Понедельник, 15 июля 2019 17:52

Сцены из научной жизни Казахстана. Почему казахстанским ученым хорошо за границей, а дома - плохо Избранное

Автор

Деньги на разработку наукоемких тем в Казахстане уходят по аутсорсингу в Россию, Украину, Белоруссию и Китай. В прошлом году, например, за границу ушло 8,4 млрд. тенге от госзаказов в сфере здравоохранения, строительства и энергетики, - сообщил казахстанский ученый, кандидат физико-математических наук Эльдар Кнар. – И сегодня Казахстан в сфере науки и наукоемких инноваций находится на предпоследних местах мирового рейтинга. Между тем, казахстанская молодежь, за которой, что называется, будущее страны, входит в десятку самых умных наций мира.

Казахи за гелием – на Луну

- Основные ошибки в сфере менеджмента науки - бюрократизация, непозволительно низкий уровень финансирования, тотальная коррумпированность сферы науки и образования, - считает Эльдар Кнар. - И, главное, неверные приоритеты научной стратегии.

Как это происходит? Скажем, МОН РК и институты развития начинают проводить форсайтные (сценарное прогнозирование) исследования, чтобы выявить мировые научные и технологические тренды.

Чиновники, придя в состояние крайнего возбуждения, восторженно заявляют, что Казахстану также необходимо следовать мировым трендам: развивать космос, роботехнику, микроэлектронику, нанотехнологии и т.д. Однажды руководство «Казкосмоса»в лице Серика Туржанова заявило о намерениях добычи гелия-3 на Луне совместно с Россией, рассмешив тем самым весь мир. Мне звонил один российский профессор с ироничной просьбой - прислать ему прайс-лист на гелий-3 и прочую казахстанскую продукцию с Луны.

Или взять роботехнику. Будучи смежной, она вбирает в себя все достижения современной науки, начиная от физики (включая кибернетику) и кончая социологией. Но у Казахстана нет достаточных компетенций, чтобы объять все науки должным образом. Поэтому, если нет желания заниматься профанацией и квазинаукой, лучше эту тему нам вообще закрыть, или же оставить на усмотрение детского и школьного технического творчества. Не более.

В общем, мы должны не следовать мировым трендам, а развивать те науки, которые соответствуют нашему потенциалу и возможностям. Например, математику: наши юные умы часто занимают призовые места на математических олимпиадах. Или эвристику: вспомним талантливых юных шахматистов и шахматисток.

И самое главное – развивать информационные технологии. Речь идет о создании прикладного программного обеспечения, но никак не о залезании в дебри искусственного интеллекта и нейронных систем, поскольку «надувать щеки» – это не научный подход.

Как-то я общался с руководителем информационных технологий одного из областных акиматов. Он с энтузиазмом рассказал о том, что у них чуть ли не более десятка компаний занимаются разработкой искусственного интеллекта и нейронными сетями. Хорошо, что рядом находился человек, который, зная мой взрывной характер, перевел разговор на другую тему. Иначе я назвал бы акиматовского деятеля «ментально-затрудненным». Я рассказал чиновнику о своем незавершенном проекте, для которого написано более шести тысяч страниц собственного программного кода. Чиновник искренне удивился: «А почему вы не скачали с гитхаба?»(!). После этого мне захотелось применить в отношении него меры физического воздействия.

Шутки шутками, но это уровень наших чиновников, призванных развивать IT. Доморощенные «разработчики» искусственного интеллекта или нейронных сетей даже не представляют, что это такое вообще. Например, в США на эти цели выделили недавно 50 млрд. долларов. А у нас, в Казахстане, видите ли, в каждой области десятки компаний занимаются этими вещами с легкостью гусиного пера графомана. США и Англия с наследием Винера и Тьюринга по сравнению с нами просто отдыхают.

Тем не менее, в Казахстане очень много светлых голов. Просто их надо грамотно рекрутировать, но не кидать на нереальные проекты и не отправлять в космос за гелием-3.

«Откаты» и аутсорсинг

- Но что же необходимо сделать для развития науки в Казахстане?

- В современном мире без науки и образования делать нечего. Недавно Президент Касым-Жомарт Токаев объявил об увеличении расходов на образование и науку до 5%. Респект ему. Но мне не очень ясно соотношение по расходам между собственно образованием и наукой. Конечно, одно без другого быть не может, но это разные вещи. Поэтому в идеале надо увеличить суммарные расходы на науку и образование до 10% ВВП: с 0,13% (как сейчас) до 5% на науку, и 5% - на образование.

Однако увеличение расходов на науку – не панацея. Если не изменить структуру ее организации, будет продолжаться имитация научной деятельности: некоторые коррумпированные чиновники получат большие «откаты», а члены национальных научных советов (ННС) обогатятся, и на этом, включая и саму науку, все закончится. То есть при сложившейся научной структуре и инфраструктуре увеличение расходов на науку и наукоемкие проекты без кардинальных изменений выгодно только Коррупции, но не выгодно собственно Науке.

- А в чем должны выражаться эти кардинальные изменения?

- Если вкратце, то необходимо сделать следующее:

1)      Возродить научное значение Академии Наук, делегировав ей науку из МОН РК и комитета по науке этого ведомста (с ликвидацией последнего). Членами президиума НАН РК могут быть лучшие казахстанские (по индексу Хирша) и иностранные ученые казахстанского происхождения (не обязательно академики или член-корреспонденты). Председатель НАН избирается всеобщим и открытым голосованием, в котором выборщиками-избирателями от научного сообщества выступают все обладатели PhD и доктора наук.

2)      Необходимо ввести уголовно наказуемый запрет (кроме особых случаев)

на иностранный аутсорсинг в сфере высоких наукоемких технологий и программного обеспечения.

…Как-то я предложил акимату Астаны ряд наукоемких IT-проектов. Но мне объяснили, у акима есть брат, который занимается IT. Последний завязан с крупным российским производителем ПО, поэтому средства на развитие отечественных цифровых технологий из столичного бюджета делегируются по этой цепочке в Россию. И так в Казахстане повсюду – деньги на разработку этой и других научных тем уходят по аутсорсингу не только в Россию, но и Украину, Белоруссию и Китай. По данным СМИ, в прошлом году, например, за границу ушло 8,4 млрд. тенге от госзаказов в сфере здравоохранения, строительства и энергетики.

Однажды, когда россияне сорвали крупный госзаказ на создание ПО для промышленных предприятий, представители посреднической компании пришли ко мне. Но я отказался, поскольку большая часть суммы уже была израсходована, а оставшихся денег было явно недостаточно. И тем не менее казахские чиновники и функционеры категорически не желают отказываться от иностранного аутсорсинга. Материальные дивиденды в виде «откатов», видимо, более предпочтительны моральных в виде «патриотизма». Я писал по этому поводу в АГДС и даже КНБ, но - увы! - ни ответа, ни привета.

Необходимо полностью отменить бюрократические процессы в деятельности научных работников. Сегодня по индексу Хирша Казахстан занимает 113 место с суммарным индексом 95. Это ниже чем у Ботсваны, Конго и Мозамбика, но выше чем у Намибии, Ирака и Судана. Вот этот индекс Хирша как раз и должен стать некой формой отчетности и единым критерием при выдаче научных грантов. Естественно, что для молодых начинающих ученых до 25-27 лет, у которых пока нет значимых публикаций, принцип выдачи научных грантов должен быть основан на равных стартовых возможностях. Это не касается талантов и гениев, к которым относятся по принципу: «Такой молодой и уже такой неизвестный». Им надо помогать десятикратно.

И, разумеется, необходимо знание английского языка. Помню, как в советское время у докладчика – известного ученого - спросили, есть ли литература по этому вопросу. Он ответил: «Есть. Но, к сожалению, она на английском». Этим, как говорится, все сказано.

Разумеется, нет смысла менять масло в двигателе, если сам двигатель не работает. ТО есть все меры будут бессмысленны, если сама система не изменится.

Деньги на ветер

- Если повысить расходы на науку до 5%, то где брать деньги?

- За счет снижения расходов на бюрократию, которая поглощает подавляющую часть ресурсов страны. Это сегодня главный тормоз развития частного бизнеса в Казахстане, поскольку бюрократия делегировала и перенаправила коррупционные отношения в эту сферу.

Вот недавно главу Фонда науки Ануарбека Султангазина поймали за взяткой в $5 тыс. долларов. Я с ним как-то встречался в кабинете одного из вице-министров МОН РК. Последний предложил мне принять участие в разработке стратегии такого документа как «Наука-2025». Но после того, как появился сам документ, дело дальше не продвинулось. По-другому и быть не могло: он соответствовал интересам науки Казахстана, а не бюрократии в лице тогдашнего министра Ерлана Сагадиева.

Так вот, Ануарбек Султангазин на той нашей встрече показался мне грамотным и достаточно честным человеком. Но, видимо, система ломает всех, а если это не удается, то просто не принимает или отторгает.

Возьмем государственные расходы на государственный и квазигосударственный аппарат. Инфокоммуникационная корпорация «Зерде», где работает несколько тысяч человек, несмотря на огромные вливания, не создала ни одного значимого IT-продукта мирового уровня с самого начала своего существования. Тот же портал e-gov и спутник «Казсат» появились благодаря исключительно иностранцами. Зато сколько денег уходит на зарплату. аренду, мебель, офисные расходы и перечисления непонятным структурам!

Полностью цифровая налоговая система и максимально упрощенное налоговое законодательство позволили бы сэкономить и перенаправить на науку, образование и социальную сферу огромные финансовые средства.

Я предлагал создать подобную цифровую систему на принципах элементов прикладного AI и модуля Chronomaster (динамического планировщика событий), но бюрократия, страшась потерять тотальную кормушку, всячески этому сопротивляется.

Повышение расходов на науку, естественно, должно сопровождаться ростом эффективности вложенных средств за счет дебюрократизации процесса. Как-то профессор Зенитула Инсепов из Назарбаев Университета сказал: «… Когда в Японии ученый выигрывает грант, он получает пластиковую карточку с грантовыми деньгами. Ими никто, кроме него, не имеет права распоряжаться. У нас же ваши деньги кто-то получает, а вы потом ходите и выпрашиваете, получается, свои же деньги».

С такой ситуацией я столкнулся непосредственно. В 2014 года получил грант МОН РК и Всемирно банка на реализацию одного наукоемкого IT-проекта на основе казахской и тюркской мифологии. Точнее, мой грант получил не я, а финансовый оператор - квазигосударственная структура «Центр коммерциализации технологий (ЦКТ)», созданная по этому случаю министерством. Не знаю, по какой причине, но генеральный директор ЦКТ некто Дамир Егизбаев поставил, видимо, перед собой задачу – лишить проект гранта. В общем, я больше занимался не реализацией, а защитой проекта, что явно не способствовало эффективности. Письма – в МОН РК, Парламент, КНБ, прокуратуру, финансовый контроль, Администрацию Президента, где указывал на возможное нпринуждение к даче взятки, остались без ответа. Сейчас Дамир Егизбаев вроде продолжает «успешно» курировать проекты. На этот раз не в МОН, а где-то в Жамбылской области.

Природное явление

- А разве систему выдачи научных грантов уже не курируют сами ученые через Национальные научные советы (ННС)?

- Ее курирует научная бюрократия - «маститые» академики и профессора в компании с квазигосударственными чиновникамии. Некоторые председатели и члены ННС имеют нулевые или очень низкие индексы Хирша (ниже 2, а нужно, как минимум, 4). Поэтому по сути они никакие не ученые, а чиновники от науки.

В позапрошлом году я подавал заявку на наукоемкий и инновационный проект в сфере «цифровой строительной индустрии». Он успешно прошел два этапа (включая соответствие формальным требованиям и экспертизу). Но на третьем этапе – ННС – застрял. Одобрение получили другие проекты с баллами от 18 до 25, тогда как мой набрал 26.

Члены ННС приводили довольно жалкие оправдания, что они выбирали проекты не по баллам, а по значимости для экономики Казахстана. А то, что выбранные проекты принадлежали именно членам ННС или их родственникам – так это, по их словам, просто совпадение. «Природное явление», как сказал бы военный министр Нурлан Ермекбаев.

Почему мой проект «Программно-аппаратный комплекс "3D Бейне" для анализа и визуальной корректировки инженерно-конструкторских и строительно-монтажных работ» важен для экономики Казахстана чем, например, проект-победитель «ILOVEWORK-Единый портал для производственной практики студентов» с баллом 23,7, та ки не смогли объяснить.

Фактически ННС превратились в «клубы по интересам»: распределить себе побольше, прикрываясь «государственными интересами».

- А что по поводу развития науки говорит зарубежный опыт?

- Его необходимо учитывать, но на основе критического мышления. В свое время Казахстан перенял опыт сингапурского нацхолдинга «Темасек». Итог - страна получила «Самрук-Казына», который, сжирая ресурсы, уничтожает частное МСП. Долг этого монстра составляет 1 трлн. тенге, а некоторые активы за рубежом вообще заморожены.

Или взять тот же Парк информационных технологий (ПИТ) в Алатау. Он был создан со ссылкой на опыт Силиконовой долины и новосибирского Академгородка. Полстолетия назад, когда не было эффективных средств коммуникаций (письма шли неделями, а через телеграмму или телетайп невозможно было передать огромный массив информации) нужна была физическая локализация ученых в одно месте.

Сегодня в крупных мировых компаниях и научных проектах участвуют люди со всего мира без необходимости физического перемещения и локализации (кроме очень крупных аппаратных проектов вроде ускорителей). Что касается проектов в сфере IT, то здесь вообще смешно говорить о необходимости кучкования разработчиков.

Я выступал против создания этого ПИТ. Но, естественно, меня никто и слушать не хотел. Чиновники были слишком поглощены радужными картинками будущего в стиле Алатау – новые Нью-Васюки. И теперь все ломают голову, что делать с ПИТ? Многие его резиденты там только числятся, но находятся в другом месте.

Мне вообще непонятно, почему Санжар Кеттебеков, талантливый сотрудник лаборатории при Массачуссетском технологическом институте, согласился руководить этой авантюрой. Может, недооценил риски работы в Казахстане, как это произошло в случае с американским биологом-онкологом Канатжаном (Кеном) Алибек? Впрочем, они, видимо, руководствовались не прагматическими, а благородными намерениями, которые исключают всякие риски.

- Раз заговорили о повышении расходов на образование, то насколько ЕНТ помогает развитию интереса к науке у школьников?

- Современная научная педагогика гласит, что школьников необходимо обучать на принципах четырех «К» - креативность, коммуникации, критическое мышление и коллаборация. Система тестирования ни одно из этих качеств не формирует и не развивает. В лучшем случае, ЕНТ предназначена для развития мнемонических способностей. А это необходимо только для профессий с низкой квалификацией, но не для будущих ученых. Поэтому для развития четырех К необходимо перейти на модернизированную советскую систему обучения с учетом новых знаний, реалий и цифровых технологий. Если не ошибаюсь, сегодня Великобритания активно использует опыт «советской школы».

Из школьной программы нужно убрать ненужные и лишние предметы. Будущим ученым и специалистам нужны фундаментальные базовые знания, а не винегрет из всех наук и тайн «живой» и «мертвой» воды.

И наконец, учителей и преподавателей необходимо полностью избавить от отчетности. Контроль проводить на основе целевых индикаторов: результаты экзаменов, международные дипломы, количество поступивших в вуз, успехи выпускников, численность PhD и так далее.

С учетом того, что казахстанская молодежь входит в десятку самых умных наций мира, это позволит сформировать будущую научную и преподавательскую элиту на уровне мировых стандартов. В общем, учить надо всех и учить очень хорошо, чтобы наука могла получить свою законные 5% «доминантного меньшинства».

Досье. Эльдар Кнар, публицист, кандидат физико-математических наук, лауреат научной премии Фонда Сороса, организационный соучредитель международного журнала Optics Communication (США-Россия). Имеет 27 публикаций в международных научных журналах, включая Chem.Phys.Report, J.Molecular Structure, J.Appl.Spectr.,PolymerJ, Proc. оf SPIE, J.of Luminescence и др. Результаты некоторых исследований процитированы в издании НАТО «Solventsand Self-Organizationof Polymers».

Имеет несколько патентов и авторских свидетельств по ряду инновационных проектов. В частности, проект по аэрогидродинамическому конвертору «Аспан Су» (Небесная вода) и прототип крупногабаритного гексакоптера «Айдахар». В разное время приглашали в Орхусский университет (Дания) и в МГУ им. М.В. Ломоносова, но покидать Казахстан, несмотря на отсутствие перспектив, не собирается. В частном порядке консультировал МИНТ (бывший МИИР РК) и МОН РК по вопросам инноваций и науки. Принимал участие в разработке ряда государственных программ в сфере инноваций и науки.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 383 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика