Четверг, 10 мая 2018 17:57

Сможет ли Мирзиеев объединить азиатов. Экспертное мнение Избранное

Автор

Политика большей открытости, которую проводит второй президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, подарила надежду на возможность интеграции Центральной Азии, но она весьма призрачна, пишет Kaktakto

Политолог Эдуард Полетаев подчеркнул, что 2018 год эксперты называют поворотным в области активизации регионального сотрудничества стран Центральной Азии. Региональная повестка оказалась в тренде. Анализ свидетельствует, что актуализация региональной повестки связана с инициативами Шавката Мирзиёева.

Центральная Азия занимает примерно 10% всего азиатского континента и не имеет прямого выхода к мировому океану. При этом она характеризуется малым количеством региональных организаций и интеграционных группировок. Однако, по словам политолога, торгово-экономические связи между странами остаются довольно слабыми. Основными торговыми партнерами являются внешние игроки: Россия, Китай, Европейский союз.

Но остается открытым вопрос, насколько реальна возможность увеличения товарооборота внутри региона, и чем он ограничен? Например, Казахстан и Узбекистан поставили задачу к 2020 году увеличить товарооборот до $5 млрд долларов с $2 млрд в 2017 году. И вроде перспективы видны. Но наладить полноценный товарообмен, чтобы закрыть основные потребности в необходимых товарах пока маловероятно, заметил эксперт.

Торговли почти нет

Политолог Булат Султанов считает, что одним из существенных факторов для региона является то, что средства, накопленные местными богатыми людьми, находятся в основном в западных банках. И там же учатся их дети, туда приезжают жены. Для элит региона сильным будет влияние западного мира через финансовую систему, которая в значительной степени базируется в Великобритании, поэтому интеграция внутри самого региона маловероятна.

«Я думаю, что консультативная встреча президентов стран Центральная Азии, состоявшаяся в марте в Астане, так и останется в формате консультативных встреч, потому что никакой глубокой интеграции стран Центральной Азии ни в ближнесрочной, ни в среднесрочной перспективе не будет. Когда я был в Узбекистане, то процитировал бывшего посла Великобритании в этой стране Крейга Мюррея, который сказал, что элита и многие другие часто вспоминают, что узбеки раньше жили лучше, чем казахстанцы, а теперь наоборот. В советское время Узбекистан был витриной социализма в Азии, значительная часть региональных расходов шла на эту республику», — заметил эксперт.

При этом, по его словам, анализируя процессы в Центральной Азии, стоит отметить, что здесь определяющим фактором будет являться экономика, а не история. Развитие экономического взаимодействия будет происходить трудно, потому что республики торгуют в основном природными ресурсами и продавать их они могут за пределы Центральной Азии. Всего порядка 5% внешнего торгового оборота стран региона приходится на внутреннюю региональную торговлю.

На разных позициях

Уровень жизни населения сдерживает развитие внутреннего регионального рынка. Величина прожиточного минимума в Казахстане, как и минимальный размер заработной платы, составляют 28 284 тенге с января 2018 года. Минимальный размер пенсии — 33 745 тенге, это порядка $100. А ведь Казахстан — это самая благополучная республика Центральной Азии, в других странах ситуация хуже, заметил он.

«Мы находимся на различных позициях к главным региональным вопросам. Например, к вопросу водно-энергетических ресурсов. Есть два государства, которые контролируют воду, и три — которые зависят от воды. И водный вопрос не будет решен, пока не будет общей программы. А она возможна только при наличии взаимных компромиссов. Но в условиях ухудшения экономической ситуации политическая элита на компромиссы идти не будет. Наоборот, она начнет обострять эти противоречия, чтобы доказать свою значимость присутствия в качестве именно правящей элиты», — отметил Булат Султанов.

Политолог, профессор казахско-немецкого университета Рустам Бурнашев подчеркнул, что если посмотреть историю возникновения формата из пяти государств региона, то для этого присутствовало только два фактора. Во-первых, это актуализация этнического фактора в Советском Союзе, конкретно — Ошский конфликт 1990 года, после которого прошла первая встреча лидеров пяти государств.

Во-вторых, это обсуждение подписания нового Союзного договора в рамках СССР. Лидеры пяти стран четко фиксировали в это время практически во всех своих выступлениях, что новое соглашение в экономическом плане несправедливо в отношении к «сырьевым республикам».

Это приводило к тому, что лидеры консолидировались и пытались согласовать, выработать общую позицию. В рамках Советского Союза эта консолидация пяти лидеров имела значение, формировалось чисто политическое объединение. Противостояние «Центру», нежелание быть «подбрюшьем России» фиксируется и на Ташкентской встрече, прошедшей в январе 1993 года, когда, собственно, и было закреплено название «Центральная Азия».

Оснований для фундаментальной интеграции нет

Так сможет ли изменить региональный дух проявляющий активность в этом направлении Мирзиёев?

По словам Бурнашева, разница между позициями Ислама Каримова и Шавката Мирзиёева сейчас просматривается, но нечетко. Так, в 1990-е годы в каримовское понимание регионализации попадал и Афганистан. Например, после падения режима Мохаммада Наджибуллы, Каримов пытался контактировать с новым руководством Афганистана, найти возможности формирования через эту страну «южного транзитного коридора».

В определенной степени то же самое пытается сделать и Мирзиёев — не замыкать пространство только пятью странами, но и получать выход на Афганистан. Центральная Азия — формирование случайное и несистемное. Никаких оснований для фундаментальной интеграции нет, также считает эксперт.

Он заметил, что когда большевики провели национальное территориальное размежевание, они перемешали территории всех этих трех бывших государств, растащили их по разным республикам. И сегодняшний юг Казахстана — это осколок Кокандского ханства, где были другая религиозная ситуация, земледелие, уровень производительных сил. И по сей день у южан несколько иная ментальность. Эксперт сказал, что на политику открытости главы Узбекистана возлагаются большие надежды, но Мирзиёев, если он умный человек, продолжит политику Каримова, потому что в Узбекистане имеются региональные особенности, считает Бурнашев. Есть ташкентские, есть бухарские, и они в первую очередь в интересах своего родного края действуют, сказал он.

Особенности Кыргызстана — это Север и Юг, заметил политолог. Он подчеркнул, что главным местом раздора в позднем СССР был не столько Южный Кавказ, сколько Ферганская долина, где население боролось за землю и воду. Северным кыргызам не просто договориться с южными, многие стесняются об этом говорить, но что есть, то есть. А интеграция предполагает передачу части национальных полномочий на наднациональный уровень. Политическая элита региона не готова к этому. Поэтому, даже несмотря на «добрую волю» Мирзиёева, объединение азиатского региона в ближайшее время не предвидится, констатировали эксперты.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 29 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика