Пятница, 21 июня 2019 12:20

Как Виктор Цой спас «Золотую Орду» Избранное

Автор

Сегодня, 21 июня, день рождения Виктора ЦОЯ.

Он вернулся в образе Аристотеля

Безусловно, Виктор Цой повлиял на умы многих своих юных современников. Одним из них был сын Зауреш Ергалиевой, известного казахстанского драматурга, автора сценария и прототипа героини фильма первого фильма Сергея Бодрова-старшего «Сладкий сок внутри травы»

- Воспитывать мальчишек, когда им 13-15 лет, очень сложно, - говорит она. - В Алма-Ате – вдвойне. Когда мой сын уехал учиться в Москву, он говорил: «Опасности, которые подстерегают здешних подростков - просто детский сад по сравнению с нашими».

Пока я растила его, у меня правое ухо, которым прислонялась к двери его комнаты, стало больше, чем левое. Слух особенно обострялся, когда приходили два мальчика, которые казались мне сомнительными. Однажды я подслушала, что в воскресение намечается большая-большая драка с микрорайоновской группой «Початок». Наша группа (она называлась не то «Центр», не то – «Золотая Орда») собиралась отомстить за то, что с кого-то сняли саламандровские ботинки.

«Этого нельзя допустить» - подумала я, отходя на цыпочках от двери. Но как это сделать? Приказать, чтобы в воскресение сын сидел дома, - смешно. Он не позволил бы себе подвести друзей и ушел бы без спроса. Тут я узнаю, что к режиссеру нашумевшей картины «Игла» Рашиду Нугманову приезжает Виктор Цой. Я подумала, что это единственное, что заставит сына остаться дома. И между делом «нечаянно» бросила: «В воскресение к нам придет в гости Виктор Цой».

Ребенок остолбенел: «Кто?!»

«Ну тот, который из группы «Кино». Ты что, не знаешь его?»

По выражению его глаз я поняла, что в воскресении драки не будет.

С Виктором пришли еще человек шесть: известный российский актер Александр баширов, братья Рашид и Мурат Нугмановы, две неизвестные красавицы. Они ели, пили, хохотали, а мой сын, скрестив ноги, сидел в углу, замерев от счастья. Часа через два Цой засмеялся: «Ну ладно, пацан, тащи гитару».

Сына как подбросило, он метеором пронесся за инструментом в другую комнату.

Виктор, глядя на моего ребенка, спел песни три. Что творилось с 14-летним Тимуром, трудно представить! И тут я, бросив нечаянный взгляд в сторону окна, заметила зацепившиеся за край балкона руки. Оказывается, когда сын сказал, что к гости к нам придет сам Виктор Цой, никто ему не поверил. И тогда он позвал в свидетели человек семь своих приятелей. Те из-за угла наблюдали, как Цой направляется к нам, потом кто-то заглядывал в открытые двери, кто-то притаился на балконе…

Недели две мой ребенок ходил просветленный: «Мама, ты знаешь, что для меня сделала? Для меня Цой - это как для тебя как Аристотель!».

Он просто куда-то уехал…

Культовому советскому фильму «Игла» казахстанского режиссера Рашида Нугманова исполнился 31 год. Свою первую полнометражную картину Рашид Нугманов снимал в Алма-Ате, Москве и на Аральском море.

Картина вышла на экраны Советского Союза в 1988 году и сразу вошла в число лидеров проката. Первый год «Иглу» посмотрело более 14, 5 млн. зрителей. По результатам ежегодного опроса журнала «Советский экран» исполнитель главной роли Виктор Цой был признан лучшим актером 1989 года.

«Игла» была первой полнометражной кинолентой Рашида Нугманова.

- Я вообще не считаю себя режиссером по профессии, - говорит спустя 30 лет после триумфального выхода картины на экраны. - Я по жизни делаю то, что никто за меня уже не сделает. Если бы было по-другому (в данном случае с этой картиной), то зачем мне туда было бы соваться? Я лучше буду заниматься тем, что уникально лично для меня.

В кино создатель легендарной картины пришел в довольно таки зрелом возрасте – когда разменял четвертый десяток. Рашид Нугманов заканчивал архитектурный факультет Казахского политехнического института. Отработав положенные три года в проектном НИИ, Рашид получил, наконец, долгожданную свободу.

- Руководство упрашивало остаться, но меня потянуло в археологию. К тому времени мой брат работал в обществе охраны памятников истории и культуры Казахстана, там же работал наш старый знакомый и хороший друг Мурат Ауэзов, - рассказывает режиссер. - Объездив Казахстан от Джунгарских ворот до Каспийского моря, мы открыли и описали за три года около пятисот новых памятников. Надо ли говорить, что мне безумно интересно было узнавать свою страну. Но вот мне исполнилось 30, и я подумал: надо бы опять бросить какой-то вызов самому себе. Вспомнилось, как будучи студентом архитектурного факультета, писал сценарии, делал какие-то наметки к большим киноработам и пытался что-то снимать. И когда Мурат Мухтарович Ауэзов стал художественным руководителем творческого объединения «Алем» на «Казахфильме», я хотел пойти на сценарные курсы при нашей киностудии, чтобы дальше разрабатывать киносценарий под названием «Король Брода» (Брод – это место в центре Алма-Аты, где собиралась самая продвинутая столичная молодежь).

Но на сценарные курсы Нугманов так и не попал. Все сложилось гораздо лучше, чем он думал: как раз в это время (1984 г.) Сергей Соловьев набирал во ВГИК комплексную мастерскую из ребят-казахов. Комплексная – в том смысле, чтобы мастерская состояла из будущих режиссеров, сценаристов, художников, кинооператоров, из которых можно было бы создать костяк нескольких съемочных групп. Эту идею в бытность председателем Госкино республики придумал еще Олжас Сулейменов, а пришедший ему на смену Канат Саудабаев добился финансирования под нее.

Во ВГИКе Рашид уже по-настоящему увлекся режиссурой. Сделал несколько постановок, снял фильм «Йя-Хха», а после нее была «Игла».

Этот фильм продолжает вызывать к себе интерес. Поклонники даже убедили режиссера создать собственный сайт, где за короткое время набралось огромное количество информации.

- И это вполне понятно: личность Виктора Цоя до сих пор в центре внимания современной молодежи, на этом имени выросло целое поколение, родившееся уже после его смерти, - говорит Рашид. - Неувядаемый романтический образ, сильная аура, откровенность, честность, независимость суждений и поведения, которые наложили отпечаток на все его творчество, не могут не трогать. Ведь Виктор пел о том, что волнует огромное количество людей. Когда его не стало, невозможно было в это поверить. Мы же с ним уже работали над новым проектом, который должны были запустить в сентябре 1990 года. Но за несколько дней до встречи в Москве произошла трагедия... Я долгие годы не мог смириться с его смертью. «Как так?! Что за чепуха?!» - крутилось в голове. Мне казалось, что Виктор куда-то просто уехал, часто снилось, будто он приезжал в Алма-Ату. Я много раз отказывался от предложений снять документальный фильм о нем. Было такое чувство, что если я сделаю это, то похороню его внутри себя.

10 лет назад, в 2008 году в свет вышла фантастическая киноповесть «Цой: черный квадрат», где одним из героев является Рашид Нугманов. Режиссер так прокомментировал это событие:

- Александр Долгов, главный редактор санкт-петербургского журнала «Fuzz», придумал фантастическую историю: якобы я вижу плохой сон, после которого срочно посылаю телеграмму Виктору Цою и тем самым спасаю его от смерти. А дальше – что произошло бы, если бы он не погиб 15 августа 1990 года. Признаться, читать о своих друзьях и о себе мне было странно. Со многим в книге я, конечно, не согласен, но опять же - не хочу давать какую-то рецензию, человек имеет право на фантазию, хотя по хорошему автор должен был бы попросить разрешения на использование моего имени, либо изображать меня под псевдонимом.

Режиссер вспоминает, что на время съемок в Алма-Ате для Виктора сняли номер в гостинице, но тот ни разу не остался там на ночь, - жил в квартире Рашида. Виктор очень полюбил Алма-Ату. Пока съемочная группа ждала подходящие условия для финальной сцены картины на улице Тулебаева – густой тяжелый алматинский снег, который превращает город в сказку, - лидер группы «Кино» написал здесь несколько своих знаковых песен: «Группа крови», «Пачка сигарет», «Место для шага вперед».

30 лет спустя после выхода фильма на экраны алмаатинцы загорелись идеей восстановить то место, где была снята финальная сцена. С помощью меценатов инициативная группа установила на улице Тулебаева такие же лавочки и фонари, какие были в фильме. Скоро здесь будет установлен монумент Моро – персонажа Виктора Цоя. Его автором является петербургский скульптор Матвей Макушкин.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 126 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика