Четверг, 02 мая 2019 09:21

Атаман зажигает, или Как оставаться мужчиной после 80 лет Избранное

Автор

«Каждый человек может управлять своим здоровьем», - считает отец 11-летнего Асанали Второго, народный артист СССР Асанали Ашимов, рассказывая накануне дня рождения (8 мая ему исполняется 82) о том, какой образ жизни нужно вести, чтобы будучи в очень серьезном возрасте, оставаться мужчиной в самом прямом смысле этого слова.

У войны недетское лицо

В те военные и первые послевоенные годы, на которые пришлось мое детство, шел естественный отбор, - рассказывает мэтр казахского кино. - Не совру, если скажу, что из ста детей военного времени выживал один. Я отношусь к этим счастливчикам. В первую военную зиму я заболел непонятной болезнью. Диагноз ставить было некому, у нас в ауле не было ни медпункта, ни мало-мальского фельдшера. Мать меня сама поставила на ноги народными средствами. Позже, когда я рассказывал о симптомах болезни знакомому врачу, он сказал, что это был, скорее всего, туберкулез кожи.

С женой Багдат и сыном Асанали

Когда учился в третьем классе, у нас в ауле началась эпидемия кори. Школу закрыли - в ней некому было учиться. Дети болели и умирали десятками. Две мои младшие сестренки тоже умерли, а я выжил, но когда первый раз после болезни вышел во двор, играть было не с кем – взрослые не успевали хоронить детей. Сейчас, когда меня спрашивают, как мне всякий раз удается восставать из пепла и начинать жизнь заново, я отвечаю: меня спасает иммунитет, приобретенный в детстве. Пусть мы и ели не досыта, зато все было натуральным, экологически чистым. Сейчас в магазинах столько всякой экзотической еды. Она вроде бы и вкусная, но мне кажется, что военный хлеб, испеченный из собственноручно смолотой на дирмене - домашней мельничке - муки, был гораздо питательнее, и он, мне кажется, давал сил и здоровья на годы вперед.

Что я еще могу сказать по поводу того, как сохранить здоровье на долгие годы? Самочувствие любого человека, я уверен, зависит от него самого. Правило здесь достаточно простое - каждый новый день нужно начинать с добрых намерений и хорошего настроения. Для этого с утра нужно дать себе клятву, что будешь жить только сегодняшним днем, ни с кем не ссориться и сдержанно относиться к невзгодам. Что касается лично меня, то перед тем, как сесть за утренний чай, который подает молодая жена (что само по себе приносит массу положительных эмоции), нужно побывать в бассейне, потому что вода – это здоровье.

Асанали Ашимов и Ануар Молдабеков

А сколько радости я получаю, глядя на подрастающего сына – младшего Асанали! Перед тем, как его зачать, я два месяца вел абсолютно здоровый и трезвый образ жизни, старался не нервничать, чтобы мои переживания не отразились на ребенке.

То гульба, то пальба

- Знаю, что и пить, и курить, и закладывать за губу насыбай – вредно для здоровья, но творческому человеку надо заполнять паузу внутри себя, это помогает в работе. А потом, любое «вредное» занятие, если делается в меру и с удовольствием, идет даже на пользу. Когда, например, играя в спектакле, после первого акта берешь в руки сигарету и делаешь первую за весь день жадную затяжку, то это ни с чем не сравнимый кайф, который мне, актеру, дает новый импульс.  

Так вот, курю я довольно много, а что касается пития, то последние 60 лет делаю это регулярно. Хороших застолий в моей жизни было много. Если исходить из пол-литра в день, то, как подсчитывал Саги (Саги Ашимов – сын от первого брака, умер в 1999 году. – Ред.), за свою жизнь я выпил примерно цистерну спиртного.

Когда сын сообщил мне об этом, я сперва расхохотался, а потом счел своим отцовским долгом предупредить Саги, чтобы не вздумал подражать мне. Он – парень городской, организм у него нежнее, а я прошел естественный отбор, наработал сильный иммунитет, а потом у меня есть своя система пития.

Портрет маслом

В студенческие годы я попивап шампанское, его в ту пору в магазинах было как сегодня «колы». Серьезно пристрастился к спиртному уже после института - без этого в нашем производстве не обойтись. Многие актеры так и спились, перебирая без меры на банкетах. Но меня уберегли мои ангелы-хранители, алкоголиком я не стал: есть – выпью, а нет, так и не ищу. И похмельные мучения мне неведомы, наутро я всегда готов к работе.

Сразу сделаю оговорку: в день спектакля не пью никогда. Сцена – это святое. В кино – нет-нет, да и случалось.

А по-настоящему пьяным я был всего лишь раз в жизни. Сыновьям в тот день должны были делать обрезание. Чтобы не слышать их плача, я с утра убежал из дома. И весь день гудел с друзьями: кончалась одна бутылка - бежали за другой, а из закуски - только черный хлеб. Я его люблю, кстати. Только такого хлеба, какой выпекали в годы моей молодости, сейчас уже нет. Нурмухан Жантурин и Ануар Молдабеков еще держались, а я к вечеру упал на асфальт замертво.  

Портрет

Сидеть где-нибудь в компании и притворяться, что, дескать, я весь такой правильный, пить давно бросил, а дома потихоньку набираться – этого я не переношу. Ну как не сопроводить ста граммами рождение сына, который появился у тебя без малого в 71 год! А уж нейтрализовать вредное воздействие радиации на здоровье стаканчиком хорошей водки – так это сам бог велел. При этом не надо забывать о хорошей закуске.

Раньше я предпочитал коньяк. Но, как мне сказали специалисты, настоящим можно считать только французский, все остальное – бренди. Я им верю, поэтому и отказался от коньяка, исключение делаю только для рюмочки «Асанали». Несколько лет назад мой хороший приятель, директор винзавода Артуш Карапетян, помню, попросил дать новому коньяку свое имя. Я поставил перед ним единственное условие - коньяк «Асанали» должен быть пятилетней выдержки и только из дубовой бочки.

43

В последнее время всем спиртным напиткам я предпочитаю самогон. Украинская горилка, грузинская чача, шотландский виски, казахская буза – «национальность» не имеет значения, лишь бы напиток был качественным. Причем русский самогон хорош из граненого 75-граммового стакана, а виски со льдом – из широкого с толстым дном стакана богемского стекла. Лед, подтаяв, сбивает градус, и тогда напиток приятнее на вкус.

С недавних пор в моем доме прижилась «кончаловка». Рецепт этой домашней наливки из смородины с добавлением водки придумало семейство Михалковых-Кончаловских. Очень недурной напиток. По крайней мере, мои друзья всегда просят повторить, а я отвечаю, что хорошего должно быть понемногу.

Как человек с опытом, я бы посоветовал старым и молодым мужчинам пить умеренно, умело и с наслаждением. Если следовать этому правилу, то алкоголь, равно как и с удовольствием выкуренная сигарета, идет на пользу, продлевает жизнь. Сам я учился пить у Айманова. Шакен Кенжетаевич мог выпить много, но при этом никогда не пьянел.

- Бала, - сказал он мне как-то после приезда сына, студента операторского факультета ВГИКа, на зимние каникулы, - надо Мурату купить костюм. Пойдем завтра с нами в магазин.

Когда подошли к универмагу, что возле Зеленого базара, Шакен Кенжетаевич свернул к шашлычной. Заказал три порции, чем несказанно осчастливил шашлычника, потом подозвал местного пьянчужку, дал пять рублей и послал за водкой в ближайший магазин. Шашлык уже перед нами, а гонца все нет. Прошло полчаса, я говорю: «Шаке, наверное, он пропил ваши деньги».

Аруах3

«Придет!» - уверенно ответил Шакен-ага. И, действительно, на горизонте замаячил алкаш. Усталый и взмокший, он подбежал к нам, прижав к груди бутылку. Водка в те времена продавалась не во всех магазинах, и в тот день ее как раз не оказалось поблизости, пришлось бежать аж в Центральный гастроном.

Шакен Кенжетаевич налил себе грамм 150, выпил, закусил. Потом по 100 грамм налил мне и Мурату, а оставшееся отдал гонцу. Тот был счастлив, но вовсе не потому, что перепала дармовая выпивка: он пил с самим Шакеном Аймановым! Протягивая мне стакан, тесть сказал: «Будешь принимать в хорошей компании сто грамм – вреда для здоровья не будет».

Подтекст я понял так: как попало и с кем попало не пей, знай меру, и если стакан подает отец - это не пьянство. Он просто видит в тебе мужчину. Другой, менее мудрый, наверняка не стал бы пить с сыном и зятем. А Шакен Кенжетаевич этим жестом, во-первых, приподнял нас на одну с собой высоту, во-вторых, показал, что не надо гнушаться общением с простыми людьми.

Я со своими сыновьями никогда не распивал на троих. Нет, вру, с Мадии, самым старшим сыном, мне пришлось пить в одной компании. Он чуть смущался, но хотел показаться в моих глазах взрослым. А я видел в нем не сына, а серьезного и рассудительного мужчину. Саги, конечно же, выпивал, но при мне - ни разу.

Секреты семейного счастья

Со своей последней, четвертой по счету женой, Асанали-ага встретился в совминовской больнице. Он – в качестве пациента, она – работала медсестрой второго терапевтического отделения, где народный артист поправлял свое здоровье.

Сегодня на эту семью, где растет Асанали Второй (ему уже 12 год), любо-дорого смотреть – нет, кажется, людей, счастливее их. А ведь пожениться эти двое смогли не сразу – ее родители были против. До этого мы знали версию Асанали-ага. Он и в интервью, и в своей книге «С любовью ваш…» утверждает, что виной этому была разница возрасте. А вот версия его супруги звучит несколько иначе.

- Мы встретилась с ним в коридоре – он заходил в свою палату, а я направлялась куда-то по своим медсестринским делам, - рассказывает Багдат. - Преодолевая робость, поздоровалась. Он, хотя и посмотрел, как мне показалось, заинтересованно, не ответил. «Какой высокомерный», - неприязненно подумала про себя, а вслух стала извиняться. За что – и сама не могла понять.

Иду обратно, а навстречу – он! Меня словно окатили вначале холодной, а затем горячей водой. Опустив голову, молча прошла мимо. Позже зашла в его палату с лекарствами. Он спросил: «Ты откуда? Раньше что я тебя не видел». «Да я, - говорю, - всего полтора месяца работаю здесь».

В спектале Апат

В следующую мою смену, встретив в коридоре, поздоровался первым и попросил чаю. Я ответила, что скажу девочкам-санитаркам – пусть согреют чайник. «Нет, ты сама», - настоял Асекен. Прошло, наверное, минутки две, а он уже звонит на пост: «Чай готов?». Я засуетилась: «Сейчас-сейчас!». И побежала с чайником к нему в палату. «Я пью зеленый. Заваривай», - распорядился Асекен. Положив пакетик, налила в чашку воду, а пар… не идет! Оказывается, чайник от волнения я так и не включала. Побежала обратно на пост. Чувствовала себя так, будто сдавала экзамен. Стыдно до слез: такой человек попросил о такой мелочи, а я вот так опростоволосилась!

Наконец, чай был готов. Он пригласил меня за стол. Поговорили об его здоровье. Он спросил: «А ты меня знаешь?» «Конечно, я же выросла на ваших фильмах». Когда уходила, дал книгу, написанную им после смерти сыновей. «За что ему такие страдания? Почему Бог так несправедлив?», - плакала я, когда читала об одиночестве человека, у которого есть все и… ничего.

Слыша и понимая крик его души, я подумала, что могла бы с ним разделить его горечь после смерти жены и сыновей, и хоть немного сделать груз душевных мук легче.

На третью смену, через сутки, я попросила его подписать подаренную книгу. Добавила, успокаивая, как мне показалось: «Вы не один. Народ вас любит».

А вечером он попросил меня зайти в его палату. Мне неудобно – в вечернее время в палаты персонал без надобности не заходил. А санитарка, женщина старше меня, вызвавшись посидеть за меня на посту, сказала, что я обязательно должна пойти - Асеке не каждого удостоит разговором. Я зашла и он часа четыре рассказывал о своей жизни. Когда собралась уходить, он, посмотрев на меня задумчивым взглядом, произнес: «Давно меня женщины так не слушали – затаив дыхание. Почему ты не замужем?»

После той исповеди, которую только что услышала, я не могла ответить обыденным: «Да как-то все не получается». Все еще под впечатлением, я сама не заметила, как стала говорить его языком. Дескать, лучше быть одной, чем вместе с кем попало. И он, взяв меня за руки, сказал: «В тебе я вижу спутницу своей жизни. У нас с тобой взгляды совпадают, в твоих глазах есть и понимание, и сочувствие».

Я долго не могла опомниться. Наконец, собравшись с мыслями, сказала: «Я вправе обидеться - вы много старше меня, но я, не скрою, - рада, что среди всех девушек-казашек обратили внимание именно на меня. Я должна подумать, посоветоваться».

Младшая сестра, узнав о предложении Асекена, сказала: «Это, наверное, твоя судьба. Ты ведь у нас такая – любишь заботиться о ком-нибудь». Подружки поддержали. С тем я и поехала к родителям. Они были против, и братья тоже. Но матери я сказала: «Все равно не отступлюсь. Я хочу сделать этого человека счастливым». А мама спросила: «А ты сможешь? Быть хозяйкой его дома - непросто, а ты еще так молода».

А я почему-то нисколько не сомневалась – смогу! Но в город в тот раз я вернулась ни с чем – отец не дал своего благословения. Мама передала мне его слова: падать, дескать, со спины могучего верблюда будет тяжело, как бы шею себе не сломала.

«Подождем», - сказал Асекен. Ждали полгода. За это время он познакомил меня со своими друзьями - элитой Казахстана. Меня они, видя, что у Асекена начал появляться интерес к жизни, приняли очень хорошо.

Надо было что-то предпринимать. Я набралась смелости и пригласила родителей к себе. Асекену сказала, чтобы он тоже пришел. Маме сообщила об этом за два часа до его прихода.

Он пришел с театроведом Аширбеком Сыгаем. Асекен молчал, а Аширбек говорил без умолку – рассказывал про его жизнь, моим родителям намекал, что не надо идти против желания дочери. Отец, молча выслушал, а потом вздохнул: «Что ж, значит, у нее на лбу написано – быть с Асеке».

Следующим переломным моментов в наших отношениях стал ас – поминальный вечер по матери Асекена. Там я впервые увидела его родственников, они тоже приняли меня хорошо. Это придало мне уверенности и с того дня я осталась в его доме.

…Я сто раз благодарна маме – за то семейное воспитание, что она мне дала. «Муж – твой Бог и твой король», - внушала она. – Стол к его приходу должен быть накрыт, дом прибран, а ты умыта, причесана, улыбчива и весела». Мне кажется, из-за такой установки я и не выходила долго замуж – все искала человека, в котором, не сожалея ни о чем, можно было раствориться без остатка.

Асекен любит, когда в доме много гостей, а моя задача – чтобы ему было хорошо и комфортно. Когда я вижу, что он доволен, у меня вырастают крылья, в руках все так и горит. Его друзья, да что там – весь Казахстан, я чувствую, благодарны мне за то, что у него после рождения Асанали Второго открылось второе дыхание. Асекен в те дни, помолодев, будто летал по воздуху.

Мы с ним сегодня одно целое. Даже не могу представить себя рядом с другим человеком. Мне кажется, моя жизнь была бы и тусклой, и пустой.

Его невестки – мои подружки, а его внуки и правнуки – мои дети, а я для них любимая ажека - бабуля. Они все каникулы и каждые выходные проводят у меня. Сагина, его дочь, тоже любит бывать у нас. Так что семья у меня большая. До сих пор общаюсь с девочками, с которыми работала. Они тоже бывают в гостях у нас. Когда спрашивают, не собираюсь ли выходить на работу, отвечаю, что я и так работаю с утра до вечера - женой и мамой. У меня каждая минута расписана – приемы, где бываю с Асекеном, гости, школа – обычная и музыкальная, куда надо отвезти Асанали Второго.

И не надо мне другого счастья – лишь бы они, двое моих дорогих мужчин, были всегда рядом. Моя главная молитва, чтобы Асеке жил долго-долго и увидел внуков – детей Асанали и Сагины. А моя задача – продлевать его жизнь своей заботой и любовью. Я радуюсь, когда меня сравнивают с Майрой Аймановой. Его первой и самой главной женой...

Последние новости

В Алматы состоялась премьера художественного фильма «Аруах» режиссера Хуата Ахметова, где Асанали Ашимов сыграл главную роль.

Его герой - живущий в степи одинокий старик Агатай - увлеченный разнообразными науками созерцатель и философ. Жена давно умерла, детей у них не было, родственников не осталось. Но Агатай не опускает рук, жизнь его полна забот и трудов. Он ухаживает за своим скромным хозяйством и, как может, бережёт и охраняет то пространство степи, которое считает своей родиной. И ещё одно доброе дело совершает старик: усыновляет сбежавшего из детского приюта ребёнка, случайно забредшего в домик на холме. Два таких разных существа, - семидесятилетний Агатай и десятилетний Бобек становятся близкими, родными друг другу людьми.

Асанали Ашимов сам же является и автором идеи. Он вышел сней на российско-казахстанского режиссера Хуата Ахметова в 2014 году. Потом было написано множество вариантов сценария.

- Сначала писал я сам, потом привлек Одельшу Агишева, знаменитого российского сценариста, профессора ВГИК, лауреата многих премии и прочая-прочая, - рассказывает режиссер. - С ним тоже не сразу получилось: пока пришли к общему пониманию с автором идеи, нами было написано пять вариантов сценария: то, что нравилось нам, не нравилось Асеке, и наоборот.  

Это вторая картина Хута Ахметова с Асанали Ашимовым в главной роли. Режиссер признался, что в обоих совместных картинах (первая - «Кто вы , господин Ка?») в сценарный и подготовительный периоды ему пришлось несладко. Актер, настаивая на своем видении, не скрывал, что хотел бы видеть в новой картине продолжение фильма «Кто вы, господин Ка?»: его постаревший Чадьяров, устав от цивилизации, возвращается в родные степи.

- Но «Аруах самостоятельный проект, не имеющий ничего общего с предыдущим нашим фильмом, - говорит сегодня режиссер. - Другой вопрос, что у Асанали были «советчики», которые говорили ему, что для раскрутки картины ему надо предстать перед зрителями в полюбившемся им образе. Но история легендарного разведчика Чадьярова в фильмах «Конец атамана» и «Транссибирский экспресс» начиналась в 20-30 годах прошлого века, а сейчас на дворе 2017-2018 годы. Чадьяров при всей его выносливости навряд ли дожил бы до ста с лишним лет…

Изматывающие споры с автором идеи и исполнителем главной роли окупились сторицей. Когда начался съемочный период, то более ответственного, более дисциплинированного, более беспрекословно слушающегося актера, чем Асанали Ашимов, по словам режиссера, он еще не видел.

Напомним: сейчас мэтр, которому 8 мая исполнится 82 года, снимается только в кино. Театральную сцену он окончательно оставил в 2017 году. По его словам, причин для этого было несколько - ушли из жизни партнеры, нет режиссера, с которым он хотел бы работать.

- Да и силы нужны для того, чтобы играть на сцене достойно своего звания, - говорит Асанали-ага. – Не хочу, чтобы зритель жалел меня, видя со стороны мою старческую немощь. Теперь, если и выйду на сцену, то только в качестве режиссера или консультанта.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 155 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика