Вторник, 16 мая 2017 08:41

Планета стариков

Автор Галина Дырдина, обозреватель

Каким бы богатым и могущественным ни был человек, какие бы телохранители ни охраняли день и ночь его драгоценное тело, он все равно не сможет защитить себя от того, к чему рано или поздно приходит любой из нас — от старости. А какой должна быть старость? Есть ли смысл жить долго, но при этом уже быть не в состоянии себя обслуживать? Сможет ли человечество когда-нибудь победить старость? Обо всем этом размышляет автор сайта «Газета.Ру» (https://www.gazeta.ru) Георгий БОВТ.

До какого возраста вы хотели бы прожить? Я не нашел у нас социологических опросов на эту тему. Вопрос кажется кощунственным? Ну и суеверие сказывается, видимо. Сколько бог отпустит. Или люди ставят себе какие-то рубежи, вкладывая в это смысл своей жизни: вырастить детей, выдать замуж, дать образование и т.д. Построить дом, вырастить дерево…. Для кого-то важна самореализация не только в детях и деревьях. Хотя это тщеславие, наверное.

В более прагматично настроенных странах могут, правда, и не такие вопросы задавать.

Pew Research Center провел такой «скользкий» опрос среди американцев. И 70% взрослых ответили, что хотели бы дожить до 100 лет. Хотя каждый шестой признался, что хотел бы, наоборот, умереть до 80 лет. Потому что дальше — неинтересно.

В опросе не было предусмотрено пункта, который, думаю, подошел бы некоторым нашим людям, с не познанной внешним миром душой, не измеренной потерянным глобалистами общим аршином: «Зачем вам жить до 100 лет?» В чем смысл-то будет?

Вон, к примеру, довольно известный в Штатах онколог и специалист по биоэтике Эзекиль Эмануэль (был советником по медицине у Обамы) даже прогремел с резонансной статьей на данную тему — «Почему я надеюсь умереть в 75 лет».

Некоторые, говорят, наказывали читать ее вслух на собственных поминках. И если взять людей старше 50, то при опросе (а такие тоже были) выяснится, что большинство из них внутренне смирилось со своей смертностью. Они не хотят жить дольше, «чем положено», и в большей мере склонны принимать судьбу такой, какая есть. Словно кончаются жизненные силы, отпущенные при рождении.

Все же признаемся, к 75 годам уже все основные жизненные свершения произошли. Процесс старения еще никому не удалось обратить вспять. Можно протянуть с этим делом — пребыванием на грешной земле.

Но каков будет сам процесс дожития? Чтобы весь этот grace period вспоминать, каким ты был молодым и здоровым, но уже будучи не способным самостоятельно завязать шнурки? Хотя некоторым мышам уже повезло: есть примеры продления их мышиной жизни в два раза. Причем без видимой потери качества шустрости.

Новое кадровое приобретение «Гугла» футурист Рей Курцвейл завлекает в будущее манящим прогнозом: «Если вам удастся прожить следующие 20 лет в добром здравии (сохранить здоровье. — Г.Б.), быть может, вы уже никогда и не умрете».

Потому что за эти жалкие 20 лет наука сделает такой рывок вперед, что ей будет по силам справиться не только с любыми болезнями, но и решить, наконец, этот треклятый вопрос старения. Вы будете жить вечно, соблазняет вас Курцвейл. Ну разве что вас нечаянно убьют в подворотне при ограблении.

Уже к 2030 году многие органы «на замену» можно будет вырастить «в пробирке». Говорят, что к середине века заменить можно будет даже мозг. На такой же, а то и лучше.

Генная инженерия научится делать чудеса, исправляя ошибки природы там, где это нужно человеку. Посредством наномедицины отправит десятки, сотни и даже тысячи нанороботов путешествовать по вашему организму, словно бригады ремонтников, осуществляя ремонт (реновацию, прости, Господи) на клеточном уровне.

Другой вопрос — кто будет иметь право задавать соответствующую программу коррекции?

Потому как одно дело — борьба с неизлечимыми или генетически наследственными заболеваниями, а другое — искоренить вредные привычки, ожирение, да и просто повысить уровень интеллекта. Или привить повышенную законопослушность. Кто будет решать?

Возможно, все эти вопросы довольно быстро выйдут на политический уровень. И будут решаться в той или иной степени в зависимости от характера политического режима.

Так или иначе, каждая ваша клетка, уверяют футуристы, получит надежную защиту от любых болезней уже через 20–25 лет, включая в том числе и решение проблемы старения организма. Уже сейчас за примерно $25 тыс. и 8 часов в США можно сделать полный «геномный расклад» человека, полный скрининг на клеточном уровне, с точной оценкой риска тех или иных заболеваний.

Мы спорим о том, на сколько и когда надо повысить пенсионный возраст. Другие люди думают, как не только достичь долголетия, но и сделать жизнь в зрелости качественной.

Пенсионный возраст — это практично, это макроэкономично и это финансово-налогово осмысленно. Но это не мечта. Мечта — это вечно (ну ладно, почти вечно) молодые и здоровые красавцы и красавицы, разъезжающие на в буквальном смысле самодвижущихся (без водителей) машинах, избалованные роботами-домохозяйками и проводящие отпуск на Марсе. Эконом-класс — на Луне.

Будущее будет строиться людьми, которые поверят, что они будут жить дольше, счастливее, здоровее и стареть медленнее (или вообще не стареть). И увидят воочию не первые плоды своих трудов. И трудов своих внуков.

Долголетие и даже бессмертие было вечной мечтой человечества. Хотя далеко ведь не всегда люди заморачиваются вопросом — а зачем вам, ради какой миссии?

ХХ век привел к увеличению средней продолжительности жизни в развитых странах почти до 80 лет. В США — до 78. В Японии и Скандинавии — до 82. Во многом благодаря «традиционной медицине»: вакцинация, победа над прежде неизлечимыми заболеваниями, диагностика, здоровый образ жизни и т.д.

А потом — почти (пока) неизбежный старик Альцгеймер. Для тех, кто не дожил до «своего рака».

А вот аналогичного скачка в качестве жизни пожилых не произошло.

По прогнозам ООН, количество людей старше 65 к 2050 году вырастет на 188%, старше 85 — на 350%, старше 100 — на 1004%. Каждый третий житель развитой страны будет старше 65.

Планета стариков? Как изменится экономика такого мира? Как изменится поведение и массовые настроения «геронто-общества»? Тут непаханное поле для исследований и философствований. Станет ли такое общество менее агрессивным и более терпимым? Или наоборот. Будет ли ему в большей мере присуще экологическое мышление? Важно при этом, будут ли эти «новые старики» состоятельными или, наоборот, нищими на фоне работающих?

Мы привыкли, что пенсионер, пожилой человек — беден, убог в желаниях и возможностях. Он в понимании массового обывателя просто не может быть счастлив. По мере продления продолжительности жизни медикаментозными средствами (придуманными не нашими учеными) в обществе, стало быть, все больше будут разливаться пессимизм, уныние и смиренность с предписанным властями бытием?

В других странах люди старшего возраста — это те, кто уже накопил на свою старость, состоялся, часто самодостаточен и по-своему счастлив. Проблема старшего возраста, таким образом, это не только проблема срока выхода на пенсию и ее размеров. Это, кстати, и совершенно другая экономика «подготовки» к старости. Финансового поведения, жизненной стратегии (в долгую).

Возможно, пока мы будем обсуждать сугубо пенсионные проблемы в их «бисмарковском» понимании XIX века, на фоне достижений новейшей медицины появится принципиально иное решение.

Скажем, отмена периода «жизни на пенсии» в принципе, отмена единого для всех возраста выхода на пенсию. Когда хочешь (сможешь, рассчитав свои силы, планы и возможности), тогда и уходи, переставая работать. К такому варианту уже приближаются некоторые Скандинавские страны.

Российское правительство поставило задачу: увеличить среднюю продолжительность жизни в России к 2025 году до 76 лет. Сейчас она 71,8 года, причем женщины живут примерно лет на десять дольше, чем мужчины. Примечательно, что вопрос о качестве жизни людей старшего поколения на государственном уровне практически не ставится. Кроме того, что «надо меньше пить» и больше двигаться. Чтобы протянувшие до установленных «партией и правительством» возрастных рубежей не спрашивали себя недоуменно и с горечью: а зачем мне такая жизнь?

Решение проблем долголетия и замедления старения едва ли не самая быстрорастущая отрасль медицины. Причем преобладающую роль в этом играет регенеративная медицина: генная инженерия, создание новых биоматериалов и терапия стволовых клеток. Упрощенно — «выращивание органов на замену». Только в США в ближайшие пяти лет объем этого рынка вырастет на треть и достигнет в объеме $38–40 млрд. Объем мирового рынка регенеративной медицины через пять лет прогнозируется в $102 млрд (против $24 млрд в 2016 году).

Откуда деньги? Большая часть — частные, и это то, что называется «стартапы». В изучение проблем старения и борьбы с ним десятки миллионов вкладывает не только «хозяин Facebook» Марк Цукерберг (в ближайшие годы он собирается потратить на проект «Биохаб» более $600 млн).

Один из создателей Alphabet (а ранее Google) Ларри Пейдж создал отдельную кампанию Calico по изучению проблем долголетия. Питер Тииль (сооснователь PayPal) вкладывает миллионы в НКО, занимающуюся этой же проблемой. «Взнос» Ларри Эллисона (Oracle) в изучение проблем долголетия составил $330 млн.

«Высокотехнологичные» диеты, антиоксиданты, комплексные витамины (уже сейчас есть в продаже новые поколения витаминов по цене месячного курса от $50), переливание плазмы крови, разработка ноотропных препаратов — всего не перечислишь.

Не станем пространно спекулировать на тему «а что у нас?» Сколько миллионов отстегнули на такие же исследования топ-менеджеры госкорпораций и другие «капитаны госкапитализма»? Притом что они-то будут, как они полагают, жить вечно.

Возможно, долголетие в еще большей степени, чем раньше, будет носить социальный характер. «Элита» (в том числе советская) и раньше жила в среднем дольше, и в будущем сохранит эту традицию.

Появляясь в развитых странах, передовые медицинские технологии, в том числе в области регенеративной медицины, уже в самое ближайшее время станут мощным цивилизационным конкурентным преимуществом этих стран.

Не исключаю, что «негодные режимы» и граждане соответствующих стран могут при этом стать объектами нового вида санкций — из области новейших медицинских технологий. Хочешь жить вечно — будь как мы.

Ровно так же достижения таких технологий не смогут быть равно доступными всем членам общества. Хорошего на всех всегда не хватает.

Особенно в обществе, для которого характерен высокий уровень социального неравенства и политических возможностей (прав). Да. Политических тоже. Медицина уже сейчас вопрос политический — и останется таковым в еще большей степени.

А что, на самом деле, скрывать? Да, на Западе пожилые люди более обеспечены, чем наши пенсионеры. Они имеют материальную возможность отложить себе на старость достаточное количество денег, чтобы, выйдя на пенсию, ездить по всему миру. Не случайно основную массу туристов из Европы и США составляют пенсионеры, бодрые, веселые, активные, уверенные в завтрашнем днем.

А при той пенсии, которую начисляют нашим пенсионерам — из республик постсоветского пространства, не то что куда-то съездить, просуществовать бы хоть как-то, и то слава Богу.

Поэтому и ответ на вопрос, как долго вы хотели бы прожить, их пенсионеры и наши наверняка ответят по-разному. А как — сами догадайтесь.

Просмотрено: 1808 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика