Четверг, 01 февраля 2018 13:21

Суды «как на Западе» Казахстану не нужны — эксперт Избранное

Автор

По мотивам недавнего выступления главы Верховного суда Жакипа Асанова эксперт по антикоррупционному законодательству Сергей Злотников оценил проблемы казахстанской судебной системы, сообщает портал 365info

Преемственность «третьей власти»

– Конечно, я с оптимизмом оцениваю сказанное Жакипом Асановым. Но должен сказать, что на днях Верховному суду России исполнилось 95 лет, его председатель Вячеслав Лебедев занимает эту должность 29 лет, и я не вижу в этом ничего плохого.

Судебная власть должна быть устоявшейся и не должна действовать директивно – это не политический орган

Председатели судов, в том числе председатель Верховного суда, занимаются администрированием, они не должны давать указаний «больше санкций, меньше санкций». Не должны бороться с коррупцией.

Когда придет такое понимание, когда судьи будут сами избирать председателей судов, в том числе и председателя Верховного суда, пусть его при этом утверждает глава государства, тогда судебная власть станет независимой. Сколько г-н Асанов задержится на нынешнем посту? Нет никаких гарантий. Хотелось бы подольше, но он уйдет, и другой человек начнет говорить совершенно другие вещи.

Люди имеют огромное значение, но институты должны работать, и они не должны зависеть от политики

В США судьи назначались 30-40 лет назад, когда никто не знал, какой глава государства придет к власти. В этом и заключается независимость суда от исполнительной власти. У нас это тоже продекларировано в Конституции.

Законы пишут госорганы?

Второй момент – это то, что в последнее время сделали из нашего законодательства. После того, как отменили антикоррупционную экспертизу и приняли практически все новые кодексы (административный, уголовный, уголовно-процессуальный), приняли новый закон о прокуратуре и массу других новых законов и изменений в них, у нас все юристы, включая судей, просто стали безграмотными.

Судьи не успевают изучать это новое законодательство. В своем выступлении г-н Асанов сказал, что ему не нравится, как судьи пишут решения. Тут я согласен: ошибок много. Но разве законы написаны лучше? Они не проходят никакой экспертизы, у нас развито ведомственное законотворчество, каждый госорган пишет закон «под себя»

Недавно г-н Асанов был генеральным прокурором и говорил о том, что госорганы не должны писать законы. Но при этом кто написал Гражданско-процессуальный кодекс? Верховный суд. А кодекс некачественный, он гораздо хуже предыдущего. Прокуратура писала Уголовно-процессуальный кодекс, который тоже хуже прежнего. Для того чтобы судебная власть заработала, нужен системный подход, стабильность законодательства без сиюминутных изменений.

Зарплаты и эффективность

Теперь финансовый вопрос. Суды приносят достаточно много денег в виде налогов, в Казахстане высокие пошлины. Поэтому я считаю, суды финансируются недостаточно, при этом количество судей сокращается.

В свое время я выступал против сокращения и оказался прав: сократили 500 судей, быть может не самых худших, а потом пришлось набирать новых 500 судей. На самом деле, число судей должно увеличиваться. Должна увеличиваться и их зарплата

С учетом девальвации судья первой инстанции получает чуть больше 200 тысяч тенге

А в таких городах, как Алматы, в месяц одним судьей рассматривается от 100 до 200 дел. О каком качестве правосудия здесь можно говорить? Что вообще сделали с судебной системой?

Заменили систему пяти звеньев на систему трех звеньев, отчитались об исполнении. Улучшилось ли качество? Смысл судебной системы в том, чтобы у граждан был доступ к правосудию. Об этом мало говорится, но как практикующий юрист я убежден, что доступ, напротив, стал ограниченным.

Суды первой инстанции завалены заявлениями, они не успевают их рассматривать, процессы некачественные, зарплаты маленькие. В той же России судья может получать в пересчете на тенге до миллиона. При этом большинство граждан обращается только в суды первой инстанции. В апелляционную инстанцию обращается, по данным Верховного суда, лишь 30%, там только решения обжалуются.

Во-первых, люди не видят смысла, во-вторых, улучшилось ли качество апелляционного рассмотрения? Мой опыт говорит, что ухудшилось

По сути, это последняя инстанция. Вместо одного судьи, у которого персональная ответственность, дело рассматривают уже трое судей. В результате решение прикрывается корпоративной ответственностью.

Следующая инстанция – кассационная, по сути последняя, с предварительным рассмотрением одним судьей, причем доступ к ней ограничен в зависимости от суммы иска по гражданским делам. В результате по гражданским делам 1-2% отмененных решений, по уголовным и того меньше, — подчеркнул эксперт.

Цифровизация подождет?

Что касается цифровизации, когда вся система работает нормально, на нее можно навести дополнительный лоск. Кто в основном обращается в суды? Люди в возрасте, пенсионеры. Дружат ли они с компьютером? Я несколько десятков лет занимался исследованием судебной системы, предлагал ввести аудио- и видеозапись судебных протоколов, не исключая бумажных записей, чтобы всегда можно было проверить, насколько суд злоупотребляет полномочиями.

В Генеральной прокуратуре в результате оказалось: либо электронный протокол, либо обычный. Раньше, когда дело попадало в следующую инстанцию, там открывали и смотрели краткий бумажный протокол: что было на суде, какие подавались ходатайства, как рассматривались доказательства, аргументы той и другой стороны.

Сейчас возникают большие сомнения в том, что кто-то смотрит аудиопротоколы. Та же апелляция завалена этими дисками. Кто будет смотреть часовые записи? Кроме того, до недавнего времени в судах даже не было правил, в каком виде выдавать эти материалы.

Я, например, получал флешку с 32 вирусами. Иногда бывает, что файлы не читаются или выпадают

Отвечает за это секретарь, техника старая, технически суды не оснащены.

Юристы решают проблемы в Facebook’e. Создали группы, пишут туда жалобы, судьи отвечают. То есть отвечают, если у жалобщика много подписчиков, а если мало, то и не реагируют. Пишут: «Секретарь горсуда вас слушает, мы разберемся». Это не процессуальный метод, нет никакой ответственности. И потом, можно намеренно повредить технику, и если это невыгодно одной из сторон, протокола вообще не будет.

В плане хранения электронной документации тоже нет никакой ответственности,законодательство о доступе к судебной информации не всегда выполняется. Вы посмотрите, что выкладывается на сайты тех же областных судов. Вот и вся цифровизация, на которую вновь выделяются средства, теперь уже миллиардные. Будут ли они работать? Безусловно, в новых технологиях имеются позитивные моменты, но не лучше ли навести вначале порядок том, что есть?

Запад есть Запад, Восток есть Восток

Теперь кадровый вопрос – сами судьи. Есть такое понятие, как профессиональная деформация сознания.

В западных странах, к которым мы мечтаем приблизиться, судьи в основном прежде работали адвокатами

У них широкий кругозор, нет чиновничьего «силового» мышления.

У нас в основном в суд попадают из прокуратуры и правоохранительных органов. Быть судьей очень тяжелое призвание, особенно с учетом низкого материального содержания, большой нагрузки и ответственности. Возникает вопрос: почему на место судьи всегда такой огромный конкурс? В крупных городах по сотне человек на место, и все хотят его занять.

Не здесь ли проявляется коррупционный момент? Я подчеркиваю: нельзя сказать, что коррупция повсеместна. Жакип Асанов говорил, что ходят разговоры. Да, ходят разговоры о том, сколько стоит место судьи или председателя суда. Тут как раз и важно, чтобы люди знали, как живет судья, какой у него дом, на какой машине он ездит, соответствуют ли его расходы зарплате?

Давайте вернемся к независимости судей и директивности. На выступлении г-на Асанова были люди при предыдущем председателе ВС, г-не Мами, к которому я отношусь с огромным уважением, говорившие, что наша судебная система самая лучшая. Эти же люди теперь с приходом нового председателя систему критикуют. Где же независимость?

Давление на судей существует – на районном уровне, городском, на уровне подбора кадров

Помимо этого, в законе четко сказано: судьи не должны заниматься ничем, кроме отправления правосудия. Почему тогда председатели судов занимаются вопросами этики, почему на них возлагается борьба с коррупцией, хотя для этого есть специализированные органы? Почему на усмотрение председателя суда возраст выхода на пенсию может быть для кого-то продлен с 65 до 70 лет? Почему председатель суда решает вопрос о награждениях?

И еще я бы хотел добавить, что не нужно по политическим соображениям внедрять зарубежные нормы, в наших условиях не работающие

В 2012 году я проводил исследование, доказывающее, что в условиях системной коррупции некоторые из них приведут к еще большим злоупотреблениям.

Например, группа должностных лиц при помощи взяток проводит тендер или госзаказ в чью-то пользу. Потом заключается сделка с правосудием, в результате все оказываются на свободе с небольшими штрафами, а кого-то одного делают крайним и осуждают.

То есть система позволяет «набрать» миллиарды, чтобы потом спокойно отдать правосудию один миллиард и избежать наказания. Так что, безусловно, есть надежда на положительные изменения, но вначале нужно понять, что сделали с правовой системой.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 296 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика