Понедельник, 30 сентября 2019 17:13

Может ли коррупционная среда спровоцировать буллинг в школе? Избранное

Автор

«Достали в родительском чате эти истеричные яжематери из родительского комитета со своими «что вам тысячу жалко?». Почему врачей за подарки гнобят, а учителей – нет?» - накануне Дня учителя (первое воскресение октября) социальные сети пестрят подобного рода откровениями от малочисленных родителей, которые против поборов в школах, передает Rezonans.kz.

Родители «достали» … родителей

В самом деле ситуация с подпольной коммерциализацией образования зашла настолько далеко, что учителя, не стесняясь, признаются, что за зарплату работают спустя рукава.

Один из представитеелй этой профессии напсиал, кпрмиеру, на одном из сайтов: «Что греха таить, мы, учителя, сейчас выживаем-выкладываемся, занимаясь частным обучением (репетиторство), а основную работу выполняем спустя рукава - лишь бы день прошел! Не мы такие-жизнь такая. Простите коллеги, но ведь и мы чьи то родители...».

А это позиция продвинутого родителя, ученого-правоведа, кандидата юридических наук Лаззат Кусаиновой.

- Я против любых проявлении коррупции. Об этом и пишу в социальных сетях достаточно регулярно, и читаю лекции по формированию антикоррупционной культуры, в том числе в образовательной сфере. Когда перед Днем учителя в школе, где учатся мои дети, объявили сбор денег на "подарок учителю", то сделала вот такой комментарий в родительском чате: "Уважаемые родители!
То, что вы предлагаете, Законом о противодействии коррупции квалифицируется бытовой коррупцией. Поэтому не рекомендую собирать деньги, что сделать материального вида подарки педагогу, так как это может ей навредить. Организуйте музыкальный подарок, в крайнем случае". И пошли комментарии… Судя по ним, некоторые наши граждане сами виноваты в том, что в обществе, и в частности, в системе школьного образования, процветает коррупция. Приведу "аргументы" родителей, которые всё-таки настаивают на сборе денег.

"Мы в прошлой школе не только на День Учителя - чуть ли ни на день космонавтики по 3 тысячи с носа сдавали».

"Если бы у нас учителя зарабатывали как в США, вопрос подарков отпал бы автоматически. На последнем собрании учитель еле сидела - она болела. А потом непроизвольно дала знать, что и часы сократили. Соответственно, и зарплату тоже».
«При всем уважении к членам Агентства по противодействию коррупции, думаю, что на два праздника - День Учителя и Восьмое марта - наш карман осилит по 1000 тенге от каждого родителя как наше спасибо учителю. Это не есть коррупция. Мы не миллионы перечисляем на швейцарские счета учителей".

"Я тоже против коррупции, но это другой случай. Это капля благодарности для улучшения настроения учителя".

"Ой! С такими родителями в чате номер карты не кидайте! 1000 - маленькая сумма, у всех в кошельке есть. Положите в конверт и напишите, пожалуйста, имя ребёнка или свои контакты".... «С такими родителями» - это, разумеется, про меня.

Я привела не все комментарии. Поэтому у меня несколько вопросов ко всем. Возможно ли сформировать в нашем обществе нулевую терпимость к коррупции, если инициатива сборов денег исходит от самих родителей, которые жалуются на поборы в школах?

Может ли подобная латентная коррупционная среда являться причиной буллинга в школе? В чем суть принципа добропорядочности и честности? Какая же репутация должна быть у педагога, при таких обстоятельствах?

В погоне за деньгами

- Наши учителя, особенно младших классов, по ходу работы успешно овладели второй профессией – они все замечательные психологи, - рассказывает одна знакомая родительница. - Причем, не детских душ, а родительских. Они так умело разводят на деньги, что комар носу не подточит. Помотав нервы потерявшей сон мамаше и вдоволь налюбовавшись ее унижениями, учитель наконец делает одолжение: берет подношения.

Пока дочь училась в младших классах, у нас поменялось три учителя. Первая была дамой строгой и надменной. До панибратства, а уж тем более до перемывания косточек вместе с родительским комитетом на крылечке, на виду у всех, не снисходила. Первый год она учила, можно сказать, хорошо. Правда, и родителей активно к этому привлекала. На дом задавала столько, что вся семья, чертыхаясь, корпела над заданиями до глубокой ночи. Зато и задачки на логику по учебнику Петерсона за второй класс дочь к концу второй четверти первого класса щелкала как орехи. Все бы хорошо, да вот учительница, увидев нас в коридоре, мимоходом снисходила до фразы: «У вас проблемы». Но мы были другого мнения. Познаниями дочери были так довольны, что однажды, думая, что сделаю приятное учительнице, я заявила ей об этом. Бросив уничижительный взгляд, та отчеканила: «Это не вы, а учитель должен оценивать знания ребенка». И снова повторила: «У вас проблемы». «Наверное, по английскому!» - догадалась я. Дело в том, что перед школой мы научили ребенка читать, писать, решать простые задачки на сложение и вычитание, а вот по-английски она знала только буквы. Приходя со школы, дочь просила. «Мне стыдно, научите меня читать по-английски».
Учительница, отчаявшись пробить нас намеками, наконец прояснила «проблему»: по английскому, оказывается, дочь успевает, по русскому языку и чтению тоже, а вот по математике у нее слагаемые цифры не вылетают как автомат.

Поскольку мы были убеждены как раз в обратном: по математике – ничего, а все остальное – плохо (а плохо потому, что не сидим вечерами и не читаем вслух с ребенком), то нам стало казаться, что к нам придираются. Не выдержав упреков и даже поверив, что наш ребенок не дотягивает до гимназического класса, мы пошли к директору и напросились в обычный класс. Дочь переходить не хотела, она почему-то любила эту «снежную королеву». В обычном классе мгновенно превратилась в отличницу и совсем перестала учить уроки. Родительских расстройств стало еще больше. Ребенок в ответ на наши упреки расплакался: «Я не просила переводить меня».

Дело закончилось тем, что через две недели, посыпав голову пеплом, вернулись обратно. И тут добрые люди надоумили, что надо ходить к учителю на дополнительные занятия. Естественно, за умеренную плату. Во втором классе ставки чуть выросли, зато «проблем» не было - дочь исправно приносила четверки и пятерки. . Вообще второй класс по сравнению с первым был какой-то легкий. Больше мы не корпели над дополнительными заданиями ни по русскому языку, ни по математике.

Отучив класс два года, учительница покинула нас. Говорят, ушла в какую-то частную школу, где платят больше. Еще ходили слухи, что кто-то за что-то на нее анонимно жалуется директору. Наверное, так и было, потому что однажды наша железная неулыбчивая учительница расплакалась прямо на родительском собрании.

 Дети – заложники коррупции

- Но те проблемы, что были у нас в двух предыдущих классах, – ничто по сравнению с тем, что появились у нас в третьем классе. То есть проблемы были не только у нас, а у всех. Вначале ушла в другую школу наш учитель. Брать после нее наш класс почему-то никто не хотел. Наконец, уговорили сразу двоих учителей. Те, проведя проверку «остаточных знаний» (в школе это, кажется, так называется) пришли в ужас: отличники скатились на тройки и четверки, все остальные – на двойки и тройки. Особенно плачевной была картина по русскому языку: писать под диктовку многие не умели.

Отзанимавшись с нашими детьми три с половиной недели, оба учителя отказались от нас. Вместо них пришла другая, которую уговаривали прийти к нам первой. Впечатление она произвела хорошее. Когда мы приходили забирать детей, яркая блондинка по имени Анна Викторовна выходила на крыльцо и охотно вела беседы с родителями.

Идиллия однако продолжалась недолго. Однажды в родительском чате развернулся грандиозный скандал, набравший обороты буквально за считанные секунды. Все началось с того, что одна из мам попросила председательницу родительского комитета отчитаться за сдаваемые в фонд класса деньги. Та написала: «Я отчитывалась в конце года, вас не было». И бросила клич: «Родители, подтвердите!» И несколько активных родительниц кинулись «подтверждать». «Слушайте, вы! Лучше бы следили за своим сыном, - гневно обратилась одна из них к маме, посмевшей задать финансовый вопрос. – А то он моей дочери до 11 часов не давал спать – писал на вацап» (интересно, почему она не отобрала у ребенка телефон или не отключила звук?). Другая активистка договорилась до того, что поставила маме, мгновенно попавшей в список неугодных и неудобных, диагноз – «паранойя». Впрочем, она его быстро убрала, когда предупредили об уголовной ответственности за оговор. Голос нейтральной родительницы: «А что, собственно, происходит? Неужели отчет по родительским деньгам – военная тайна?», - остался неуслышанным.  

Далее класс залихорадило так, что мало не покажется. Пошли слухи, что за собираемые нами деньги (разового взноса за год в 10 тысяч тенге, ежемесячных двух тысяч и плюс денег на ремонт класса) активистки оплачивают дополнительные занятия для своих детей-отличников. Кстати говоря, на эти самые дополнительные занятия стоимостью от полутора до двух тысяч тенге ходили не только отличники - больше половины гимназистов. При этом учительницу надо было еще поуговаривать взять ребенка, искать к ней подход через председательницу родительского комитета. Как сказал отец одноклассника дочери: «Знаний особых от этих занятий я не заметил, но деньги отдавал безропотно – лишь бы учительница благосклонно относилась к моему ребенку и не спровоцировала буллинг против него».

Многие родители, будучи в душе за женщину, потребовавшую отчет за сдаваемые деньги, как это у нас водится, заняли позицию - пусть она сама таскает из огня жареные каштаны, и отпрыгнули в сторону. А возмутительницу общественного спокойствия заодно с сыном и даже мамой, врачом на пенсии, активистки опять же, как у нас водится, мгновенно облили грязью. Если послушать их, то сынок без пяти минут преступник, а женщины – мерзавки и скандалистки. В итоге живой, доброжелательный и активный мальчик, неизменно занимающий призовые места на городских конкурсах вокалистов, стал ходить в школу как на каторгу.

Классная руководительница, заняв сторону активисток, отныне подолгу шушукалась с ними. Часто это делалось просто на школьном крыльце. Однажды, уже глубокой осенью, собравшись везти детей на экскурсию, про последних они совсем забыли, хотя уже и автобус подъехал. Дети, дуя на окоченевшие руки, терпеливо ждали, кода же дамы наговорятся. Эти еженедельные экскурсии, как мне кажется, тоже были дополнительными источниками доходов для кого-то: двух-трехчасовые поездки стоили от трех тысяч тенге.

«Это моя принципиальная позиция», - подчеркивала учительница свою симпатию к активисткам. И вздыхала, жалея председательницу родительского комитета: - Бедная Алия! Она таскает на своих плечах тетради, покупает мне катридж. И вот такое «спасибо».

Проблемы с родителями наша учительница решала своеобразно. Стоило ей позвонить и сказать, к примеру, может, вы, мол, пересадите моего ребенка чуть ближе, а то она все годы просидела на «камчатке», тут же пересаживала ее на первую парту, чтобы в следующий раз скорбным голосом спросить: «И это мне «спасибо» за то, что я все делаю так, как вы хотите?».

Каюсь, не делала бы этого, но уже не от одного родителя слышала, что на последнюю, мол, сажают самых безнадежных. Таковой мы свою не слишком бойкую, стеснительную, но при этом не лишенную сообразительности дочь не считали. А следующая проблема возникла после того, как я спросила дочь, как класс готовится к встрече Нового года. Скучным голосом она сообщила, что ее и еще двух девочек не задействовали в новогоднем танце. «Неужели я не смогла бы станцевать этот танец куколок? - обиженно задавалась риторическим вопросом девочка, который год занимающаяся спортивными бальными танцами. Казалось бы, пустяк, но дочь с той поры разлюбила все школьные праздники.

Учительница на мой звонок ответила, что танцуют все, кто изъявил желание. У дочери, которая слышала наш диалог, глаза мгновенно наполнились слезами: «Я поднимала руку!».

Зная своего ребенка, я однозначно встала на ее сторону: «Она не будет лгать».

«Выходит, я вруша?! – завизжала учительница. – Вруша, да?! Если не нравлюсь, переходите в другой класс!».

На том и закончили разговор. Учительница, видимо, тут же кинулась звонить подружкам из родительского комитета, потому что на следующий день меня уже не было в родительском чате. Из-за обилия ненужной информации он мне в принципе и не нужен был, но тут это было сделано демонстративно.

Дальше – больше. Учительница однажды выслала мне на вацап рисунок с чем-то похожим на фаллос и женскую грудь. Не дождавшись от меня звонка, написала, что это дело рук моей дочери. Я ответила, что не может быть – она рисует лучше. Думала, что разговор на этом исчерпан, но учительница в ответ написала, что дочь (вот дрянная девчонка!) все сваливает на мальчиков, в частности на того, чья мама попросила отчет о деньгах). Вечером поговорили с той мамой, та поговорила с сыном… Написав учительнице отчет, думала, что конфликт исчерпан. Так нет же! Анна Викторовна на следующий день выставила на весь урок дочь перед всем классом, требуя, чтобы она призналась в авторстве «неприличного» рисунка… Дальше были походы (с нашей стороны) к директору и т.д, и т.п.

Что касается знаний. Поняв, что за их качество школа ответственности нести не собирается (по крайней мере, с учителя никто за это не спрашивает, а если кто-то и пытается это сделать, то тот, кто призван сеять разумное, доброе, вечное, бесплатно и шагу не сделает), каждый заинтересованный родитель решал этот вопрос по-своему. Мы, например, пошли к репетитору. Заслуженная учительница-пенсионерка Эльвира Николаевна за какой-то месяц подтянула все «хвосты» по русскому языку и литературе: читать дочь стала бегло, а по падежам - бегать как белка по дереву.

Помаявшись душой в гимназии, после начальных классов мы ушли в обычную школу. Поборов здесь фактически нет, психологическая обстановка спокойная. А что касается знаний, то посещая школу больше для «галочки», давно уже рассчитываем на себя. В общем, выкручиваемся как можем. Интернет нам в помощь…

P.S. Лаззат Кусаинова убеждена, что выбор – быть или не быть коррупционной среде в школе - за нами, родителями.

Агентству по противодействию коррупции необходимо проводить целенаправленную разъяснительную работу не только среди учителей, но и родителей, - считает она.

Автор

Мерей Сугирбаева

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 132 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика