это организация общественного пространства пешеходной улицы, здесь важен функционал, чтобы она была удобная, просторная, чтобы читалась перспектива, чтобы был перечень элементов благоустройства, удовлетворяющий все слои населения, чтобы можно было удобно подъехать, пообедать, провести время. И если она отвечает этим требованиям, люди приходят и обживают это пространство. Мы видим, что она имеет успех. Это самый важный результат.

- То есть жизнь сама показывает, что хорошо, а что плохо, вы об этом?

— Конечно. Вообще, урбанистика говорит о том, что мы должны города переориентировать на пешеходов. Выработана целая система того, как это нужно делать. Ян Гейл — один из урбанистов, который уже реализовывал эту идею. Его разработками мы пользовались, с ним общались. Я считаю, что улица отвечает всем требованиям по удобству и функционалу. А дальше вопрос вкуса – деревья такие, деревья сякие. Потом, если Варламов подходит к вопросу только с точки зрения функциональности, есть и много других моментов, которые архитектор должен учитывать.

Для нас было важным добиться, чтобы проект вписался в существующую архитектуру, а это здания 50-60-х годов, чтобы появился свой стиль, узнаваемость. Фонари, которые там стоят, уже стали частью облика города. В этом отношении мы тоже пытались сделать какие-то вещи. Честно, я не услышал какой-то конкретной критики – "вот это сделано неправильно потому-то и потому-то". С точки зрения специалиста, несерьезно.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 77 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика