Четверг, 01 февраля 2018 15:15

"Консерватизм – защитная реакция перед большими переменами". Что нам показал феномен Байзаковой? Избранное

Автор

В социальных сетях Казахстана всё слышнее становятся голоса традиционалистов. Они отражают настроения в обществе, но это может быть временным явлением.

Интернет в Казахстане сегодня стал основным пространством для социальных конфликтов. Традиционалисты спорят с либералами о женской добродетели, отношении к ЛГБТ-людям и будущем казахского языка. Всё больший охват населения доступным интернетом даёт возможность людям из разных социальных слоёв свободно оскорблять друг друга и нарушать личные границы. Представители разных ментальных групп, которые обычно не пересекаются офлайн, встречаются в онлайн-пространстве и часто вступают в конфликты из-за различия в ценностях. Informburo.kz рассказывает, к чему может привести идеологическое противостояние в социальных сетях.

Новая цензура

Свобода в интернет-пространстве в последнее время, как ни парадоксально, теперь может работать как цензура нового формата. Блогер Айжан Байзакова устраивает конкурс на раздевание за 50 тысяч тенге в ночном клубе Zakova, это всё снимают на видео гости заведения, а потом она получает бан в Instagram. Кульминационный момент истории – группа казахстанских мужчин на парковке снимает ролик, осуждающий неподобающе себя ведущих, по их мнению, жительниц страны.

"Накануне произошёл вопиющий инцидент – в ночном клубе наши девушки раздевались догола ради денег. Ради пяти тысяч тенге! Танцевали стриптиз, надев саукеле. Что же это за ужас и позор?" – говорилось в обращении казахстанских мужчин. Видео опубликовал на своей странице в Instagram участник дуэта "Нур-Мукасан" Мукасан Шахзадаев.

После жалоб Байзакову арестовали на трое суток за проведение в общественном месте мероприятия с нарушением общественного порядка и этических норм. Айжан и её сторонники подверглись жёсткому кибербуллингу в социальных сетях. Комментаторы говорили о том, что девушку следует расстрелять, называли её непристойными словами и предполагали, что после этого случая никто не захочет на ней жениться.

Общественное мнение в случае с Байзаковой сработало как своего рода новая цензура. После анонимной жалобы аккаунт Байзаковой в Instagram с 700 тысячами подписчиков заблокировали. Выйдя на свободу, Айжан завела новый аккаунт, но для перестраховки завела канал в Telegram, в котором уже более 40 тысяч подписчиков. Аудитория пришла в мессенджер вслед за блогером.

Казахстанский сегмент интернета, впрочем, как и российский, не уникален в проявлениях цензуры. Американское издание Wired опубликовало статью "6 историй о цензуре золотой эпохи свободы слова", в которой рассказывает о случаях проявления агрессии в социальных сетях.

"В сегодняшнем мире, когда люди могут вести онлайн-трансляции в реальном времени или публиковать свои мысли в социальных сетях, казалось бы, цензура должна быть невозможной", – пишет журналистка Зейнеп Туфеки.

Интернет и социальные сети в частности не только дают всем право высказаться, говорится в материале, но также предоставляют бесчисленные способы наказания людей за их слово. Wired рассказывает шесть историй от первого лица. Например, писательница-афроамериканка привлекает внимание к расистским высказываниям, и её блокируют в Facebook. Автор подростковых романов наблюдает, как тема её неопубликованного труда вызывает огненную бурю в Twitter ещё прежде того, чем кто-то его прочтёт. Мусульманская правозащитница идёт по пути самоцензуры, а затем надеется, что белый человек выскажет то, что она думает. Известный консерватор внезапно становится одной из самых больших целей крайне правых троллей. Инженер Google пишет противоречивую записку и мгновенно становится злодеем для одной армии онлайн-читателей и героем – для другой.

История как святыня

Консервативный поворот в казахстанском интернете произошёл примерно три-четыре года назад. Формальным началом активности традиционалистов можно назвать скандал с постером, на котором были изображены целующиеся поэт Александр Пушкин и композитор Курмангазы Сагырбайулы. После этого в социальных сетях произошёл взрыв: комментаторы писали о надругательстве над памятью классиков и откровенно угрожали авторам иллюстрации.

"Художник, который нарисовал это, я приду за тобой!!! Охота уже началась!!! Прощайся с жизнью!!!" – писал один из комментаторов (орфография и пунктуация оригинала сохранены. – Авт.).

п

В этом скандале консерваторы также сработали как цензоры и добились того, чтобы изображение оказалось вне закона. После истории с поцелуем Пушкина и Курмангазы общественники написали заявление в полицию. Специализированный межрайонный административный суд оштрафовал гендиректора компании, создавшей постер, Дарию Хамитжанову на 129 640 тенге, а её рекламное агентство – на 185 200 тенге.

Ещё один пример, связанный с историей страны, – новый проект Баян Есентаевой-Алагузовой "Козы Корпеш – Баян Сулу". Сериал вышел на телеканале "Казахстан" под новый год. Зрители написали обращение с требованием снять его с эфира. Открытое письмо появилось на казахоязычном сайте qazaquni.kz.

Консервативная общественность недовольна тем, что актёры в сериале говорят на казахском с акцентом, а интерьеры, в которых разворачивается классическая фольклорная история любви, слишком похожи на современные. Заслуженный деятель культуры Меруерт Тусипбаева начала кампанию против сериала по мотивам лиро-эпической поэмы.

"На мой взгляд, нужно принять закон, защищающий от посягательств наши священные реликвии. Таким образом мы не только защитим свою историю от осквернения, но и не дадим даже прикасаться к ней", – высказалась Меруерт Тусипбаева в прессе.

пп

Также Тусипбаева потребовала, чтобы Баян вернула деньги, выделенные государством на съёмки проекта. Баян Алагузова ответила на нападки в Instagram. Она предположила, что Меруерт Тусипбаевой не за отечество обидно, а за то, что она не получила крупную роль в сериале.

Так как не одобрившие новый образ Баян Сулу апеллируют к патриотическим чувствам и традициям, то у этого скандала есть шанс перерасти в борьбу за национальные святыни, что ассоциативно сближает его со скандалом вокруг фильма "Матильда".

Верхом на хайпе

Одни из основных раздражающих факторов в соцсетях – это темы феминизма, сексуальной ориентации и традиций. Однако, говоря о других сферах жизни, например о значимых социальных вопросах и образовании, граждане также проявляют активность. Их позиция часто заставляет реагировать ответственных за вопрос чиновников.

К примеру, в новом учебнике русского языка за седьмой класс, который вышел в свет в 2017 году, были задания посмотреть фрагмент программы "Вечерний Ургант", и спрашивалось, почему Геннадий Головкин выходит на ринг в чапане.

"Из наших детей хотят вырастить дебилов", – написала Лариса Акимова-Резаева в Facebook. "Нужны электронные учебники. А то бумажные быстро теряют свою актуальность. Дети ни бой Макгрегора с Мейвейзером не обсудят. Ни версус Оксимирона с Гнойным на уроках литературы", – сыронизировал Дмитрий Давыдов.

ппп

Знаменитая лингвистическая сказка Людмилы Петрушевской про "калушат" и "бутявку" также вызвала волну возмущения в соцсетях. Причём зачастую казахстанцы не упоминали создательницу выдуманного калушского языка, когда писали гневные комментарии, а некоторые просто не знали её.

Министр образования и науки Ерлан Сагадиев отреагировал на недовольство родителей школьников, призвав людей мыслить прогрессивнее, а использование сленга в учебнике объяснил современными тенденциями.

"... Я согласен с разработчиками учебника, я согласен с экспертами в том, что малая часть программы должна быть посвящена новым направлениям использования русского языка, новым формам", – прокомментировал Сагадиев эту ситуацию.

Перевод казахского языка на латиницу стал ещё одним триггером для казахстанских интернет-пользователей. Одни называли это решение "латиницей головного мозга" и говорили о том, что целое поколение стариков может вмиг оказаться неграмотным из-за смены алфавита. Другие обвиняли противников латиницы в неуважении к казахскому языку и неприятии отказа от кириллицы по политическим мотивам.

Было придумано множество мемов о том, как будет выглядеть слово "морковь" (saebiz), если примут алфавит с диграфами. После активного троллинга и непринятия алфавита в социальных сетях его отправили на доработку. Но когда появился новый вариант алфавита с апострофами, его также нашли неудобным. Сейчас шум временно утих, но, так как латинизация в РК должна произойти до 2020 года, ожидаются новые витки скандала.

пппп

Не меньший ажиотаж вызвало внедрение временной регистрации граждан в РК в январе 2017 года.

"Решил что-то взорвать – побежал сначала в ЦОН зарегистрироваться", "еcли человек живёт временно у родственника, не будут штрафовать. Так что этот закон не для казахов! Сложно будет", – писали в социальных сетях.

Наши знания об онлайн-среде интуитивны

Футурологи сегодня говорят о том, что в будущем статус личности в интернет-пространстве может быть приравнен к социальному. То, что происходит в цифровом мире, будет всё больше сливаться с реальностью. По сути, это уже и есть реальность.

По данным Internet World Stats, к июню 2017 года интернет-пользователями в Казахстане стали 13 873 513 человек, то есть 76,8 % от всего населения страны. В 2000 году интернетом было охвачено только 70 000 жителей РК. Количество абонентов сотовой связи в РК, имеющих доступ к интернету, стабильно растёт. Связь становится доступнее, а значит, в интернет приходят новые пользователи. Социальные сети начинают выражать мнения ранее молчавших слоёв населения, в том числе малообразованных.

Аналогичный процесс в США, по одной из теорий, привёл к власти Дональда Трампа. К чему это может привести жителей Казахстана? Вышедшие в режим онлайн традиционалистски настроенные граждане нередко успешно формируют общественное мнение в сети. Будет ли архаизация тенденцией в обществе?

Российский социолог, эксперт по социологии интернета и развитию социальных сетей Игорь Эйдман наблюдает схожие тенденции в интернет-пространстве во всём мире. Он считает это переходным этапом на пути становления информационного общества.

"В условиях глобальной деревни люди с патриархальными ценностями противостоят более продвинутым, европеизированным. Это есть и в России, и в Европе, и даже в Штатах. Есть такая известная работа Хосе Ортега-и-Гассета "Восстание масс" о формировании массового общества. О том, что голоса масс, которые прежде были их лишены, теперь слышны. Интернет – это тоже своего рода восстание масс", - считает Игорь Эйдман.

Реакционное движение в виртуальном пространстве, по мнению экспертов, продублирует естественные исторические процессы. Консервативные настроения – защитная реакция перед большими переменами.

ппппп

"Позитивная сторона в том, что люди обрели возможность говорить, писать, обрели право голоса. Негативные в том, что определённая часть людей теперь тоже вышла в сеть и пытается навязывать свои взгляды на мир окружающим. Я считаю, что это временное явление. Группы с архаичным сознанием постепенно рассосутся в интернете, они переймут взгляды более продвинутой группы. Наши внуки не будут такими консервативными, и не будут пытаться навязывать свои взгляды, – считает Эйдман. – Сила интернета как раз не в том, что это поляна для цензуры и репрессий, это постепенно станет полем для взаимного обогащения. Консервативное комьюнити будет поначалу ругаться и не понимать, но постепенно будет перенимать прогрессивные взгляды. Так что в целом всё это несёт позитивное влияние на общественное сознание".

Руководитель рекламного агентства "Комбинат" Никита Ермолаев также считает, что агрессия в социальных сетях поутихнет по мере развития уровня культуры пользователей. Со временем дискурс в интернете неумолимо станет либеральнее.

"Возьмём Россию, буквально лет пять-семь назад там всё было тоже довольно серьёзно, накал страстей, – считает Никита Ермолаев. – Сейчас интернет там стал в разы либеральнее: мемы со спящим Медведевым или Путиным, который летает со страусами, часы патриарха – буквально каждую неделю появляется что-то новое. Люди не боятся высказываться, шутить, власть стала тоже более терпима – понимают, что нужно проще относиться к таким вещами. Мы тоже постепенно к этому приходим, интернет станет более свободным".

А вот интернет-исследователь Полина Колозариди советует не доверять прогнозам футурологов и не делать поспешных выводов. Она считает, что соцсети ни в коем случае не являются причиной фрагментации общественных отношений. Они, по словам эксперта, лишь ускоряют или отражают процессы.

"Я не видела пока исследований, которые бы подробно анализировали ситуацию в СНГ. И это очень плохо само по себе, потому что наше знание о многих явлениях в онлайн-среде основано на интуитивных догадках, почёрпнутых из новостей и собственной френдленты, – считает Полина Колозариди. – Новости стремятся вытаскивать на всеобщее обозрение самые острые факты, а социальные сети показывают только то, что человеку вроде бы должно быть близко и симпатично, создают своеобразный информационный кокон. Но, действительно, в социальных сетях находятся очень разные группы людей, и они часто не видят друг друга, не знают, что той же платформой (например, Instagram) пользуются люди с совсем другими ценностями и группы с другими нормами".

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 308 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика