Среда, 31 января 2018 16:42

Лед тронулся: Узбекистан и Таджикистан идут навстречу друг другу Избранное

Автор

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев в начале весны текущего года планирует посетить Таджикистан с государственным визитом.

Выступая на недавней встрече с народными депутатами Ташкентской области, Мирзиёев заявил, что республика будет налаживать добрососедские отношения с Таджикистаном, сообщает пресс клуб "Содружество"

«Так как недоброго соседа в судный день никто не простит», — сказал Мирзиёев депутатам.

«Мы подпишем много соглашений, откроем железнодорожное сообщение, восстановим единую энергосистему и обсудим много других вопросов», — добавил лидер Узбекистана.

Он также заявил о своем стремлении улучшить отношения с соседями, подчеркнув при этом, что «растопить 20-летний лед не так уж легко».

Таджикистан станет последней страной в Центральной Азии, которую посетит глава Узбекистана. Государственный визит готовится долго и тщательно. Однако в десятых числах января глава правительства Узбекистана Абдулла Арипов побывал в соседней стране, обсудив с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном вопросы торгово-экономического сотрудничества и делимитации границы. А это означает, что определенные сдвиги в отношениях двух стан все же есть.

Красноречивым свидетельством этому являются достигнутые договоренности: проработан вопрос отмены виз между Узбекистаном и Таджикистаном, обсуждена проблема по самому спорному участку госграницы – плотине Фархадской ГЭС.

Окончательные решения, подкрепленные документами, будут приняты в ходе встречи лидеров Узбекистана и Таджикистана. А в преддверии визита Шавката Мирзиёева в Душанбе об ожидаемых результатах переговоров и проблемах двусторонних отношений между странами своим мнением делится Владимир Парамонов, основатель интернет-проекта «Центральная Евразия» (www.ceasia.ru, www.ceasia.org) и руководитель одноименной аналитической группы (Ташкент, Узбекистан).

Весной этого года Таджикистан станет последней страной Центральной Азии, которую посетит с государственным визитом президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. При этом в середине января премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов уже провел переговоры в Таджикистане. В чем причина столь долгой подготовки к предстоящему визиту президента? Каких договоренностей стоит ожидать?

Ни для кого не секрет, что проблемы в двусторонних отношениях между Узбекистаном и Таджикистаном были и остаются наиболее сложными и комплексными по сравнению с проблемами в отношениях между Узбекистаном и  какой-либо другой страной Центральной Азии.

Мне представляется, что во многом именно этим и объясняется определенная продолжительность подготовки к визиту президента Узбекистана Ш.М. Мирзиёева в Таджикистан. Тем не менее, очевиден и четкий настрой лидеров двух государств на решение данных проблем и тот факт, что за короткий промежуток времени страны вплотную приблизились к очень важным договоренностям.

Главными из них были и остаются следующие: по комплексу вопросов вокруг строительства и функционирования Рогунской ГЭС, погранично-территориальным проблемам, налаживанию транспортного сообщения и развитию экономических отношений в целом, облегчению взаимодействия народов двух стран,  мерам доверия.

Конечно, наиболее важной договоренностью могла бы стать договоренность по Рогунской ГЭС. Лично я, как эксперт, специализирующийся долгое время, в том числе, и на отношениях между Узбекистаном и Таджикистаном, выступаю категорически против этого проекта в его нынешнем виде, и рекомендовал бы узбекской стороне не торопиться с его одобрением, пусть даже формальным.

Таким одобрением может стать, например, посещение самого объекта, вхождение в проект акционером или в каком-либо другом качестве. На мой взгляд, вовсе не случайно, что первый президент Узбекистана И.А. Каримов, мягко говоря, не был сторонником данного проекта в его современном формате. К тому же, Каримов четко увязывал любые договоренности по водной тематике с целым комплексом договоренностей по всему спектру двусторонних отношений.

Тем не менее, насколько я понимаю, новое руководство Узбекистана настроено на достижение неких договоренностей и по водной тематике. Очень надеюсь, что это будет стратегически, а не только тактически правильным решением, основанным на целой серии глубоких, междисциплинарных аналитических, научных проектов, исследований. Возможно, о них мы с Вами просто не знаем потому, что они носили закрытый характер, но рано или поздно все же будут доступны экспертному, научному и аналитическому сообществу, общественности и населению в целом.

Уверен, что если позиция Узбекистана по Рогуну будет четко обозначена, то в рамках достигнутых договоренностей будет глубоко проработан механизм гарантий (а не просто неких юридически неоформленных обещаний) со стороны Таджикистана и международных организаций (например, под эгидой ООН, СНГ, ШОС) по поводу того, что ГЭС никогда и ни при каких обстоятельствах не должна быть использована в качестве некоего инструмента политического давления на Узбекистан и другие страны региона.

Более того, уверен, что должен быть разработан и принят четкий механизм адекватных компенсаций Узбекистану. К примеру, в случае самых худших сценариев: разрушения плотины ГЭС, сброса значительных объемов воды или существенного ограничения подачи воды на узбекскую территорию.

Остальные проблемы в двусторонних отношениях в целом внешне выглядят более решаемыми. Поэтому какие-то договоренности по ним уже достигнуты, а какие-то будут достигнуты в ближайшее время. Это касается упрощения визового режима, развития транспортного сообщения, экономических отношений и гуманитарных контактов.

На мой взгляд, здесь уже многое сделано, но еще больше предстоит сделать, в первую очередь, с точки зрения реализации как прошлых, так будущих договоренностей на практике, а главное - сохранению положительного политического фона и позитивной динамики в развитии двусторонних отношений, продолжению переговорного процесса по наиболее сложным вопросам.

В этой связи принципиально важно экспертное, аналитическое и научное сопровождение и обеспечение всех договоренностей, а также, по крайней мере, попытки предвидения, прогноза того, к каким последствиям те или иные договоренности могут привести.

Например, не приведет ли либерализация пограничного режима к росту наркоугрозы по образцу конца 90-х годов прошлого века? Не стоит ли ожидать ухудшения криминогенной обстановки? Не следует ли опасаться прорывов групп исламских радикалов из Афганистана через территорию Таджикистана?   

Какие проблемы и вопросы станут основными на повестке дня при встрече лидеров двух стран? Есть ли те вопросы, которые вызывают затруднения в их разрешении и какова вероятность их позитивного решения?

Думаю, что повестка все ещё формируется. Многое в ней будет ясно ближе к самому визиту. Основные вопросы и затруднения мною уже были обозначены.

Повторюсь, что очень хотелось бы верить и надеяться, что сейчас идет крайне напряженная работа и тщательная подготовка к визиту с обеих сторон. Причем, подготовка и работа не только собственно чиновников - представителей различных министерств и ведомств, но и экспертного, научного и аналитического сообщества.

Очень надеюсь, что в ходе визита будет четко рассмотрен, причем на основании критического анализа, весь комплекс вопросов на повестке дня двусторонних отношений, откровенно будут названы главные проблемы, обозначены позиции и предложены решения в интересах обеих стран, всего региона.

Это необходимо делать в долгосрочных и стратегических интересах обоих государств, народов, но на практике все может быть по-другому. Ведь на практике всегда возникают некие негативные моменты, связанные с человеческим фактором: неким волюнтаризмом и маниловщиной, выдачей желаемого за действительное, элементарной некомпетентностью и безграмотностью чиновников или даже их саботажем, непониманием масштабности стоящих перед двумя государствами задач, т.д., т.п.

В этой связи, на мой взгляд, чтобы минимизировать влияние этих негативных моментов и соответственно глубоких ошибок, ценой которых могут стать многочисленные человеческие жизни, очередной разрыв братских отношений, конфликты и т.п., надо решать системные проблемы на пути развития, как Узбекистана, так и Таджикистана. Эти проблемы неразрывно связаны со слабостью или даже отсутствием экспертного, аналитического и научного обеспечения и сопровождения договоренностей, двусторонних и многосторонних отношений, внутренней и внешней политики в целом.

Хотя в том же Узбекистане неоднократно предпринимались попытки подготовки соответствующих аналитических кадров и создания соответствующих аналитических центров, институтов, говорить о том, что публичная экспертная, аналитическая и научная работа налажена - значит обманывать самих себя. Есть, конечно, значительный сегмент неких закрытых исследований, о качестве которых судить очень и очень сложно. Тем более, что эти исследования или боятся или не хотят показывать даже своему собственному экспертному и научному сообществу, не говоря уже о широкой общественности.

В итоге совершенно непонятно чем те или иные аналитические или псевдо аналитические структуры занимаются, и нужны ли они вообще. Похоже, что их работа организована крайне не системно, так как без серьезной публичной дискуссии, максимально широкого обсуждения результатов каждого исследования невозможно минимизировать негативное влияние тех же субъективных оценок.  В этом плане мои основные надежды пока связаны лишь с системой Академии наук Узбекистана, которая длительное время была хронически недофинансирована и чуть было не разрушена, а те же политические науки долгое время по сути были под запретом.  

В целом же, к сожалению, существующие как в Узбекистан, так и Таджикистане исследовательские институты и центры пока явно не справляются с задачей экспертного, аналитического и научного обеспечения политики ни по вопросам отношений друг с другом, ни по вопросам отношений с другими государствами. Это комплексная и системообразующая проблема. Поэтому предложил бы двум странам включить вопрос поиска решений данной проблемы в список основных приоритетов путем организации совместных исследований, различных экспертных, аналитических и научных мероприятий (например, в рамках академий наук двух стран).

На Ваш взгляд, насколько важно и экономически выгодно для Узбекистана налаживание отношение с Таджикистаном?

Уверен, что важно и выгодно. Однако, не только и не столько с экономической точки зрения. Узбекистан и Таджикистан очень близки друг другу: исторически, социально, духовно. Два близких государства, два народа, казалось бы, обреченных на дружбу, мир и сотрудничество.

Убежден, что сотрудничество в экономической сфере призвано стимулировать сотрудничество и в других основных сферах: политической, социальной и сфере безопасности. Если этого не будет происходить, то такие формы экономического сотрудничества как минимум краткосрочны, а как максимум не только не полезны, но и вредны.

В этой связи, повторюсь: любые экономические договоренности, на мой взгляд, должны оцениваться междисциплинарно, с точки зрения их системного и мультипликативного эффекта. При этом следует искать так называемые локомотивные экономические проекты, которые обеспечивали бы кардинальное усиление взаимозависимости двух стран, принципиально ускоряли бы процессы региональной экономической интеграции. Без этих локомотивных проектов ни о каких прорывах в двусторонних отношениях говорить просто невозможно. Надеюсь, что это прекрасно понимают и в Ташкенте, и в Душанбе.

Анна Гриценко (Ташкент)

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 56 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика