Четверг, 13 сентября 2018 14:01

Что будет с валютой и с нами – после 380 тенге за доллар Избранное

Автор

Насколько глубока пропасть, куда падает тенге? Кто столкнул его туда? Создают ли обменные пункты ажиотаж вокруг курса? Что делать населению: менять тенге на СКВ, сберегать или тратить? На вопросы отвечает известный финансовый аналитик Арман Бейсембаев, пишет портал Zonakz.net.

– Вы даете достаточно смелые прогнозы по курсу тенге. Еще немного, и ваши ожидания по падению нашей национальной валюты сбудутся, официальный курс достигнет 380 тенге за доллар. В то же время еще недавно, давая такой прогноз, вы наверняка не предполагали, что скорость падения будет столь высокой. Сегодня вы готовы пересмотреть свои взгляды в будущее тенге? Каким будет курс к концу 2018 года? Каковы перспективы нашей валюты в 2019 году?

– Я бы не назвал мой прогноз смелым, это слишком громко сказано. Мой прогноз полностью укладывается в те временные рамки, которые я ожидал – это вторая половина года, особенно внимательно нужно следить за августом и сентябрем, когда будут раскручиваться основные события, что, собственно, и произошло. Это, кстати, не мои какие-то способности предвидения, а лишь рыночная статистика. Уже достаточно давно четко установлено, что все основные кризисы имеют свойство обостряться в период с августа по октябрь. Этот период считается наиболее уязвимым и опасным на рынке: начало Великой Депрессии в США – октябрь 1929 года, дефолт России – август 1998 года, крах банка Lehman Brothers – август 2008 года. Это лишь наиболее запомнившиеся даты, но таких примеров можно привести еще немало, и каждый раз такие события вступают в свою основную фазу именно в этот период.

Стоило ожидать, что и в этом году основная спираль девальвационных ожиданий начнет раскручиваться именно в августе-сентябре, поскольку многие тренды в начале этого года только оформлялись, но еще не были так очевидны.

Поэтому стоит ожидать, что отметку в 380 тенге за доллар мы достигнем уже в октябре, после чего можно ожидать некоторое затишье, связанное с тем, что в дальнейшее падение, скорее всего, будет вмешиваться Нацбанк, который начнет предпринимать активные шаги по недопущению распространения паники. Вероятно, это позволит сдержать процесс падения,и мы получим коридор колебания 380 +/-10 тенге до первой половины 2019 года.

Во второй половине 2019 года в активную фазу вступит коррекция на мировых фондовых рынках, и, в частности, в США. Здесь нужно обратить внимание на то, что американская экономика находится на поздней стадии бизнес-цикла, после которого начинается спад. Повышение процентной ставки, сокращение баланса ФРС продолжится и в следующем году, это приведет к осознанию дефицита долларов в мировом обороте, который резко обострит спрос на эту мировую валюту, что вызовет его резкий рост против всех валют. Доллары продолжат утекать из развивающихся стран и вкладываться в американские трежерис (долговые обязательства. – Авт.), которые в условиях кризиса станут крайне привлекательными в качестве «тихой гавани» с неплохой безрисковой доходностью.

1 января 2019 года печатный станок останавливается и в Еврозоне, а в сентябре 2019 года начнется сокращение баланса ЕЦБ, тогда же начнет рассматриваться и вопрос с началом цикла повышения процентных ставок. Это вызовет спрос и на евро. С этого момента можно будет наблюдать за перетягиванием каната двух главных валют мира, которые будут бороться за скорость в подорожании. О начале цикла монетарного ужесточения, помимо прочего, уже начинают задумываться регуляторы Японии, Великобритании, Канады, Австралии. И дорожать будет та валюта, регулятор которой будет готов действовать агрессивнее остальных.

Мне совершенно непонятно, что мы можем противопоставить и предложить в такой обстановке иностранным инвесторам. Поэтому перспективы тенге на следующий год мне видятся весьма печальными – предсказать, на каких ценовых уровнях он может оказаться, не представляется возможным даже приблизительно. Однако хочется верить, что регулятор не допустит катастрофы, которая может случиться в случае его бездействия и неготовности к грядущим событиям.

– Почему валюты других развивающихся стран не падают так, как падает тенге? Даже санкционный рубль летит вниз с меньшей скоростью.

– Падают валюты практически всех развивающихся стран. Но я бы не сказал, что остальные валюты крепче тенге. Мы лишь движемся в общем тренде выше обозначенного сценария. Понятно, что в каждой стране свои обстоятельства и обстановка, в которой обусловлена скорость падения их национальных валют. Падает турецкая лира, мексиканский песо, индийская рупия, бразильский реал, аргентинский песо, российский рубль и тому подобные. Но масштабы обесценивания всех валют развивающихся стран практически сопоставимы – они в среднем составляют на сегодняшний день порядка 20-25% от уровней начала текущего года.

– Есть мнение, что таким странам, как наша, с сырьевой, не диверсифицированной экономикой, нельзя вводить плавающий курс валюты, что наиболее прагматично – установить, как это было раньше, определенный, пусть негласный коридор. Либо вообще зафиксировать курс, как это практиковал Китай. Какой из вариантов предпочтителен, на ваш взгляд?

– Это сложный вопрос и сложный выбор. Разумеется, зафиксировать курс валюты, создав тем самым понятные и предсказуемые условия было бы замечательной идеей. Вопрос лишь заключается в цене вопроса. Просто зафиксировать курс кажется простым решением, однако под ним должен быть целый комплекс экономических вопросов и политических решений, которые должны решаться быстро и однозначно.

В 2015 году мы уже проходили через этот процесс, когда в условиях падающего рубля, курс тенге стоял, как вкопанный. И последствия нам всем известны. Порядка $20 млрд. золотовалютных резервов было сожжено и выброшено на ветер, подешевевшая российская продукция хлынула в Казахстан, положив на лопатки тот небольшой производительный сектор, который есть в стране. Начался банковский кризис из-за ухудшения кредитного портфеля.

Поэтому пока не будут закрыты риски в экономике, которые сопровождают фиксированный курс, говорить об этом не имеет смысла.

В конечном итоге, мы видим, что подавляющее большинство стран, которые практиковали так или иначе режим фиксированного курса, впоследствии от него отказались, поскольку для его поддержания нужно несоизмеримо больше ресурсов, которые могут довольно быстро закончиться. А такие методы, как ужесточение контроля за движением капитала, закрытие доступа иностранным инвесторам на финансовый рынок страны, закрытие таможенных границ и тому подобное, сегодня являются непопулярными мерами, особенно, если вы заявляете о себе, как открытая страна с рыночной экономикой.

– Нужно ли убрать такой широкий коридор покупки-продажи валюты для обменных пунктов? В моменты, когда тенге начинает быстро падать, это создает ажиотаж, что опускает тенге еще больше. Этот феномен можно подправить технически?

– Пункты обмена валюты – это такой же бизнес, как и любой другой вид бизнеса, который должен не только получать прибыль от своей деятельности, но и защищаться от рисков. В противном случае, этот вид бизнеса перестанет существовать, если закрыть ему возможность маневра, искусственно ограничивая пространство для защиты от рисков. Курс обмена валют в обменных пунктах устанавливается исходя именно из этих соображений. Поэтому однозначный ответ – нет.

Нужно понимать, что не обменники создают ажиотаж вокруг курса, они лишь закладывают в него сопутствующие риски и будущие ожидания относительно курса. А вот регулятору в лице Нацбанка не помешало бы стремиться к большей открытости, предсказуемости и прогнозируемости своих действий рыночными участниками. Именно отсутствие этих компонентов и создает ажиотаж и панику в периоды нестабильности курса. Важно зафиксировать эту мысль: не бизнес создает панику, а неизвестность переменных в перспективах, которые и представляют из себя самый значительный риск для бизнеса.

– Правда ли, что сейчас любое кредитование в Казахстане опасно для населения – из-за снижающегося курса тенге, из-за падения доходов?

– Это касается не только вопроса курса. На стадии падения экономики доходы падают при любом раскладе и брать кредиты в этот период – самоубийство, особенно если вам неизвестны источники и их перспективы, откуда они будут погашаться. Это скорее вопрос финансовой дисциплины отдельно взятого человека.

– В какой валюте стоит сберегать деньги и стоит ли их сберегать вообще, учитывая, что их стоимость уменьшается?

– Безусловно, это нужно делать. Сбережения надо иметь всегда и во все времена, вне зависимости от вашего текущего благосостояния. К счастью, современный мир предлагает широкий спектр вложений, где можно хранить свои сбережения. И это не только банковские депозиты, хотя в них какую-то критическую для вас сумму денег нужно хранить всегда: создавать достаточно большой объем капитала, чтобы иметь пассивный источник дохода, который представляют из себя начисленные проценты по депозиту.

Часть денег нужно хранить в долларах, в том числе, в долларовых активах – акциях, облигациях, номинированных в этой валюте.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 143 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика