Пятница, 09 февраля 2018 13:15

Зачем казахстанским нацкомпаниям нужны "дочки" в офшорах? Избранное

Автор

Работать с офшорами в Казахстане не запрещено – главное, чтобы деятельность не выходила за рамки законодательства, сообщает Информбюро

6 декабря 2017 года в Астане прошёл общенациональный телемост "Новая индустриализация страны: Прыжок казахстанского барса". В ходе своего выступления Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев высказался об офшорных счетах казахстанских компаний. По его словам, 18 таких компаний удерживают за рубежом 12,5 млрд долларов.

"Бахытжан Адбирович (Сагинтаев, премьер-министр. – Авт.), с завтрашнего дня начинайте разработку приоритетных законов, чтобы зажать и заставить, чтобы сюда вернули. (…) Возвращайте деньги и держите их в Казахстане (обратился к владельцам офшоров. – Авт.). (…) Мне понравилось, как США сделали: вскрыли все офшоры. Даже в Швейцарии никто не может сидеть. В Англии уже объявили, что все российские организации, и казахстанские в том числе, должны открыть все свои счета. Чего ждёте, я не понимаю?" – возмутился Президент.

При этом, отметил Назарбаев, только за первые шесть месяцев 2017 года подконтрольные государству компании увеличили средства за рубежом до 6 млрд долларов.

Что делают казахстанские компании в офшорах и какие риски это создаёт для страны? Редакция Informburo.kz разобралась в этих вопросах.

Что такое офшор?

Термины "офшор" и "офшорная зона" происходят от английского off shore – "вне берега", "далеко от берега". Это территория государства или его часть, в пределах которой для компаний из других стран действует особый льготный режим регистрации, лицензирования и налогообложения.

Эксперт Института мировой экономики и политики Сергей Домнин напоминает, что бизнес, открывая компании в офшорах, преследуя сразу несколько целей. Во-первых, это оптимизация налоговой нагрузки: в офшорах налоги ниже, а схемы уплаты и бюрократия, как правило, проще и дешевле. Во-вторых, офшорным компаниям проще обеспечить защиту своей собственности, чем фирмам на "большой земле". Бизнес, чей собственник зарегистрирован в офшоре, рейдерам забрать гораздо сложнее. В-третьих, подчеркивает Домнин, есть конфиденциальность информации о конечном бенефициаре. Это в значительной степени гарантирует сохранность капиталов.

Освобождение оффшорной компании от налогообложения по месту её "прописки" не отменяет автоматически обязанность по уплате налогов в той стране, где компания ведёт свой бизнес на самом деле. Взамен на предлагаемые условия "принимающая" сторона предъявляет свои требования: компании не могут заниматься предпринимательской деятельностью на территории офшора, иногда их обязывают привлекать к работе местное население.

Объёмы счетов в "налоговых гаванях" показывают, что своё название они более чем оправдывают. По данным исследовательской группы Tax Justice Network, размер находящихся в офшорах состояний в 2010 году составлял от 21 до 32 трлн долларов. А с 2005 по 2010 год капитализация 50 крупнейших офшорных банков выросла с 5,4 до 12 трлн долларов, то есть более чем в два раза. На эти годы пришёлся глобальный финансовый кризис.

Другая международная организация – Global Financial Integrityruen оценивает потери развивающихся стран от вывоза капитала в офшорные зоны за 2003-2012 годы в 6,6 трлн долларов. Каждый год потери росли на 9,4%, а больше всех пострадала Тропическая Африка – там утечка средств составляла около 5,5% в год.

Однако здесь нужно заметить, что, несмотря на сокрытие данных о владельцах компаний, в офшорах проводится борьба с отмыванием денег. И даже составляются чёрные списки стран, с которыми не следует "кооперироваться" в финансовом сотрудничестве. Эксперт Сергей Домнин подчёркивает, что дискурс об офшорах с негативным оттенком в основном формируют представители государственных органов, в первую очередь налоговых и правоохранительных.

"Офшоры критикуют как места, где укрывают преступные капиталы, как главные "насосы", обеспечивающие отток капитала. Причём с этой проблемой сталкиваются как в развитых, так и в развивающихся странах, особенно в кризис. Но нужно понимать, что нет чёткого понимания, какую территорию можно называть офшором, а какую нельзя. На гибкой налоговой системе пытаются сыграть многие экономики мира", – говорит Домнин.

В качестве примера он привёл недавний чёрный список Европейского союза, куда изначально включили ОАЭ, Корею, Монголию и другие страны, которые пытаются привлечь инвесторов налоговыми и другими преференциями. По словам эксперта, капитал часто уходит в офшоры в поисках защиты от рейдерства и для минимизации рисков от непоследовательных действий регуляторов. Безусловно, подчеркивает Сергей Домнин, в офшорах есть и преступные, коррупционные деньги: офшорные трасты помогают их отмыть.

"Но если, грубо говоря, у вас средства значительной части компаний сидят на счетах на Кипре или Багамах, то это скорее повод покопаться в своём налоговом законодательстве, улучшить национальные механизмы защиты инвесторов и бизнес-климат. В этом смысле Президент страны Нурсултан Назарбаев поднял хороший вопрос о том, что обеспечить возвращение денег компаний из офшоров можно, если будут гарантированы права собственности, созданы условия для инвестирования внутри Казахстана", – считает собеседник Informburo.kz.

В качестве примера можно привести "дочку" нацкомпании "КазМунайГаз" – KMG Kashagan B.V., которая оформлена в Нидерландах и через которую Правительство Казахстана участвует в консорциуме на месторождении Кашаган. Это структура, оформленная за рубежом для более удобной работы с инвестициями. Дело в том, что корпоративный подоходный налог в Казахстане – 20%, а в Нидерландах – 10%, и валютного контроля там нет.

Большинство офшорных юрисдикций – это островные государства, для которых основным источником бюджетных поступлений и являются пошлины от регистрации и дальнейшей работы компаний. Офшорные страны расположены по всему миру – в Карибском бассейне, Индийском океане, в Юго-Восточной Азии и даже в Европе.

Списки офшорных зон в мире разнятся в зависимости от того, как их составители оценивают понятие такой зоны. К примеру, Международный валютный фонд не считает Нидерланды офшором, а Организация экономического сотрудничества и развития – наоборот. Государственный департамент США отнёс к списку офшоров Ватикан. С полным списком от разных организаций можно ознакомиться здесь.

А что в Казахстане?

В Казахстане использование офшоров для ведения бизнеса не запрещено, если всё делается в соответствии с законодательством. Перечень таких зон утверждён приказом министра финансов для целей Закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма". Сейчас в список входят 62 зоны.

Квазигосударственные и частные структуры нередко работают в офшорах. К примеру, в январе стало известно, что Банк развития Казахстана открыл в Нидерландах дочернюю компанию DBK Capital Structure Fund B.V. Эта юрисдикция призвана обеспечить эффективную защиту инвестиций со стороны БРК. За Нидерландами давно закрепился принцип развитой правовой системы, регулирующей деятельность непубличных компаний. К слову, сам БРК рассматривает DBK Capital Structure Fund B.V. как временную структуру, которая будет действовать лишь на время инвестиционной жизни фонда. С началом работы Международного финансового центра "Астана" появится возможность перенести компанию в Казахстан.

В 2017 году также было несколько новостей, связанных с офшорами. Но там вопрос стоял о причастности казахстанских политических деятелей к офшорным компаниям. Международный консорциум журналистских расследований и Центр по исследованию коррупции и организованной преступности обнародовали так называемое Райское досье. В списке содержится 13,4 млн регистрационных документов офшорных компаний. В число владельцев офшоров попал председатель правления "КазМунайГаза" Сауат Мынбаев и министр оборонной и аэрокосмической промышленности Бейбут Атамкулов.

По данным журналистов, Мынбаев входит в число акционеров зарегистрированной на Бермудских островах компании Meridian Capital Ltd. В 2006 году структура владела активами на более чем 3 млрд долларов. По словам главы КМГ, сейчас действующим акционером он не является.

"В начале 2000-х ушёл из государственных структур в частный сектор. В этот период была создана компания Meridian Capital, на тот момент являлся одним из акционеров компании. В 2003 году вновь был приглашён на государственную службу, с этого момента, в соответствии с законом, свою долю участия передал в управление третьим лицам. Отразил долю владения в компании Meridian Capital в налоговой декларации, сдавал её на протяжении многих лет, как положено госслужащим, и никогда не скрывал этого", – сообщил Сауат Мынбаев.

При этом глава КМГ утверждает, что Meridian Capital в Казахстане не осуществлял никакой деятельности, с ним не было заключено ни одной сделки в сфере нефти и газа.

Министр Бейбут Атамкулов ответил журналистам, что не боится проблем с налоговой, а об офшорных компаниях узнал только из СМИ.

"Это спокойно можно проверить, и счетов у меня там нет", – заявил он.

14 "дочек" за рубежом

20 декабря, некоторое время спустя после критики Президента в адрес квазигосударственного сектора, общественный фонд Transparency Kazakhstan опубликовал список из 14 компаний в офшорных зонах. Во всех них учредителями являются структуры квазигосударственного сектора из Казахстана.

"Надеемся, что компетентные органы изучат данный вопрос и найдут ответы: зачем национальным компаниям дочки в офшорах, какую деятельность там они ведут, и нет ли в этой деятельности нарушений", – говорилось в сообщении фонда.

Как сообщил Informburo.kz политолог, председатель попечительского совета Transparency Kazakhstan Марат Шибутов, реакция на опубликованный список была.

"Конечно, есть реакция. Мы направили информацию в Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции, они отправили в Службу экономических расследований комитета государственных доходов Министерства финансов. Сейчас ведётся расследование этого списка. (…) Как будут какие-то результаты, мы сообщим", – рассказал Шибутов.

Эксперт ИМЭП Сергей Домнин в свою очередь отметил, что в офшоры идут нацкомпании, работающие с экспортом товаров и услуг.

"Операционные издержки эти компании вряд ли снижают, а вот налоговые – оптимизируют в значительной мере. (...) Поэтому для компаний, получающих экспортную выручку, во многих случаях выгодно сократить налогооблагаемую базу внутри страны. Проведение операций за рубежом – это хороший аргумент самих компаний, которые создают офшорные фирмы. Но нужно смотреть на смысл этих операций, часто они сводятся к оптимизации налогов", – отметил Домнин в разговоре с Informburo.kz.

Informburo.kz воспользовался списком Transparency и направили запросы компаниям квазигосударственного сектора: "КазТрансОйл", "КазМунайГаз", "Самрук-Энерго" и "Казмортрансфлот".

Первой, по данным фонда, принадлежит Batumi Terminals Limited, зарегистрированная на Кипре. Однако в самой компании заявили, что информация об этом не соответствует действительности. В рамках оптимизации активов эту "дочку" ликвидировали 28 июня 2017 года.

Что касается "КазМунайГаза", то его дочерняя компания Snow Leopard Resources Ltd (Бермуды) и Byron Shipping Ltd (Гибралтар), принадлежащая KMG International N.V., сейчас не ведут никакой операционной деятельности. Они стоят в списке на передачу в конкурентную среду, ликвидацию/реорганизацию.

За "Самрук-Энерго" числилось восемь структур, зарегистрированных на Кипре. Как сообщили в нацкомпании, контроль над ними осуществлялся через Forum Muider B.V., в которой "Самрук-Энерго" владеет 50-процентной долей. Вторым совладельцем является подразделение "Объединённой компании "РусАл" – Mirador Enterprises Limited.

Forum Muider владеет активом ТОО "Богатырь Комир" по добыче угля в Павлодарской области, а также компаниями: Alloyal Limited, Crouch Estate Ltd, Mettlera Corporation Ltd, Wexler Ltd, Bleson Coal Holdings Ltd, Grasedol Coal Holdings Ltd, Manetas Coal Holdings Ltd и Mersal Coal Holdings Ltd. Сейчас все они либо ликвидированы, либо находятся в процессе ликвидации.

"Указанные компании не осуществляют какой-либо деятельности, финансовых оборотов не имеют, а также не взаимодействуют с иностранными или казахстанскими компаниями", – подчеркнули в пресс-службе "Самрук-Энерго".

В отчётности есть данные, что для приобретения 50-процентной доли в Forum Muider компания в 2010 году подписала кредитное соглашение с "Самрук-Казына" на сумму 48,2 млрд тенге. Заём предоставили по ставке 1,2% годовых со сроком погашения не позднее 15 сентября 2029 года. В 2016 году доля в прибыли Forum Muider превысила 6 млрд тенге.

Оставшиеся три пункта из списка Transparency значатся за национальной морской судоходной компанией "Казмортрансфлот". Как сообщили в пресс-службе, Kazmortransflot LTD учреждена в 2002 году на острове Мэн и полностью принадлежит КМТФ. Эта "дочка" является балансодержателем и судовладельцем танкера "ТК Актау", несёт эксплуатационные и операционные затраты. Kazmortransflot использует собственный флот, и является оператором двух судов класса "Афрамакс" (дедвейт от 80 до 120 тысяч тонн)‚ а также других нефтеналивных танкеров, нанятых у иностранных судовладельцев для транспортировки нефти в открытых морях.

Другие компании – Alatau Shipping Ltd и Altai Shipping Ltd – зарегистрированы на Маршалловых островах в 2011 году. На их балансе по одному одноимённому морскому танкеру. Этот принцип, как утверждают в компании, приняли из-за высоких требований по эксплуатации судов и высоких налогов на оперирование тоннажем в европейских странах. Кроме того, в случае возникновения форс-мажора с одним из судов, другое может продолжать работу.

Что касается необходимости регистрации оператора судна именно в офшоре, в "Казмортрансфлоте" заметили, что это снимает проблемы по гражданству экипажа судна, упрощает налогообложение и требования по проходам в заливах, а также даёт узнаваемый флаг в портах мира.

При этом выплаты налогов от деятельности Alatau Shipping Ltd и Altai Shipping Ltd "в установленном порядке производятся в бюджет Республики Казахстан". Как сообщается в отчётности КМТФ, на проект по покупке и эксплуатации двух танкеров затратили 102 млн долларов.

Риски с доставкой на дом

По мнению политолога Марата Шибутова, учреждение "дочек" в офшорах для нацкомпаний может быть связано с тем, что не все инвесторы хотят работать в казахстанской юрисдикции.

"Я понимаю, что многие это делают для иностранных партнёров по совместным проектам, когда партнёр не хочет рисковать в казахстанской юрисдикции. Они делают (проекты. – Авт.) в офшорах, чтобы выносить вопросы в юрисдикции Стокгольма, Лондона и других международных арбитражных судов", – подчеркнул собеседник Infromburo.kz.

Но в целом, говорит эксперт, работа в таких зонах не всегда означает хорошую практику. Некоторые страны из списка классических офшоров относятся к числу тех, которые позволяет оптимизировать налоги.

Шибутов напоминает, что сейчас во всём мире продолжается тренд на работу по возвращению капиталов из офшоров. Также политолог обращает внимание на репутационные проблемы.

"Мы видим, что периодически хакеры вскрывают банки данных в офшорах и сливают информацию. Это не очень хорошо, и у людей возникают вопросы. Плюс те схемы, когда "дочки" нацкомпаний находятся в офшорах с простой регистрацией, могут подвигнуть людей на некоторые противоправные действия. Мы как бы считаем, что люди хорошие. Но чтобы не было преступлений, надо считать, что люди плохие, и нужно создавать условия, в которых это не могло бы проявиться", – добавил Марат Шибутов.

В этой связи политолог напомнил, что нацкомпании успешно могут работать в Нидерландах, Люксембурге и Лихтенштейне, если нужна иностранная юрисдикция.

"Скоро начнёт работать МФЦА, в стране есть специальные экономические зоны – используйте их. Объём вопросов, который появился со стороны населения к нашему квазигосударственному сектору, уже достаточно большой, поэтому есть вопрос репутации. Нужно чтобы она улучшалась. Пусть Служба экономических расследований запросит (у нацкомпаний. – Авт.) документацию, посмотрит, поговорит с людьми. Население увидит, что деятельность (нацкомпаний. – Авт.) не остаётся незамеченной", – сказал Шибутов.

Эксперт Сергей Домнин обратил внимание на особенности работы квазигосударственного сектора Казахстана, а также риски, связанные с его работой в офшорах. По его словам, задачи нацкомпаний выходят за пределы того, что приходится решать частному сектору.

Часто это сводится к тому, чтобы закрывать провалы государственной экономической, социальной, региональной и других политик за свой счёт. Но работа в офшорах, призванная увеличить эффективность, порождает противоречие. Так как нацкомпании в конечном итоге принадлежат государству, они должны быть открытыми для населения. Но это не соответствует принципу офшоров: они в общем нацелены на сокрытие важной информации от посторонних.

"Свою деятельность нацкомпании должны вести по всем стандартам публичных компаний. В таких условиях им нужны какие-то дополнительные методы повышения эффективности, и офшоры им в некоторой степени помогают. Но здесь именно в случае с нацкомпаниями логика нарушается: они по определению публичны, поэтому граждане страны должны иметь возможность отследить её деятельность, если он не связан с госсекретами", – добавил Сергей Домнин.

Эксперт подчёркивает, что возникает вопрос доверия, соответствия методов целям и задачам.

"Дело даже не в том, поймаем мы кого-то из менеджеров за руку. Использование офшоров нацкомпаниями рождает серьёзное противоречие. И непонятно, как его разрешить, не разрушая действующую систему интересов", – подытожил Домнин.

Самые интересные статьи в нашем telegram logo Telegram-канале
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Просмотрено: 70 раз
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна - www.rezonans.kz
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Свидетельство о постановке на учет, переучет периодического печатного издания, информационного агентства и сетевого издания №16873-СИ от 31.01.2018г. выдано Комитетом информации министерства информации и коммуникаций РК.
© 2018 Информационно - аналитический портал "РЕЗОНАНС" Все права защищены. Разработано веб-студия "IT.KZ"
Яндекс.Метрика