Четверг, 04 июля 2019 13:44

Катастрофа в Арысе – природное явление? Избранное

Автор

Трагедия в казахстанском городе Арыс, которую министр обороны РК Нурлан Ермекбаев назвал природным явлением, - повод вспомнить природные катаклизмы и катастрофы в других странах.

 

 

 

 

Великое японское землетрясение

2CuFDvj4oY8

- 11 марта 2011 года застало меня на каникулах в Токио (я в то время был студентом физического факультета Цукубского университета в Японии), - рассказывает работающий в японско-американской компании алмаатинец Сибагат Алдыяров. - В каком-то небоскребе зашел в лифт, а через секунды четыре почувствовал резкий толчок, лифт дернулся, свет погас, все мгновенно задрожало. Это произошло в 14.45. Заглянул через телефон в интернет. Там все пишут: землетрясение! Позвонил в службу поддержки. Мне говорят, что здание трясет, они боятся к нему подойти, и что нам (рядом со мной были и другие иностранцы) безопаснее будет оставаться в лифте. Пугаться и бояться мне было некогда: из-за того, что другие не знали японского, во мне включился некий элемент ответственности. Я им переводил все, о чем сообщало радио. Из лифта мы выбрались только через три часа. Общественный транспорт, включая загородные электрички и поезда, перестал ходить. Тем, кто не мог добраться домой, прямо на станциях метро, в магазинах и других общественных местах выдавали теплые одеяла.

Паники среди местного населения я не наблюдал. В этой стране при любой нештатной ситуации существует неукоснительное правило – оповещать. И в этот раз тоже власти старались каждые полчаса выпускать релизы. Даже если люди слышали, что ничего не изменилось за это время, сообщения все равно действовали на них успокаивающе. Иногда доверие к официальному источнику информации доходит до смешного. Если, например, по телевизору сообщают, что в случае землетрясения нужно запасаться водой и хлебом, то они идут и покупают хлеб. Почему именно его, я так до сих пор и не разобрался: ведь у них основным продуктом питания считается рис.

Потом у японцев нет такого, чтобы полностью перекладывать заботу о себе на государство. Наблюдая за коренными жителями, я понял, что готовность к чрезвычайным ситуациям закладывается в них с раннего детства. Дисциплины придерживались даже совсем маленькие дети. Малыши не разбегались, а послушно стояли в очередях. Потом я узнал, что в штатах японских школ почти нет поваров, техничек и прочего обслуживающего персонала: дети сами выполняют их работу. Видимо, поэтому даже такой сильный шок, как землетрясение, не мог выбить японцев из колеи. А ведь в том регионе очень давно не сталкивались с 9-балльным землетрясением. Последний раз оно было в 1924 или 1925 году.

В свой университетский городок я вернулся спустя два дня после землетрясения. В кампусе ни воды, ни газа, но свет был. Вскоре какая-то бабушка-волонтер принесла нам свежеиспеченные рисовые булочки, печенье и воду. Другие люди тоже приносили продукты. Меня это поразило: в городке ожидался дефицит продуктов, а люди помогали иностранным студентам!

За пределами Японии в те мартовские дни 2011 года наблюдалась бешеная паника из-за аварии на АЭС Фукусима. Нас, студентов, без конца дергали. Звонили журналисты из стран, откуда мы приехали, родные умоляли вернуться. Когда наш казахский ЧС предложил эвакуироваться, я смалодушничал сам и других студентов из Казахстана тоже убедил собираться домой. А когда вернулся через три недели, удивился: от пугающей атмосферы первых дней в Цукубе не осталось и следа, хотя наш городок находился ближе к эпицентру, чем Токио.

И хотя разных сторон продолжали запугивать Фукусимой, я твердо решил продолжить учебу. Даже немного поволонтерствовал в той префектуре, где расположена атомная электростанция: среди экспертов, приехавших в зону отчуждения, были россияне из Дубны и Обнинска, где тоже расположены ядерные объекты, а я был при них переводчиком. Приехав в Фукусиму (это было уже в мае), понял, насколько мощным было землетрясение. Деревня, где располагалась электростанция, все еще лежала в завалах, но никакого мародерства не было. А россияне удивлялись другому. Еще полтора месяца назад здесь был ад, а теперь японцы, на чьих лицах была написана нечеловеческая усталость, уже рассказывали о том, как будет обустраиваться Фукусима.

Теперь об Арысе. У меня до сих пор нет четкой картины того, что там произошло. То, что 45 тысяч жителей этого города как только прозвучал первый взрыв, встали как по команде, вышли из дому и побежали в одном направлений, говорит о том, что либо население у нас высокоорганизованное, либо комитет по ЧС сумел оповестить всех мгновенно через современные средства связи. Такой быстрой реакции нет даже в Японии. Эвакуация из Фукусимы примерно такого же количества людей заняла у них, например, целый день. Когда Северная Корея запускает свои неопределенного назначения летательные аппараты, и они, бывает, пролетают над Японией, на улицах раздаются тревожные сигналы, а на все телефоны поступают СМС- оповещения об опасности. То есть японский аналог казахского комитета по ЧС, заранее предупреждая о предполагаемой опасности, сообщает, что нужно делать дальше. Еще один вопрос: если, как заверяют нас, никто в Арысе не погиб, то почему весь город поврежден?

Пожар в Канаде

1 мая 2016 года в нефтяном канадском городке Форт Мак-Муррей (провинция Альберта) за три дня огонь уничтожил около 2400 домов и сооружений. Этот пожар стал самой «дорогостоящей катастрофой» Канады: первоначальные выплаты оцениваются примерно в 9 млрд. канадских долларов..

- Когда стало ясно, что лесной пожар становится неуправляемым и он движется к городу, власти объявили эвакуацию, - рассказывает эмигрировавшая в Канаду бывшая жительница города Талгара Алматинской области Катерина Ахтантаева. - Она проходила организованно: люди спокойно, не толкаясь, постепенно выезжали из города. Размещались кто где смог - в гостиницах, у друзей и знакомых. Мы сняли квартиру в Эдмонтоне за приемлемую сумму - хозяева пошли нам навстречу. Жили в ней около месяца. Могли бы и сразу вернуться домой. Наш район, к счастью, не пострадал (большое спасибо за это пожарным), но нас не пускали в город до тех пор, пока не выветрилась гарь и экологическая обстановка не пришла, по мнению специалистов, в норму. Мужу и даже сыну-подростку, который подрабатывал после школы в кафетерий, полностью выплатили зарплаты за месяц вынужденного простоя.

Семье Оксаны Боднарчук повезло меньше: район, где она жила с мужем и тремя детьми, сгорел дотла.

- Я думала, что бояться нечего, леса у нас горят каждое лето, но пожарники обычно не дают огню добраться до города, - вспоминает она. - Но муж, сказав, что все это очень серьезно, заправил обе машины до полного бака и велел мне держать важные документы наготове.

В тот черный понедельник над городом поднялся большой белый столб дыма. Солнце было кроваво-красным, с серого неба летел пепел. Было жарко (плюс 30 для начала мая – это, скорее, исключение, чем правило для нашего региона), жутковато, но я все еще думала, что все обойдется. 1 мая мы отсиделась дома, гулять не выходили. Вторник, 2 мая, начался хорошо: радио бодро сообщило, что ветер повернул в другую сторону и пожар удалось отодвинуть. И вправду – небо с утра было голубым, солнце – ярким.

Дети пошли в школу, муж - на работу, я с младшей дочкой осталась дома. В обед уложила ее спать, вышла из комнаты и чувствую, что в доме внезапно потемнело. Посмотрела в окно – густой дым, с неба снова падает пепел, летят огненные искры. Кинулась к радио, а оно передает, что огонь идет в сторону города. Позвонил муж, сказал, что, возможно, придется немедленно уезжать из города. Поехала забирать детей из школы, хотя школьный день еще не закончился. И хорошо, что я это сделала. Позже я узнала, что одна из учителей, бывшая на восьмом месяце беременности и ее муж, тоже учитель, уже не смогла вернуться домой, - они оставались на рабочем месте до тех пор, пока не собрали последнего ребенка. Поэтому они вынуждены были выезжать из города прямо с работы, улицы к их домам были уже перекрыты. Питомцев - собак и кошек – забирали и передавали им полицейские.

Ситуация, конечно, была экстренная, но я не ощущала никакой паники и до конца не верила, что наш дом сгорит, потому что мы жили на противоположной от пожара стороне города. Как к нам попал огонь, до сих пор не понятно. Думаю, что все началось со случайно залетевшей искры. Но это будет уже после нашего отъезда.

Как только объявили эвакуацию, муж примчался с работы, мы помолились, собрали четверых своих детей в дорогу, запаковали двоих котов, взяли вещей на несколько дней, документы, фотографии и оставили дом. Дорога, которая ведет из города на юг, была закрыта, и мы тронулись в сторону севера. И – слава богу! По мере того, как продвигались туда, небо становилось ясным, хотя за спиной уже полыхал огонь.

Тем людям, которые поехали все-таки по южной дороге после ее открытия, повезло меньше: они двигались сквозь дым и искры. Моя подруга рассказывала, что все время прислушивалась - дышит ли ее маленький сынок, который спал в автокресле: дым просачивался в закрытую машину. Представляю, что она пережила в эти минуты. Я знаю одну семью из нашей школы, которые не смогли заставить себя вернуться после пожара домой. Им было просто очень страшно. И таких семей, говорят, немало. Для них в те дни были открыты линии, оказывающие бесплатную психологическую помощь.

В общем, мы поехали на север штата, туда, где располагались филиал предприятия, где работает муж. Обычно дорога туда занимает около часа езды на машине, но в тот день мы ехали часов семь. Предприятие отправило на трассу бензовозы, и если у кого-то заканчивался бензина - заправляли бесплатно. Жители близлежащих городов загружали свои машины водой, продуктами, канистрами с бензином и тоже выезжали на трассу.

Когда мы добрались до места, нам даже не пришлось стоять в очереди на комнату - знакомый мужа сразу уступил свою, а сам пошел спать где-то в фойе на диване.

В те дни было столько примеров людской взаимопомощи и сердечного отношения к пострадавшим, что у меня до сих пор слезы наворачиваются на глаза. Добровольных пожертвований в канадский Красный крест поступило столько, что даже после того, как всем оказали помощь деньгами, остались еще и излишки.

Из заводских жилых корпусов, куда семьи прибыли вместе со своими собаками, котами, хомячками и попугаями, на следующий день всех вывозили самолетами за счет предприятия в города Эдмонтон и Калгари.

Первое время жилье - гостиница или аренда квартиры – покрывались за счет страховки, где были прописаны все форс-мажорные случаи, в том числе и пожары. Тем, у кого не было страховки (таких мало), была оказана денежная помощь от государства, Красного креста и от простых людей, которые брали погорельцев к себе.

- Говорят, в те дни было и мародерство, но я лично ни с кем из тех, кого ограбили, незнакома. Но я хочу рассказать об одном удивительном случае. После пожара, уже в сентябре, в социальных сетях увидела обведенный кружком на карте дом и вопрос: кто знает, кто жил в нем? А это наша улица и дом моей знакомой! Ее искали, оказывается, пожарные.

Из-за того, что все дома на нашей улице обиты винилом и каким-то пластиковым покрытием (не знаю, как по-русски правильно этот материал называется), остановить огонь было невозможно. Поэтому власти приняли решение линию домов, которая идет перпендикулярно, завалить экскаваторами, чтобы не дать пойти огню дальше. Уставшие и голодные пожарные перед тем, как сделать это, решили перекусить. Они выломали дверь одного из домов и подкрепились тем, что нашли в холодильнике. Много позже они нашли через Facebook хозяйку этого дома, чтобы извиниться и сказать спасибо за продукты.

В результате пожара мы потеряли дом и все, что в нем было, однако наша страховая компания стопроцентно покрыла все убытки. А вот людям, у которых не было страховки, пришлось начинать все с нуля. Думаю, теперь они не будут столь беспечными, какими были до пожара.  

У нас был выбор - продать землю, на которую цены упали вдвое, а то и больше, или же отстраиваться на том же месте. Мы выбрали второе. Сегодня наша улица почти уже полностью востсановлена, и теперь все выглядит так, как будто ничего и не было. То есть мы вышли из беды с минимальными потерями, но были и ужасные истории. Имел место быть, к примеру, скандал, связанный со вложениями в строительство жилья в таунхаусном комплексе. Постараюсь объяснить. Люди могли купить там жилье, но последнее слово остается за владельцами комплекса. Для этого они создали совет, ответственный за принятие решений. В общем, в этом совете пошли какие-то нестыковки и несогласия, в результате строительство комплекса затормозилось. А люди уже начали оплачивать ипотеку за жилье, в котором они еще не живут. Поскольку срок покрытия арендного жилья по страховому полису уже истек, то они вынуждены были снимать его за свой счет. Столкнувшись с непредвиденными двойными выплатами, многие впали в депрессию, у некоторых случились нервные срывы. Не знаю, чем разрешилась эта некрасивая история, но мне известно, что она была поднята на большой государственный уровень.

На июнь 2016 года у нашей семьи была запланирована поездка в Украину. Но после того, как наш дом сгорел в пожаре, мы решили улететь туда пораньше. Позвонили в компанию, где покупали билеты, но они за перенос даты заломили несколько тысяч долларов. Нам посоветовали позвонить напрямую в офис самого авиаперевозчика. Когда мы объяснили ситуацию и компания КЛМ перенесла даты совершенно бесплатно, я просто разрыдалась.

Примеров такой бескорыстной помощи в те дни, повторюсь, было много. Когда страховая компания перестала оплачивать нам временное жилье, нас взяли жить к себе наши друзья в Эдмонтоне. После такой поддержки становишься как-то сильнее духом что ли.

…Когда я услышала, что в Казахстане в конце июня случилась история, подобная нашей (люди бежали из города, где взрывались снаряды, в чем были), то подумала в первую очередь о том, что им нужно будет оказать психологическую помощь. Нас, например, предупредили, что после испытанного шока через несколько лет может начаться постравматический стресс, возможна депрессия. И мы должны быть готовы к этому. Это означает, что обращаясь за помощью, не надо стыдиться и стесняться этого. Психологическое здоровье также важно, как и физическое. Надеюсь, Казахстан сможет найти ресурсы для этого.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 150 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика